На главную страницу
 



Популярное за неделю


ИД Коммуна / Новостная лента / Общество

Новостная лента


Истребительные авиационные полки генерала Горбацевича


07.01.2017 13:50

Они защищали Родину

244-я бомбардировочная авиационная дивизия (БАД) Резерва Ставки Верховного Главнокомандования была сформирована на основании приказа НКО СССР № 00123 от 12 июня 1942 года. В командование 244-й авиадивизией были назначены все 14 офицеров управления авиагруппы №3 действовавшей до июня 1942 года на Южном и Юго-Западном фронтах. Командиром дивизии назначили генерал-майора авиации Леонида Антоновича Горбацевича. Начальником штаба стал полковник Михаил Васильевич Комаров, а военкомом – бригадный комиссар Леонид Антонович Рытов.

Валентин Котюх


председатель правления Воронежского реготделения
ООПО «ВСС М.Т. Калашникова»

Авиагруппу №3 расформировали после Харьковской операции в июне 1942 года. Это часто вводит путаницу среди исследователей. В своих работах многие краеведы называют руководство 244-й БАД руководством 3-й ударной авиагруппой, но это не совсем правильно, так как полки, входящие в авиадивизию, были новыми, прошедшими перевооружение, оснащенными новыми самолетами.

Первоначально в состав 244-й БАД входили 45-й (командир – Кузнецов Михаил Федорович), 201-й (командир - Недосекин Павел Владимирович) и 861-й (командир – Никифоров Николай Александрович) бомбардировочные авиационные полки, вооруженные американскими самолётами «Бостон-3». Для прикрытия бомбардировщиков, защиты их от вражеских истребителей в соединение включили 153-й и 185-й истребительные авиационные полки Героя Советского Союза майора Сергея Ивановича Миронова (военком – старший батальонный комиссар Константин Сергеевич Сорокин) и подполковника Никифора Сергеевича Васина (военком – батальонный комиссар Михаил Фёдорович Агальцов) на самолётах Белл П-39 «Аэрокобра». Эти самолеты были поставлены союзниками в СССР по ленд-лизу. Связь между летными частями осуществляла 71-я отдельная рота связи (командир – лейтенант Крюков Александр Васильевич).

Авиаполки с двумя эскадрильями каждый, входившие в состав авиадивизии, были полностью укомплектованы личным составом и материальной частью. Дивизия организационно входила во 2-ю воздушную армию, а по оперативному назначению составляла резерв СВГ.

Лётный состав имел опыт боевых действий. Новые самолеты освоили по ускоренной программе – за десять дней. Каждый летчик налетал на американских самолетах по три – четыре часа, а экипажи бомбардировщиков выполнили по одному практическому бомбометанию.

Командир 244-й БАД

Жизнь генерала Горбацевича – это история взлетов и падений. Родившись в 1905 году в местечке Самохваловичи Белорусской ССР, он в восемь лет остался без отца, а в четырнадцать – начал самостоятельную трудовую жизнь. В 1924 году Леонид Антонович становится курсантом 2-й военной школы лётчиков в городе Борисоглебске. И с этого времени он беспрерывно находился в рядах Воздушного флота.

В 1928 году будущий генерал успешно окончил летную школу, получив звание военного летчика. Хорошие летные качества и организаторские способности быстро выдвинули Горбацевича в ряды лучших летчиков и руководителей Военно-воздушных Сил Советского Союза.

За девять лет летной работы он прошел путь летчика, командира звена, отряда, командира эскадрильи и авиационной бригады. В 1940 году Горбацевич управляет авиационной дивизией, а затем 5-м тяжелобомбардировочным корпусом на Дальнем Востоке.

В сорок первом году полковник Горбацевич – начальник Управления авиации дальнего действия Главного командования Красной Армии. Леонид Антонович летал на 13 типах самолетов и имел общий налет свыше трех тысяч часов. Из-за больших потерь авиации в первые месяцы войны командующий был вызван к И.В. Сталину – в ноябре 1941 года. После 15-минутной аудиенции – снят с должности и назначен командующим Ударной авиационной группой №3 резерва Верховного Главнокомандования Красной Армии, которая принимает участие в кровавых сражениях под Харьковом и Изюмом. В неё входили четыре полка штурмовиков, пять полков истребителей и два полка ночных бомбардировщиков.

Военный комиссар Андрей Герасимович Рытов в книге «Рыцари пятого океана» вспоминал о командующем: «…коренастый, широкогрудый, похожий на борца генерал. У него был острый, пытливый взгляд, говорил он хрипловатым голосом и слегка шепелявил. В начале войны генерал занимал руководящий пост в Управлении Дальней авиации. Но вскоре его освободили от должности, свалив на него всю вину за большие потери в самолетах. Спокойный и покладистый, Горбацевич не стал оправдываться и молча снес несправедливое наказание».

Своих пилотов генерал учил, что летчик должен все время искать боя, во что бы то ни стало находить врага и поражать его метким ударом. От подчиненных требовал, чтобы каждый командир, организующий боевой вылет, обязан так решать боевую задачу, чтобы его летчики возвращались на аэродром всегда с победой, неуклонно приумножая счет сбитых ими немецких самолетов и уничтоженной живой силы и техники на земле. «Ни одного «холостого» вылета!» – требовал Горбацевич от подчиненных, призвание которых – беспощадно уничтожать врага и надежно защищать от нападений фашистов наши наземные войска и военные объекты.

Опытный летчик, генерал понимал, что выполнить эту задачу можно только при условии правильной организации всей боевой работы летных частей и подразделений, четкого управления ими в бою, своевременного нацеливания их всеми средствами связи на вражеские самолеты. От летчиков Горбацевич добивался инициативного, не замкнутого в какие бы то ни было шаблонные рамки поведения в воздушном бою. Опытный генерал убеждал подчиненных, что творческая мысль командира, находящегося в воздухе, должна подсказывать ему в каждом конкретном случае, как лучше бить врага

Ясный, пытливый ум, личная смелость и решительность Горбацевича, служили примером для подчиненных. Для них он стал учителем, начальником и наставником в одном лице. Сам командующий неоднократно лично водил самолеты авиадивизии на уничтожение подходивших к Воронежу танковых колонн немцев. За выполнение заданий правительства на фронте борьбы с немецко-фашистскими захватчиками Горбацевич был награжден орденом Красной Звезды.

О нем командующий 2-й воздушной армией Степан Акимович Красовский в книге «Жизнь в авиации» писал: «Мне особенно запомнился, в те трудные дни, генерал Л. А.Горбацевич. Боевой генерал сам был мастером дальних полетов, во всем показывал личный пример. Здесь, под Воронежем, в полной мере проявлялись его незаурядные организаторские способности, умение ориентироваться в быстро меняющейся обстановке. Бомбардировщики Горбацевича наносили сокрушительные удары по прифронтовым объектам врага и переднему краю».

26-29 июня 1942 года дивизия полным составом прилетела на защиту Воронежа и расположилась на аэродромах Воронежского аэроузла.

Истребительные 153-й и 185-й полки состояли из опытных, обстрелянных воздушных бойцов. Все они участвовали в обороне Ленинграда. За их плечами – сотни выигранных боев с врагом и десятки сбитых самолетов захватчиков. Подвиги большинства летчиков были отмечены высокими правительственными наградами. В сражениях с немцами и финнами 185-й истребительный полк в битве за город Ленина награжден орденом Красного Знамени.

30 июня 1942 года «Аэрокобры» 153-го авиаполка вступили в боевую работу. Одна эскадрилья сопровождала бомбардировщики, наносившие удар по скоплению живой силы противника в районе Мармыжей. А другая, ведомая Героем Советского Союза С.И. Мироновым, ушла в «свободную охоту» на поиск и уничтожение самолетов врага в районе Платовское – Выселки.

Вместе с Мироновым вылетели командир эскадрильи Николай Фёдорович Макаренко, заместитель командира эскадрильи капитан Александр Федорович Авдеев, военком первой эскадрильи капитан Алексей Иванович Никитин (будущий Герой Советского Союза), командир звена старший лейтенант Анатолий Васильевич Кисляков (впоследствии – Герой Советского Союза), старшие лейтенанты Валентин Харитонович Савин, Владимир Кириллович Безродный и Иван Васильевич Решетников.

Летчики встретились у Нижнедевицка с группой врага до 20 бомбардировщиков, прикрываемых истребителями, и навязали им бой, который длился 30 минут. Семь самолетов противника сбили наши пилоты. По два Ю-88 уничтожили Решетников и Авдеев. От меткого огня Миронова, Кислякова, Никитина рухнули на землю, взорвавшись в воздухе, три бомбовоза. В этом бою старший лейтенант Безродный получил ранение.

В тот же день старший лейтенант Михаил Петрович Иванов в двадцатиминутном бою сбил два немецких истребителя. Один немецкий самолёт упал у Нижнедевицка, а второй – у деревни Кондор. Открыл свой счет на воронежской земле штурман полка капитан Олег Маркович Родионов. Бой происходил на глазах заместителя начальника штаба 40-й армии полковника Владимира Исидоровича Белодеда, который прислал в часть восторженные слова благодарности.

В 1944 году, давая боевую характеристику 244-й БАД, её командир полковник Недосекин написал об одном из эпизодов этого первого дня дивизии в битве за Воронеж:

«30 июня 1942 г., содействуя наземным войскам, авиация противника произвела массированный налёт на город Воронеж. На аэродром базирования истребителей дивизии было сброшено до трёхсот фугасных и осколочных бомб. Сразу после взрывной волны истребители 153-го и 185-го Краснознаменного истребительного авиаполка, проявляя самоотверженность и героизм, взлетели для отражения налёта авиации противника на город. Несмотря на численное превосходство 70 бомбардировщиков и 25 истребителей противника, 25 самолётов «Аэрокобра» вступили в неравный бой. В результате навязанного противнику воздушного боя истребители не дали противнику произвести прицельную бомбардировку по важнейшим промышленным и военным объектам города. В схватке истребители дивизии сбили 15 самолётов противника».

К земле горящими ушли шесть «мессершмиттов» и восемь «юнкерсов», один Ме-110. Потери советских летчиков – один самолет «Аэрокобра».

Необходимо отметить, что до прибытия 244-й авиадивизии под Воронеж истребительные полки, воевавшие здесь, придерживались оборонительной тактики. Летчики-истребители совершали боевые вылеты на разведку войск противника, сопровождение бомбардировщиков на задание. Они прикрывали свои войска, аэродромы, командные пункты от «непрошенных гостей».

Леонид Горбацевич ввел в практику «свободную охоту». Звеньями, парами, не связанные бомбардировщиками, истребители самостоятельно находили и сбивали захватчиков.

В боевой характеристике авиадивизии описан и второй день боевых действий в небе над Воронежем:

«1 июля 1942 года, препятствуя массированным налётам авиации противника на город Воронеж, истребители в неравном бою – 21 самолёт «Аэрокобра» против 63 бомбардировщиков и 35 истребителей противника – сбили 21 самолёт. Наши потери – три самолета и летчик».

Нам удалось установить, что в этот день самолет командира эскадрильи 185-го ИАП, кавалера двух орденов Красного Знамени, харьковчанина майора Мурмылова Александра Андреевича, подбитый в воздушном бою, упал западнее аэродрома «Б». Летчик, герой Халхин-Гола Мурмылов, погиб. Он не увековечен в Воронеже. «Кобру» лейтенанта Щеголева (Щеглова) Льва Дмитриевича подбили, а самого летчика ранили. Превозмогая боль, пилот покинул горящий самолет и спасся на парашюте. Заместитель командира эскадрильи 153 ИАП Трубицин Иван Тимофеевич, получив второе ранение, был отправлен в госпиталь.

Попытки уничтожить нашу авиацию на аэродромах фашистам не удались. Полки продолжают вылетать на выполнение боевых заданий. Старший лейтенант Милехин Борис Дмитриевич из 153-го ИАП поднялся в воздух с товарищами по тревоге на отражение воздушного налета на город. Над городом атаковал девять бомбардировщиков и сбил Ю-88.

Лейтенант Николай Михайлович Праводелов звеном патрулировал над линией фронта. В районе станции Касторная наши истребители атаковали четыре самолёта противника. Два стервятника сбиты. Один записал на свой счет Праводелов. Фашист упал в трех километрах юго-западнее станции Курбатово. При возвращении на свой аэродром его звену пришлось вступать в бой с бомбардировщиками четыре раза, заставляя захватчиков сбрасывать бомбы в поле и убегать на свою территорию.

В небе над Воронежем первого июля отличился капитан Николай Федорович Макаренко. Он ранее, за бои в небе Ленинграда, был представлен к званию Героя Советского Союза. Отражая налёт на Воронеж, Макаренко сразился с тремя «мессершмиттами» и сбил одного, тот упал в пяти километрах юго-западнее города. Сам капитан Макаренко в этом бою был тяжело ранен, а его самолёт получил сильные повреждения. Николай Федорович с раздробленным снарядом немецкой пушки плечом сумел посадить самолёт. Тяжело раненного, его отправили в госпиталь. За бои в воронежском небе герой был награжден орденом Красного Знамени. Вскоре в госпиталь пришел приказ о присвоении ему звания Героя Советского Союза.

В этом бою штурман полка капитан Родионов атаковал четырнадцать самолетов Ю-88 и сбил одного стервятника. А на следующий день штурман поджёг ДО-217.

Самоотверженно на аэродромах трудились инженеры, механики и техники. Под бомбежкой врага на аэродроме «А» старший техник-лейтенант Крылов Владимир Петрович и его боевые товарищи готовили самолеты к вылету. Как только самолеты взлетели и в небе завязался бой, Крылов с солдатами стал собирать по полю зажигательный бомбы, разбросанные противником, и заделывать воронки от бомб, чтобы обеспечить безопасную посадку самолетов. Старший техник-лейтенант Попов Алексей Михайлович 185-го ИАП, не имея запасных частей, умудрялся заменять вышедшие из строя американские приборы отечественными. Получив ранение на аэродроме «А» в руку во время атаки вражеских бомбардировщиков, он продолжал выполнять воинский долг. В полевых условиях самолеты ремонтировали, чтобы они могли бить коварного врага.

30 июня и 1 июля в небе над Воронежем произошли первые крупные победы советской авиации. До этого такого количества самолетов врага в день еще не сбивали. Поздравить летчиков с удачей прилетал на аэродромы «А» и «Б» генерал Горбацевич. Комиссар Рытов впоследствии вспоминал: «Он приказал построить весь летный состав, сердечно поблагодарил за храбрость и мужество, каждому летчику пожал руку, а Сергея Ивановича Миронова при всех троекратно поцеловал».

После такой героической работы летчиков прибавилось работы частям НКВД, которые вылавливали в лесах спустившихся на парашютах хваленых немецких асов.

Фашисты подходили к городу. Интенсивность боевых вылетов увеличилась. Третьего июля старший лейтенант Савин Валентин Харитонович и старший лейтенант Камерилов Юрий Николаевич из 153-го ИАП, сопровождая бомбардировщики, парой вступили в бой с четырьмя «мессершмиттами». Савин сбил одного стервятника, тот упал на северной окраине деревни Бараново.

Командир звена старший лейтенант Карпухин Виктор Григорьевич вылетел на «свободную охоту» с товарищами. У деревни Верхнее Турово они встретили два ДО-217, прикрываемых двумя МЕ-109ф. Решительной, внезапной атакой летчики вынудили бомбардировщиков сбросить бомбы в пустое поле и уйти в облака. Их охранники-«мессершмитты» в сражении оба были сбиты. Один – на счету Карпухина. На следующий день летчик-ас вылетел по тревоге и у деревни Гремячье вступил в бой с 12 «мессерами», которые обстреливали наши отступающие войска на переправах через Дон. Ме-210 от точного удара его 37-миллиметровой пушки упал у деревни Устье.

О работе 153-го авиаполка в городе Воронеже оставил свои воспоминания Герой Советского Союза генерал-полковник авиации Федор Петрович Полынин. В мемуарах «Боевые маршруты» он записал: «Должен признаться, что такой «рубки», какую учинили мироновцы немцам на подходе к городу, я еще не видел. Картина боя разворачивалась на моих глазах. Не преувеличивая, скажу: советские истребители кружили в небе, как ястребы в стае уток. Надсадный вой моторов перемежался с дробным речитативом пушек и пулеметов, голубое небо переплеталось узором трассирующих снарядов: «юнкерсы» горели и, тяжело переваливаясь, чертили над горизонтом дымные спирали. То там, то здесь вспыхивали белые купола парашютов. Я пробовал их считать, но вскоре сбился. Их было много. Создавалось впечатление, будто противник выбрасывает парашютный десант».

Непрерывные бомбежки наших аэродромов и начавшиеся бои за город, вынудили полки перелететь на аэродромы Липецка (153-й ИАП) и Тамбова (185-й ИАП). Начальник штаба 185-го ИАП подполковник Степанов Павел Васильевич четвертого июля, во время перебазирования полка в Тамбов, под обстрелом минометов врага, сумел подвезти и погрузить имущество на железнодорожную платформу. Часть персонала выехала на автомашинах.

При переезде в Липецк, пятого июля 1942 года, пропал без вести техник-лейтенант Кицмаришвили Елисей Севостьянович. Где и как погиб солдат, до сих пор не известно.

С новых аэродромов продолжалась борьба с врагом. Каждый день летчики производили по несколько боевых вылетов. В бою у деревни Вязноватка группа капитана Кирсанова, в составе Авдеева, Праводелова, лейтенанта Амколадзе Адама Даниловича и старшего лейтенанта Михаила Петровича Иванова, встретила немецкий бомбардировщик, прикрываемый четырьмя истребителями. Бой закончился разгромом врага. Первой атакой Праводелов сбил бомбардировщик, а его товарищи растравились с двумя «мессершмиттами». Два немецких стервятника бежали от наших истребителей.

Капитан Кирсанов Петр Семенович восьмого июля вылетел вместе с Кисляковым, Милехиным, Карпухиным на перехват двух МЕ-109. От меткой очереди Кирсанова вражеский самолет загорелся и затем упал на западной окраине деревни Чертовицкое.

Десятого июля семь летчиков ведомые капитаном Кирсановым сопровождают советские бомбардировщики. Известно, что на выполнение боевого задания шли Авдеев, Карпухин, Никитин, Милехин, Праводелов и лейтенант Борис Александрович Мухин. В районе Воронежа пилоты встретили 12 «мессершмиттов». В небе над городом, на глазах пехотинцев, завязался бой. От метких попаданий капитана Кирсанова один «мессершмитт» загорелся и упал в двух километрах западнее Отрожки. Старший лейтенант Кисляков сбил два МЕ-109ф. Один упал северо-западнее Отрожки, а другой врезался в дом на северной окраине Воронежа. Четвертый стервятник сбили летчики сообща.

О боевых действиях летчиков дивизии в битве за Воронеж 12 июля 1942 года сообщил читателям газеты «Красная Звезда» подполковник Н. Денисов. В статье «Удары по врагу с воздуха» корреспондент писал: «Жаркие воздушные бои происходят по нескольку раз в день над самой линией фронта. Потери немцев в воздухе велико. Только за три дня боев под Воронежем истребители подразделений, которыми командует тов. Горбацевич, сбили 65 немецких самолетов. Свои потери этих подразделений исчисляются в единицах машин. Этот высокий боевой эффект явился следствием отличного владения материальной частью и оружием, правильно подстроенной тактики борьбы с крупными группами вражеских самолетов».

Не отставали от соседей и летчики 185-го ИАП. Командир полка полковник Васин в шести боевых вылетах сбил один самолет и два в группе. Восемь истребителей эскадрильи старшего лейтенанта Ковалева Василия Ивановича, прикрывая наши войска в районе Землянск – Курбатово, вступили в бой с пятнадцать Ме-109ф и четырьям4-мя МЕ-110 и сбили шесть вражеских стервятников, потеряв два экипажа. От очереди фашиста ранен разрывной пулей в голень ноги лейтенант Чижов Геннадий Александрович. Превозмогая боль, летчик сумел посадить свою машину. Его отправили в госпиталь № 1311, но спасти ногу врачам не удалось.

На следующий день семерка «Аэрокобр» прикрывая наши войска в районе Воронежа встретила две группы фашистов, бомбящих наши войска и переправу. Пилоты атаковали их – и сбили девять МЕ-110, вернувшись на аэродром без потерь.

Летчики эскадрильи майора Жевлакова Федора Андреевича провели 140 боевых вылетов и сбили в группе с другой эскадрильей 23 самолета. На счету старшего лейтенанта Ягодкина Павла Степановича – один сбитый им лично вражеский самолет и десять в группе. Лейтенант Михайлов Василий Михайлович лично сбил три самолета, а 27 – в группе. Лейтенант Горбань Григорий Маркович уничтожил один самолет лично, четыре – в группе. Старший лейтенант Жуков Геннадий Михайлович поджег три самолета, лейтенант Губачев Николай Николаевич – два лично, девять – в группе,. Лейтенант Акуленок Дмитрий Герасимович в пяти воздушных боях уничтожил два истребителя врага. А лейтенант Суворов Владимир Иванович сбил два «мессершмитта».

18 июля 1942 года вышла новая публикация специального корреспондента газеты «Красная Звезда» подполковника Н. Денисова «Воздушные бои над Доном». Из нее советские люди узнали о действиях истребителей под Воронежем. Вот выдержки из статьи:

«...Полевой аэродром. Здесь истребители, которыми командует майор Миронов. Он ставит летчикам задачу. Солнце еще далеко не дошло до зенита, а истребители уже идут в четвертый полет к Воронежу. Отражая вместе с другими частями воздушное нападение на город, за два с половиной дня боев летчики части Миронова сбили тридцать три вражеских самолета. Бои были весьма ожесточенными, и наши истребители также понесли потери. Взвихривая траву, машина Миронова первой отрывается от земли и взлетает. К ней справа и слева пристраиваются другие. Убрав шасси, вся группа уходит к Воронежу прикрывать пехоту, танки и артиллерию. На таких же машинах летает соседнее подразделение. За три дня над Доном оно сбило тридцать два фашистских бомбардировщика и истребителя. Немцы пытались бомбить это подразделение на старых аэродромах, но безрезультатно. Враг и теперь стремится к этому. Только ушли звенья истребителей в воздух, как послышались звуки моторов немецких «юнкерсов». Двенадцать бомбардировщиков, круто пикируя, напали на аэродром. Со свистом пошли вниз бомбы. Но самолетные стоянки уже были пусты. Немцам не удалось застать истребителей врасплох».

19 июля группа истребителей 153-го ИАП сопровождала «Бостон-3» в район Воронежа. На обратном пути Праводелов увидел, как наши войска бомбят девять Ю-88. Летчик, не раздумывая, первым атаковал самолеты– и с двух очередей сбил «юнкерс», который упал северо-западнее Воронежа.

В вечернем сообщении Совинформбюро 21 июля диктор Левитан назвал фамилии героев обороны города: «…За несколько дней летчик Герой Советского Союза капитан [так в тексте] Миронов сбил в воздушных боях пять немецких самолетов. Танкист тов. Занайлов [правильно командир танка 110 тбр мл. лейтенант Зейналов Ильяс Амрахович] уничтожил противотанковую пушку и 30 немецких солдат и офицеров. Возвращаясь в свою часть, тов. Занайлов прицепил к танку брошенное немцами орудие и привез его с собой».

23 июля 1942 года старший лейтенант Алексей Семенович Смирнов 153-го ИАП повёл шесть «Аэрокобр» на «свободную охоту». В районе Землянска, на высоте 3000 метров, летчики заметили шесть МЕ-109ф, которые сопровождали шесть Ю-88, летевшие на высоте 1000 метров. Смирнов, имея превосходство в высоте, с пикирования напал на ведущий бомбардировщик. После нескольких атак он загорелся и рассыпался в воздухе. В это время «мессершмитт» пытался атаковать командира эскадрильи Смирнова. Летчики пошли в лобовую атаку. Смирнов, сблизившись с фашистом на дистанцию 50 метров, зажег МЕ-109ф. Вражеский самолет упал в районе села Большая Верейка. Немецкий летчик, выпрыгнувший с парашютом, был взят в плен красноармейцами. Но и «Кобра» Алексея Семеновича загорелась. На горящем истребителе Смирнов пытался тянуть к линии фронта. Языки пламени уничтожили хвостовое оперение, но летчик продолжает полет, пока машина не свалилась в «штопор». Видя безвыходное положение, пилот выбросился на парашюте. Обгоревшего, раненого, будущего дважды Героя Советского Союза, подобрала танкетка 27-й танковой бригады, которая находилась в разведке в тылу врага.

За действиями истребителей и бомбардировщиков часто наблюдал с командных пунктов генерал Горбацевич. Он стремился четко наладить взаимодействие авиации и наземных войск. В быстроменяющейся обстановке необходимо было быстро, правильно принимать решения и доводить их до летчиков. Запоздалый приказ не помогал делу, а вредил. На фронте дислокация войск менялась ежечасно. Выйдет приказ летчикам – поддержать пехотинцев, а пока он до них дойдет, на земле обстановка поменялась, и указанный квадрат уже заняли наши солдаты, и бомбы сбрасывались на их головы. Чтобы исключить такие промахи, Горбацевич не находился в штабе дивизии далеко в тылу, а был постоянно на передовой, в штабах 60-й, 40-й, 6-й, 38-й армий.

26 июля 1942 года, командующий 244-й БАД генерал-майор авиации Л.А.Горбацевич погиб северо-восточнее Воронежа, у села Чертовицкое, недалеко от командного пункта 60-й армии генерала-лейтенанта И.Д.Черняховского.

Начальник штаба 861-го бомбардировочного авиаполка подполковник Павлов Алексей Георгиевич в журнале боевых действий полка оставил запись: «В этот день наш командующий генерал Горбацевич был на командном пункте, расположенном в нескольких километрах от линии фронта, откуда руководил боевой работой наших бомбардировщиков. Он получил 14 осколочных ран в грудь. В 10 часов утра 26 июля 1942 года генерал Горбацевич умер».

Об этом дне А.Г. Рытов так вспоминал в книге «Рыцари пятого океана»:

«Около семи часов утра окрестности огласились могучим гулом. На задание пошла первая группа бомбардировщиков. Горбацевич, его адъютант и представитель штаба 2-й воздушной армии вышли на опушку леса. Неожиданно из-за деревьев выскочила пара Ме-109. Послышался резкий свист, на земле четырежды взметнулось пламя, вздыбились фонтаны земли и дыма. Я стоял метрах в ста от Горбацевича и видел, как он взмахнул руками и упал на землю. Подбежал к нему. Бледное, перекошенное страданием лицо. Глаза закрыты. Губы что-то невнятно шепчут. Мы повернули его, чтобы осмотреть раду. Гимнастерка на спине густо пропиталась кровью. Тотчас же вызвали врача, но помощь не потребовалась: генерал скончался. В этот же день гроб с телом доставили самолетом в Мичуринск».

С воинскими почестями генерала Горбацевича похоронили рядом с ученым И.В. Мичуриным. «Прозвучал прощальный залп. И тут же в воздухе появилась группа самолетов, ведомая командиром 153-го полка С.И. Мироновым. Пройдя над местом похорон генерала на малой высоте, истребители взмыли ввысь, и в небе троекратно прозвучал пушечно-пулеметный салют. Бойцы воздушного фронта отдали последние почести своему любимому командиру», – вспоминал Рытов.

О гибели генерала узнала вся страна 4 августа 1942 года в «Красной Звезде» напечатали некролог, подписанный его двадцатью девятью боевыми друзьями-генералами. В нем отмечалась: «Беззаветная преданность партии Ленина – Сталина, членом которой он состоял с 1930 г., незаурядная отвага и упорство в борьбе, отличное летное мастерство, высокое чувство ответственности перед родиной и народом за свою боевую работу - вот качества, которыми обладал тов. Горбацевич. Эти качества должны служить ярким примером для каждого летчика, командира Военно-Воздушных Сил Красной Армии».

Прошли годы. Индивидуальное захоронение генерала власти Мичуринска перенесли в братскую могилу на улице Советская, где покоился прах восьми человек, в том числе – двух Героев Советского Союза. В паспорте захоронения 1992 года генерал еще значится. В 2015 году в стороне от могилы построили мемориал для Героев Советского Союза Бобина Николая Алексеевича и Куракина Николая Семеновича, разделив захоронение. А к новому паспорту братской могилы № 215 забыли приложить список погибших. Забыто имя генерала вместе с именами пяти воинов. Как это объяснить? Ошибкой или халатностью двух высокопоставленных лиц, поставивших свои подписи? Что будет после следующей инвентаризации?

Равнодушное отношение к памяти павших наносит больше вреда, чем западная пропаганда. Увы, мы вынуждены признать, что в век компьютерных технологий, паспортизируя захоронения, чиновники ошибок наделали больше, чем малограмотные армейские писари в годы войны.

Командиром дивизии стал Герой Советского Союза генерал-майор авиации Василий Ильич Клевцов.

Опыт летчиков, накопленный в боях, и хорошее знание самолета «Аэрокобра» понадобились стране для перегонки самолетов из Америки по трассе «Аляска – Сибирь» (АЛСИБ). Постановлением Государственного Комитета обороны № ГОКО-2132 от 1 августа 1942 было решено создать 1-ю авиационную бригаду по перегонке самолетов. Уже третьего августа вышел приказ о создании бригады, которым приказано на формирование обратить и 185-й ИАП, направить его в Иваново в распоряжение командира 6-й запасной авиабригады к 5 августа 1942 года.

Летчики передали самолеты в 153-й ИАП. Лейтенанта Григория Марковича Горбаня перевели в полк вместе с самолетом, он остался сражаться на Воронежском фронте. Остальные пилоты составили костяк 1-го перегоночного полка, который возглавил подполковник Н.С.Васин.

Подводя итоги боевых действий 185-го авиаполка, необходимо отметить, что летчики за месяц боев совершили 610 боевых вылетов, провели 92 воздушных боя, сбив 44 самолета противника: 38 истребителей и 6 бомбардировщиков. Потеряли пять летчиков и два техника. К сожалению, имена их, кроме командира эскадрильи Мурмылова, не известны.

153-й ИАП на Воронежском фронте бил фашистов до 26 сентября 1942 года. За этот период было произведено 1070 боевых вылетов. Проведено 259 воздушных боев, в которых сбито 64 самолета противника.

Потери полка: четыре летчика и десять самолетов «Аэрокобра».

Старший лейтенант кавалер ордена Красного Знамени Хохлов Виктор Никифорович погиб в воздушном бою шестого августа 1942 года. Похоронен в селе Верхний Ломовец Долгоруковского района Липецкой области. Современные чиновники, после проведения последней паспортизации захоронений, допустили ошибки и «разжаловали» героя в рядовые.

Старший лейтенант Камерилов Юрий Николаевич, награжденный орденом Красной Звезды, погиб в катастрофе самолета «Аэрокобра» 11 августа 1942 года в деревне Крапивинка Ивановской области. Он не увековечен в селе.

12 августа 1942 года в небе между Усманью Липецкой области и Новой Усманью Воронежской области произошел бой. Звено истребителей – ведущий первой пары кавалер орден Красной Звезды командир авиационной эскадрильи капитан Александр Федорович Авдеев [в сентябре 1942 года награжден орденом Красного Знамени за первые 10 дней боев на Воронежском фронте и сбитые три самолета врага] и его ведомый кавалер ордена Красной Звезды старший лейтенант Амколадзе. Ведущий второй пары – командир звена, кавалер орденов Ленина и Красного Знамени капитан Карпухин, прикрываемый старшим лейтенантом Кисляковым. Летчики-истребители вступили в схватку с большой группой вражеских самолетов 9 МЕ-109 и 6 МЕ-110. Фашисты, зная, что в этом районе находятся советские аэродромы, любили скрытно прилетать, устраивать засады. Они сбивали на подлете, при посадке наши самолеты – часто подбитые, как правило – без боезапаса и горючего самолеты. Записав легкую победу, враги убегали прочь.

Летчики вступили в бой с коварным врагом, превосходившем их по численности. В схватке капитан Карпухин сбил МЕ-110. Вражеский самолет упал у села Девица Липецкой области. Но и крылатую машину ведомого Кислякова подбили. Ему пришлось выйти из боя и посадить самолет в поле. В тот день на аэродром не вернулись капитаны Авдеев, сбивший сем немецких стервятников, и Карпухин, сбивший 13 самолетов (семь – лично, шесть – в группе).

В донесениях о потерях Авдеев значится пропавшим без вести, а Карпухин – погибшим, но с припиской карандашом на донесении: «Жив». Разыскивая героя, военный чиновник нашел донесение, где сообщается, что пропавший без вести Карпухин вернулся в часть. Но оно датировано октябрем 1941 года, когда летчик был сбит на Ленинградском фронте.

Могилу Карпухина нашли в 1948 году у села Верхний Телелюй (ныне это Грязинский район Липецкой области). Сейчас прах летчика покоится в селе Октябрьское Усманского района Липецкой области.

Как погиб Авдеев, в части узнали только после возвращения в часть Амколадзе (он погиб в марте 1943 года), который спасся на парашюте, выпрыгнув из подбитой «Аэрокобры». Поэтому подвиг не отражен в боевом журнале дивизии, но в летописи прославленного полка таран Авдеева отмечен.

Родные Александра Авдеева узнали об обстоятельствах его гибели из письма. Его написал отцу Авдеева, Федору Андреевичу, друг Александра – москвич, механик звена воентехник 2 ранга Лебедев Николай Егорович. В письме, опубликованном в «Книге Памяти Тамбовской области», он сообщал: «Дорогой т. Авдеев! Ваш сын 12 августа вылетел на боевое задание. Во время выполнения задания встретил группу истребителей противника и завязал с ними неравный бой. В результате воздушного боя Ваш сын при лобовой атаке столкнулся с вражеским самолетом и погиб смертью храбрых. Также погиб и тот стервятник, который шел ему навстречу... Остаюсь верный друг Н. Лебедев» .

Немецкие источники тоже признают, но не таран, а случайное столкновение Авдеева с асом Францем Шульте, который до этого сбил 46 наших самолетов. Последние слова, которые фашисты услышали от Шульте по рации, были: «Почему это должно было случиться со мною?»

Капитан Авдеев к январю 1942 года совершил 189 боевых вылетов. 10 февраля 1943 года капитану А.Ф.Авдееву было присвоено звание Героя Советского Союза – за боевые действия в небе Ленинграда. Последний бой Авдеева наградой не отмечен.

Весной 1951 года трактористы, распахивая землю недалеко от села Рыкань Новоусманского района, обнаружили обломки самолета и останки летчика. По сохранившимся документам, письму к девушке, ордену Красной Звезды криминалисты определили, что они принадлежат летчику Авдееву, который родился в 1917 в селе Большая Талинка Тамбовской области. Похоронен герой в райцентре Новая Усмань. Это был первый таран, выполненный на американской «Аэрокобре» и последняя потеря 153-го истребительного полка под Воронежем.

153-й ИАП за героизм и мужество личного состава, проявленное на Ленинградском и Воронежских фронтах преобразован в 28-й гвардейский истребительный авиационный полк. Позднее ему было присвоено наименование «Ленинградский», а на гвардейском знамени засиял орден Кутузова третьей степени. После Великой Отечественной полк участвовал в Корейской войне и не потерял ни одного летчика. С 1956 года гвардейцы базировались на аэродроме «Андреаполь» в Тверской области. К сожалению, оптимизация и сокращения, проводимые в армии, докатились и сюда. Первого декабря 2009 года 28-й ИАП был расформирован.

31 августа 2016 года в парке Патриотов в Воронеже, возле музея-диорамы, торжественно открыли Аллею Героев – в честь Героев Советского Союза и кавалеров ордена Славы.

В Воронеже – городе Воинской славы, на наш взгляд, необходимо установить памятники Героям Советского Союза Авдееву Александру Федоровичу, Серебрякову Андрею Михайловичу, Колесниченко Василию Ефремовичу, Тулебердиеву Чолпонбою, Прокатову Василию Николаевичу, Алексееву Ивану Епифановичу, Елисееву Михаилу Григорьевичу, Бурназяну Сергею Авдеевичу, Лубянецкому Ивану Федосеевичу, погибшим на воронежской земле.

Не должны быть забыты герои, призывавшиеся из Воронежа. Это Герои Советского Союза Бондарев Дмитрий Иванович, Горбунов Федор Ильич, Есипов Петр Васильевич, Гуляев Дмитрий Илларионович, Лапшов Николай Прокофьевич, Попов Петр Георгиевич, Путилин Василий Сергеевич, Родин Николай Иванович, Соболев Николай Алексеевич.

Украшением и гордостью воронежцев была бы стела с именами Героев страны, воевавших за воронежский край.


Генерал-майор авиации Л.А.Горбацевич


Карельский перешеек, аэродром «Кексгольм». Второй слева – А.С.Смирнов


Александр Авдеев после окончания Борисоглебской летной школы


Командир 185-го ИАП подполковник Никифор Сергеевич Васин


Летчики 153-го ИАП


Командир эскадрильи Краснознаменного истребительного полка капитан Александр Андреевич Мурмылов


1965 год. Открытие памятника Александру Федоровичу Авдееву


Памятник А.Ф.Авдееву в Москве. Открыт 9 мая 1965 года


Перезахоронение А.Ф.Авдеева в Новой Усмани. 1952 год





comments powered by Disqus

Возврат к списку





Возрастная категория сайта


Аналитика
Пока и временное, но судьбоносное
В Донбассе с радостью восприняли указ Президента Владимира Путина о временном признании на территории России документов, принятых и действующих в не подконтрольных властям Украины районах.

Надежда на справедливость
На собраниях судей, как правило, говорят о достижениях и успехах. Но без критического анализа сделанного нельзя рассчитывать на искоренение недостатков.

Прожить на пенсию
Только 33% россиян надеются, что лет через двадцать государственная пенсия сможет обеспечить пенсионерам достойную жизнь.

Политический дневник. Цена братской дружбы
Не в первый раз «славянские сестры» обмениваются упреками. Однако остается старый вопрос: кто же теперь наш главный союзник в мире?

Из «Ураганов» – по жителям Донецка
Вооруженные силы Украины продолжают вести обстрел жилых кварталов Донецка из реактивных систем залпового огня «Град».

Дети Донбасса просят Киев не стрелять по ним
Ситуация с безопасностью в ДНР и ЛНР ухудшается. Протест против агрессии официального Киева по-своему выражают дети Донбасса.

Сменится ли в России «демографическая зима» оттепелью?
XXI век – век геомасштабно низкой рождаемости в большинстве развитых стран мира. Социологи даже придумали термин – «демографическая зима».


Популярное за сегодня

Реклама




Новости редакции


Экспорт новостей

 В формате RSS


(с) 2010 Электронное периодическое издание «Коммуна».
Зарегистрировано в Роскомнадзоре, свидетельство о регистрации СМИ Эл №ФС77-42425 от 27.10.2010.
При любом использовании материалов гиперссылка на www.сommuna.ru обязательна.
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика