На главную страницу
 

Контактная информация
Новости редакции
Сотрудники
Реквизиты
Свидетельство о регистрации


Популярное за неделю


ИД Коммуна / Редакция / Новости редакции / От доярки до шахини

От доярки до шахини


19.05.2015

От доярки до шахини

Земляки | Завтра, 20 мая, исполняется 98 лет, как вышел в свет первый номер воронежской областной газеты «Коммуна»

В конце шестидесятых - начале семидесятых годов прошлого века одним из самых ярких и самобытных фоторепортеров в Чернозёмном регионе был Николай Крутских.

Виктор Силин


Это редчайший снимок! Но фотографии, как таковой, отпечатанной, не было. Сорок два года в архиве фотокорреспондента «Коммуны» Николая Крутских хранился лишь негатив, завернутый в изрядно пожелтевший клочок бумаги с надписью «Шахиня».

И вот за прошедшие четыре с лишним десятилетия портрет шахини Ирана Фаррах, третьей жены шаха Мохаммеда Реза Пехлеви, как и положено, отпечатан на фотобумаге. Монархическая чета пребывала в Воронеже в сентябре 1972 года. Тогда, 15 сентября, и был сделан этот снимок.

Вообще-то, Мохаммед Реза Пехлеви приезжал в Советский Союз и до этого – в конце июня, а точнее, 25-го числа 1956 года. Правда, тогда с ним была шахиня Сорейя (всего у него три официальные жены – первая Лейла, вторая Сорейя, но наследника родила только третья жена – Фаррах), её фрейлины и целый обоз сопровождающих лиц вплоть до егермейстера двора Абольфатха Атабэ.

Останавливался шах и тогда в Воронеже. В газетах той поры, в том числе и в «Коммуне», напечатали такое высказывание Мохаммеда Реза Пехлеви: «Сегодня утром мы уже дважды вступали на советскую землю, и как в Баку, так и в Воронеже почувствовали, что нас везде встречают с искренним чувством».


Николай Крутских. Фото Михаила Вязового

Они жили в Рамони. Отец, Кондрат Николаевич, работал в военкомате, мама, Наталья Константиновна, – уборщицей на сахарном заводе. В домишке тут же, при сахзаводе, им принадлежала одна-единственная комнатушка. В остальных обитали ещё три семьи. Получалось, как в коммуналке.

- Родители работали с утра до ночи, - вспоминает Николай Кондратьевич, - мама – по двенадцать часов, и им было не до меня. Вот и отдали они трехлетнего мальца на присмотр – вроде как в круглосуточный яслисад - к старикам – бородатому дедушке и доброй бабушке, которые жили во дворце принцессы Ольденбургской, и, как я теперь понимаю, являлись его смотрителями. Получается, что детство я провел во дворцовых залах.

Сказал – и рассмеялся.

- О дворце Ольденбургских давно ходят всяческие легенды и леденящие душу истории, страшилки, одним словом, - продолжает Николай Кондратьевич. – Так вот, когда бабушка первый раз провела меня по дворцовым залам и коридорам, а потом мы зашли в одну из комнат, она наставительно сказала мне: «В этом флигеле любила отдыхать принцесса. Она здесь и спала. А теперь ты будешь хозяином в этих стенах. Когда ляжешь спать, то не станешь бояться тьмы, потому что её здесь нет». Она так и сказала: «тьмы». Мне эти слова врезались в память на всю жизнь, хотя в ту пору я был совсем кроха.

Потом через много-много лет, размышляя над услышанным от бабушки (Николай Кондратьевич предполагает, что старики, которым его отдали на временный присмотр, - из числа их дальних родственников), понял: под тьмой старушка имела в виду вселенское зло, идущее от сатаны. И по её убеждению, во дворце ничего подобного нет и не было.

Сам же Николай Кондратьевич те два года своего раннего детства называет не иначе как дворцовые радости. Он с непреходящим восторгом – а минуло с той поры 80 лет! – рассказывает о том, как колесил по дворцовому паркету на трехколесном велосипеде – подарке отца; как зачарованно смотрел на бронзового змея, что располагался над гротом, из пасти которого струилась прозрачная вода; как часами разглядывал затейливые изразцы камина, произведенные французскими и итальянскими мастерами.

А потом пришла война. Отец сразу же ушёл на фронт, в сорок первом. Летом сорок второго немец стал вовсю приближаться к Воронежу.

- Через Рамонь отступали наши войска, - негромко говорит Николай Кондратьевич.

– Фашисты наседали: бомбили нас беспрестанно, приходилось сутками отсиживаться в погребах. Когда совсем стало невмоготу, то они пешком ушли в село Крутик Усманского района (теперь это Липецкая область), в котором начиналась семейная жизнь четы Крутских и где родился Николай.

- Для меня понятие «страх» вполне материальное. Имеет цвет, запах, объём, звук, световые вспышки, - говорит Николай Кондратьевич.

И он рассказывает о том, что ему, матери, младшей и старшей его сёстрам пришлось испытать. По пути в эвакуацию – в чистом поле, на котором густой щетиной колыхались уже созревшие темно-коричневые колосья ржи, под Ступино, их и накрыла стая немецких бомбардировщиков. Но пронеслись они куда-то дальше, и уже колонна беженцев вздохнула с облегчением: «пронесло», но не тут-то было. Один из ястребов развернулся и начал палить по беззащитным беженцам.

- Вот в тот момент я и почувствовал весь ужас страха в пыли проселочной дороги, к которой прижимался всем своим телом, когда одна за другой падали бомбы.

Отец вернулся с фронта в сорок четвёртом. Инвалидом после тяжёлого ранения в голову и с орденом Красной Звезды. войне, как и большинство побывавших на краю гибели, он не любил распространяться. Но однажды проговорился: оказывается, с тяжелейшей раной в голову, без сознания его подобрали санитары среди убитых бойцов. Из кучи тел доносился еле слышный стон, то подавал признаки жизни отец Николая Крутских.

Однако вернемся в Воронеж 15 сентября 1972 года.

Фотокора «Коммуны» Николая Крутских откомандировали на съемку визита шаха.

- В какой-то момент, неукоснительно следуя за иранской делегацией, я оказался в спортивной школе гимнастов, которая теперь носит имя прославленного тренера Юрия Штукмана, - рассказывает Николай Крутских. – Здесь молодой и обворожительной шахине Фаррах рассказывали о нашей знаменитой воронежской школе. Шахиня вела себя очень скромно, но при всём при этом в ней чувствовалась особая стать. Я сделал несколько снимков, на которых она была в окружении спортсменов. Но мне очень хотелось запечатлеть её на портрете. И тогда через переводчика спросил высочайшего соизволения. На что она, улыбнувшись, благосклонно кивнула головой. Так и появился этот кадр.

Потом шахиню повезли в Нововоронеж, на атомную электростанцию. И здесь Крутских много её снимал, и она не противилась, а только благосклонно улыбалась.

Напечатать же портрет высочайшей особы не пришлось. Не существовало на то время в нашей стране таких изданий, которые бы публиковали на своих обложках портреты коронованных особ и рассказывали читателям о том, что и «богатые тоже плачут».

А вот приезд кубинского лидера Фиделя Кастро в Воронеж освещался куда масштабнее.

- Меня отрядили в группу фотокоров – большинство, конечно, были из центральных и зарубежных газет и информагентств, - вспоминает Николай Кондратьевич. – Определили и черту, за которую не полагалось заходить. Но я, молодой и прыткий, проигнорировал тот запрет. За что получил окорот от представителя службы безопасности. Не выдержал и в ответ сказал: «Вот вы свою работу делаете, а я - свою. И никто мне не может помешать сделать её хорошо».

В ответ был ещё более многозначительный взгляд. Когда же появился Фидель Кастро, то вся журналистская братия засуетилась, забегала, и я оказался в первых её рядах. Не знаю уж почему, он меня заметил и выделил среди всех. Фидель Кастро кивком указал на меня и через своего человека велел передать что-то похожее на узкий пенал.

«Это вам от команданте», - сказал человек Фиделя.

Как оказалось, то была сверхдорогая гаванская сигара. Николай Крутских к тому времени уже был некурящим и много лет хранил сигару как память.

Путь же в фотодело для шестидесятника, которым является Крутских, оказался достаточно типичным: технарь до мозга костей, он неожиданно увлёкся фотосъёмкой. Много исходил туристическими тропами с женой и сыном, а романтике путешествий сопутствовала фотография.

Сам Николай Кондратьевич считает себя в фотоделе в большей степени пейзажистом. На что я не раз ему высказывал своё несогласие по той простой причине, что у меня, даже по прошествии стольких лет, остались в памяти его портретные снимки. Ну, например, сборщика автопокрышек Героя Социалистического Труда Николая Богатырёва, олимпийской чемпионки, гимнастки Любови Бурды, доярки из Острогожского района и тоже Героя Социалистического Труда Татьяны Величко…

- Чаще всего я ездил в командировки с Олегом Шевченко, - говорит Крутских.– Мне было с ним интересно уже потому, что он, коренной горожанин и известный поэт, хорошо знал сельскую жизнь, дотошно вникал в крестьянские проблемы. Удивительный был мастер слова. Недавно просматривал свой архив и наткнулся на негатив, на котором Олег Шевченко беседует с дояркой. Надо видеть, как внимательно-неравнодушно он слушает свою собеседницу.

Архив у Николая Кондратьевича Крутских, действительно, большой. Много на плёнках не просто редких, а редчайших событий и лиц запечатлено. Вот бы областному Дому журналистов проявить заинтересованность и организовать фотовыставку Мастера.


Фотографии Николая Крутских


Шахиня Фаррах


Восхождение


На вираже

Источник: газета «Коммуна», №53 (26442) | Вторник, 19 мая 2015 года


Возврат к списку



Возрастная категория сайта


Аналитика
Пока и временное, но судьбоносное
В Донбассе с радостью восприняли указ Президента Владимира Путина о временном признании на территории России документов, принятых и действующих в не подконтрольных властям Украины районах.

Надежда на справедливость
На собраниях судей, как правило, говорят о достижениях и успехах. Но без критического анализа сделанного нельзя рассчитывать на искоренение недостатков.

Прожить на пенсию
Только 33% россиян надеются, что лет через двадцать государственная пенсия сможет обеспечить пенсионерам достойную жизнь.

Политический дневник. Цена братской дружбы
Не в первый раз «славянские сестры» обмениваются упреками. Однако остается старый вопрос: кто же теперь наш главный союзник в мире?

Из «Ураганов» – по жителям Донецка
Вооруженные силы Украины продолжают вести обстрел жилых кварталов Донецка из реактивных систем залпового огня «Град».

Дети Донбасса просят Киев не стрелять по ним
Ситуация с безопасностью в ДНР и ЛНР ухудшается. Протест против агрессии официального Киева по-своему выражают дети Донбасса.

Сменится ли в России «демографическая зима» оттепелью?
XXI век – век геомасштабно низкой рождаемости в большинстве развитых стран мира. Социологи даже придумали термин – «демографическая зима».


Популярное за сегодня

35-летний воронежец, используя глыбу льда, умышленно повредил припаркованный «Nissan Micra» 347
Злоумышленник посчитал, что владелица автомобиля припарковала его в нарушение Правил дорожного движения.

На улице Иркутская в Левобережном районе Воронежа ранним утром сгорел автомобиль «ВАЗ-2106» 208
Ещё в двух стоявших у дома №68 автомобилях, «ВАЗе-2110» и «Renault Logan», повреждено лакокрасочное покрытие.

На проспекте Патриотов в Воронеже в полночь водитель иномарки сбил работника коммунальной службы 167
Менявший лампы освещения 51-летний жительТаловского района скончался в больнице от тяжких телесных повреждений.


Реклама




Новости редакции


Экспорт новостей

 В формате RSS


(с) 2010 Электронное периодическое издание «Коммуна».
Зарегистрировано в Роскомнадзоре, свидетельство о регистрации СМИ Эл №ФС77-42425 от 27.10.2010.
При любом использовании материалов гиперссылка на www.сommuna.ru обязательна.
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика