На главную страницу
 



Популярное за неделю


communa.ru - Главные новости Воронежа и Воронежской области / Общество


Рельсы в огне


16.09.2018 16:08

Валентин КОТЮХ


председатель правления Воронежского реготделения
ООПО «ВСС М.Т. Калашникова»

Подразделения 5-й отдельной железнодорожной бригады под командованием полкового комиссара Петра Ивановича Бакарева, старшего батальонного комиссара Михаила Михайловича Симонова и начальника штаба военинженера 2 ранга Василия Петровича Байкова в конце 1941 года и в первой половине 1942 года обеспечивали работу Воронежского железнодорожного узла и линии Мармыжи- – Воронеж, Грязи – Поворино, доставляя фронту всё необходимое для ведения боевых действий.

Воронеж, вскоре после прорыва противника под Курском в июне 1942 года, стал городом-фронтом. В начале июля на железную дорогу враг обрушил всю силу ударов своей авиации, чтобы лишить фронт боеприпасов, техники, продовольствия и поступающих резервов. Гитлеровцы не оставляли без внимания ни одной станции, ни одного эшелона. Используя превосходство в воздухе, враги сбрасывали на железнодорожные узлы тысячи тон бомб. Немецкие летчики, как правило, нападали на город и станции не эпизодически, а последовательно. Десятки «юнкерсов» с небольшими временными интервалами сбрасывали бомбы, пытаясь уничтожить подвижной состав, военные грузы и воспрепятствовать восстановительным работам.

Бомбежки велись с раннего утра до позднего вечера, Как правило, в первой волне бомбардировщиков сбрасывали свой смертоносный тысячекилограммовый груз одномоторные пикирующие Ю-87. За ними шла волна двухмоторных Ю-88, которые в несколько заходов обрушивали до трех тонн бомб на защитников города, обстреливая их из пулеметов. Завершали налёт «юнкерсы-87» психической атакой: одновременно пикируя с включенными сиренами, но не стреляя. Рёвом сирен враг пытался вызвать панику и хаос среди советских людей, мечтал сломить их волю к сопротивлению.

В сумерках огонь от горящих станционных построек, вагонов отражался на зеркале головок рельсов, отполированных до блеска колёсными парами вагонов и паровозов. Со стороны казалось, что рельсы полыхают огнём.

Вместе с нашими войсками к городу отступали и военные железнодорожники, устраивая заграждения на путях, взрывая мосты, стрелки, рельсы, оставляя врагу могилы своих товарищей. В большинстве донесений о потерях бригады записано: погиб от бомбёжки противника или не вернулся в часть в результате отхода со станций Мармыжи, Нижнедевицк, Латное, Семилуки. Так, организуя заграждения, погиб под бомбёжкой на станции Курбатово старший инструктор политотдела батальонный комиссар Парамошкин Иван Дмитриевич. В отступающих боях только сто двадцать бойцов недосчитался 77-й отдельный строительно-путевой железнодорожный батальон. Самые большие потери батальон понёс на станции Семилуки.

Бои на станциях Подклетное, Воронеж-1;2.

Немецкие моторизованные войска третьего июля 1942 подошли к реке Дон у железнодорожного моста и станции Подклетное. До тридцати фашистских танков с дистанции 500 метров с правого берега реки в 14:45 открыли огонь прямой наводкой по станции и железнодорожным составам, стоящим на путях. Немецкие снаряды стали разрываться у двух баз бронепоездов (база бронепоезда состояла из вагона для начальствующего состава, вагона-канцелярии, вагона-клуба, вагона-кухни и нескольких вагонов для размещения личного состава). Пулемётные очереди прошивали станционные постройки, осколки грозили попасть в состав, гружённый снарядами и ремонтный поезд связи, стоящие на станционных путях.

Помощник начальника штаба 3-й части 5-й отдельной железнодорожной бригады капитан Аркадий Михайлович Алаев, направленный для эвакуации подвижного состава, личным примером возглавил вывоз имущества. Паровоз, стоящий на путях из-за низкого давления пара (всего пять атмосфер) не мог вести состав. Под обстрелом фашистов Аркадий Михайлович поднял пар, сцепил базы бронепоездов и вывел 63 вагона на станцию Воронеж.

Дежурный по станции Подклетная красноармеец Николай Трофимович Базиленко, работая за дежурного, сцепщика, стрелочника, с группой железнодорожников отправил в Воронеж поезд с боеприпасами. Немецкие снаряды ложились рядом с паровозом старшего машиниста сержанта Ивана Георгиевича Копылова. Он, не обращая внимание на разрывы вражеских боеприпасов, перегнал свою паровую машину на другой конец станции, подцепил ремонтный поезд связи и вывел его на станцию Графская. Бомбардировке с воздуха и артиллерийскому обстрелу ежечасно подвергались составы на станциях Воронеж-1 и Воронеж-2, которые стояли под разгрузкой и погрузкой. Воины-железнодорожники командира роты капитана Георгия Ивановича Алексеева восстанавливали пути, станционные постройки, быстро ликвидируя разрушения. Капитан Алексеев сумел обеспечить вывод со станции 20 груженых составов и 14 холодных (неработающих) паровозов.

Заместитель политрука Сергей Ильич Рарог из роты Алексеева на станции Воронеж-2 с командой в пять человек восстановил уничтоженные авиацией противника сто метров пути и освободил из плена шесть составов с паровозами.

Шестого июля, в 10 часов, Рарог вместе с шофёром красноармейцем Туркот, получил приказ доставить взрывчатку на станции Воронеж-1 и Воронеж-2, необходимую для производства заградительных работ. Пробиваясь через горящие, обстреливаемые противником улицы города, машина с номером А-2-69-85 двигалась к месту назначения. От бомбёжки с воздуха она загорелась. В любой момент мог произойти взрыв, но воины-железнодорожники смогли потушить огонь и доставить взрывчатые вещества. Рота Алексеева, отходя в Отрожку, взорвала на станциях 130 стрелок и восемь километров станционных путей.

Мосты жизни

Мостами жизни в годы войны железнодорожные называли мосты у станции Отрожка через реки Инютинка и Воронеж. О боях с фашистами за них впервые рассказал в статье «Дни и ночи» напечатанной в 1945 году в книге «В боях за родной город» секретарь партбюро Воронежского вагоноремонтного завода имени Эрнста Тельмана А.П.Ламаш. В 70-80-е годы писало защите важных стратегических объектов в книгах «Линия Ратной Славы» и «В боях за Воронеж» краевед Александр Иванович Гринько. Открытые Президентом России архивы дополняют картину боёв за важные стратегические объекты обороны.

Четвёртого июля, когда немцы подошли к городу, инженер-механик 2-го отдельного батальона механизации железнодорожных работ (командир батальона капитан Буров Анисим Петрович) военный инженер второго ранга тридцатичетырехлетний Павел Алексеевич Таланов и двадцатичетырехлетний комиссар команды младший политрук Василий Иванович Игнатьев получили приказ на минирование железнодорожных мостов через реки Инютинка и Воронеж. Под непрерывным обстрелом врага эту работу выполняла команда из 23 воинов-железнодорожников минно-подрывного взвода. В неё входили младший лейтенант Василий Федорович Ломанов, старший минер младший сержант Алексей Александрович Огуз, минеры ефрейторы Борис Михайлович Правилов и Иван Андреевич Попов, красноармеец Константин Петрович Потемкин, и другие воины-железнодорожники.

Заминировав мосты, бойцы отрывали окопы, оборудовали огневые точки, готовя стратегические объекты к защите от приближающего врага. Команде железнодорожников помогали строить дзоты солдаты 125-го полка НКВД, которые охраняли важный стратегический объект: красноармейцы, Леонид Рафаилович Одиноков, Петр Иванович Азаров и другие караульные. Заместитель политрука сапёрного взвода полка Алексей Иванович Тараканов и красноармейцы Моисей Тихонович Бородин, Петр Иванович Азаров и Алексей Егорович Костырин (проживал до войны в Воронеже на улице Вольная, 12) построили у мостов десять дзотов. От вражеской бомбежки погибли на боевом посту чекисты 125-го полка: пятого июля – сержант Горяев Инджи Горяевич, а шестого июля – сержант Чехляев Василий Константинович

Войдя в город, немцы устремились к переправам через реку Воронеж. Шестого июля 1942 года они, пройдя по пойме реки Воронеж с юга, захватили ВоГРЭСовский мост, а восьмого июля – взорвали его. Во второй половине дня шестого июля Чернавский мост был взорван без приказа командования младшим сержантом Воронежского гарнизона Анатолием Александровичем Шараповым.

В создавшейся сложной обстановке единственными мостами, связывающими левый и правый берег города, оставались заминированные и подготовленные к взрыву железнодорожные мосты. Их фашисты попытались захватить. Военный инженер второго ранга Таланов взял на себя командование обороной. Бойцы задерживали красноармейцев из отходящих частей и привлекали их к обороне моста. Павел Алексеевич организовал отправку в часть трёх Т-34 оставленных танкистами у моста при отступлении.

Командир 125-го полка НКВД майор Петр Николаевич Беломытцев седьмого июля вызвал в штаб командование группы железнодорожников, заминировавшей мосты, и потребовал взорвать их. Не имея на руках приказа начальника боевого участка подполковника Дюльдина или командира железнодорожной бригады Бакарева, инженер Таланов и политрук Игнатьев от взрыва без приказа отказались.

В ночь с седьмого на восьмое июля немецкие автоматчики просочились к мосту и пытались овладеть им. Бойцы отбили вражеские атаки и сдерживали противника в течение 14 часов до подхода подкреплений строевых частей. В бою за мост один воин погиб, четыре получили ранения, два из них – тяжёлые. Впоследствии, в Рогачевке в госпитале ВГ 248, скончался от осколочного ранения в живот командир отделения мл. сержант Дмитров Алексей Иванович. Нам ещё предстоит выяснить все имена героев, спасших от захвата противником оставшуюся единственной в Воронеже переправу.

В оперсводке №4 от 08.07.1942 начальник Воронежского боевого участка подполковник Александр Матвеевич Дюльдин (бывший командир 233-го оперативного полка НКВД) генерал-лейтенанту Голикову доносил: «Просочившаяся группа автоматчиков в районе 125-го полка войск НКВД у ж. д. мостов ст. Отрожка огнем наших пулеметов была отбита. Один автоматчик противника в 01:00, появился у рощи севернее рабочего поселка Отрожка, обстрелял резервную группу и скрылся». В донесении подполковник Дюльдин почему-то не сообщил о других героях этого боя – железнодорожниках. Впоследствии, представляя командира 125-го полка НКВД майора Беломытцева к награде на орден Красного Знамени, командир боевого участка отмечал: «Несмотря на превосходящими силы противника, 125-й полк упорно сдерживал оборону, а также атаки противника, пытавшегося прорваться на железнодорожные мосты станции Отрожка. Кроме того, тов. Беломытцев не допустил их взрыва, настоятельно требовавшего саперными частями…» Награждён командир полка орденом Красной Звезды приказом командующего 40-й армии генерал-лейтенанта Москаленко, который не знал подробностей об обстановке, сложившейся на этом участке в июле 1942 года. Другим приказом, командующего Воронежским фронтом генерал-лейтенанта Голикова, награждён командир группы Таланов орденом Красного Знамени, а его подчинённые – орденами и медалями за спасение моста.

Для прохождения боевой техники по мосту красноармейцы устроили деревянный настил из шпал. В ночь с восьмого на девятое июля по мостам переправился 381-й танковый батальон 174-й танковой бригады (впоследствии 14-я гвардейская танковая бригада Кантемировской танковой дивизии). Бригада получила 22 новых танка, спасённых железнодорожниками на станции Отрожка. При движении через мост завалился танк КВ. Он мешал проходу и проезду частей, и железнодорожники вытащили его, освободив «дорогу жизни».

Девятого июля 38-й танковый батальон выбил из района Дома отдыха имени Горького автоматчиков противника, начав тем самым освобождение правого берега от фашистов. На освобожденной территории заняли оборону остатки 383-го полка 121-й стрелковой дивизии и мотострелкового батальона 31-й мотострелковой бригады и воронежские ополченцы.

Фашисты, поняв, что захватить мосты не удастся, решили уничтожить их артиллерийским, миномётным огнем и ударами с воздуха. Они установили орудия в СХИ и Парке культуры и отдыха и обстреливали мосты и станцию Отрожка. Отразить атаки врага и поддержать наши стрелковые и танковые подразделения, наступающие в СХИ, приказано 4-му зенитно-пулеметному полку. Десять сдвоенных, строенных и счетверенных пулеметных установок «Максим», установленных на автомашины под командованием капитана Орлова, прикрывают мосты и «прочесывают» огнем пулеметов рощи с засевшими там фашистами перед наступлением. Это позволило к 17:00 девятого июля подразделениям дойти до восточной окраины сельскохозяйственного института, сняв угрозу захвата железнодорожных мостов, а на следующий день – освободить район СХИ.

Воины 5-й железнодорожной бригады и чекисты 125-го полка войск НКВД стойко выполняли поставленные перед ними задачи. Красноармеец Ерхон Сигдинович Валитов«с шестого по девятое июля выполнял обязанности начальника караула по охране мостов. Несмотря на смертельную опасность, он под артиллерийским и минометным огнем, разрывами бомб продолжал охрану, разводил часовых, задерживал и проверял проходивших через мост людей». Часовой караула красноармеец Ханта Григорьевич Григорьев «охранял мост по 3-5 часов без смены». От бомб врага погибли на боевом посту командир минометного отделения 125-го полка Плютто Григорий Ефимович, красноармейцы Никитин Степан Гаврилович, Кошелев Максим Демьянович, командиры отделения Сысоев Степан Федорович и Сидоренко Иван Федорович. Все они похоронены в братской могиле между мостами.

Красноармеец Кирилл Илларионович Белитцкий ежедневно через каждые 30-40 минут сращивал порванный осколками снарядов и бомб телефонный кабель. Офицер связи младший лейтенант Иван Тимофеевич Бондаренко каждый день доставлял донесения о положении в районе мостов командованию воронежского боевого участка. Двенадцатого июля неприятельским артиллерийским огнём были зажжены заряды на мосту через реку Инютинку. Инженер второго ранга Таланов организовал сбрасывание горящих зарядов в реку. Быстро передвигаясь по пролётам моста красноармеец Алексей Огуз, спасая дорогу жизни 60-й армии, достиг горячих ящиков со взрывчаткой и сбросил их в воду. От вражеского огня вспыхнул настил моста, а от него – брошенная во время обстрела врага автомашина с боеприпасами. Бывший школьный учитель Алексей Огуз и караульный 125-го полка НКВД красноармеец Леонид Одиноков бросились к загорающейся машине, потушили огонь и доставили снаряды к месту назначения. При выполнении приказала погибли 13 июля под бомбами фашистов красноармейцы Кульнев Степан Степанович, Шкиперов Иван Иосифович и наш земляк Седых Андрей Андреевич из села Синявка.

Небо над мостами защищала 4-я батарея 183-го зенитного артиллерийского полка 3-й дивизии ПВО. 14 июля расчйт орудия сержанта Кожахметова Моната сбил бомбардировщик Ю-88, который упал в болото у реки Воронеж. 27 июля отличился красноармеец-железнодорожник Константин Потемкин, сбросивший в реку загоревшиеся заряды и спасший мост от взрыва.

Воины-чекисты охраняли мосты до конца июля. Железнодорожники 5-й бригады находились на боевом посту до освобождения города, ежедневно проявляя героизм и мужество в выполнении заданий командования. После освобождения Воронежа они получают приказ восстановить мосты. Его выполняет 10-й отдельный мостовой железнодорожный батальон под командованием майора Александра Акимовича Кравцова, который прибыл в Воронеж 27 января 1943 года. Это был первый восстановленный подразделением металлический мост, по которому уже 2 февраля пошли первые поезда.

Обстановка на пригородных станциях в июле 1942 года

Начиная с третьего июля 1942 года авиация противника проявляла большую активность на участке Воронеж – Отрожка – Сомово – Тресвятская – Графская – Усмань – Грязи – Мичуринск. Ей удалось прямыми попаданиями бомб в железнодорожное полотно разрушить станционные пути, разбомбить служебные помещения и идущие к фронту и от него поезда. Воинские, санитарные и гражданские эшелоны остановились на путях от Отрожки до станции Грязи. Немцы вывели из строя железнодорожную линию, питающую фронт.

В боевом журнале Брянского фронта записано восьмого июля 1942 года: «железнодорожный участок «Сомово – Графское был забит эшелонами с эвакуированным имуществом, военными грузами, в том числе и новыми танками, повозками, санпоездами, поездами с беженцами. Пути во многих местах так же, как и эшелоны, были повреждены и разбиты бомбежкой. Раненых в санпоездах не было. Большинство беженцев бросило свои эшелоны и часть имущества, некоторые прилегающие деревни сильно пострадали от авиабомбардировок противника. На улицах лежали убитые женщины и дети».

Военная власть начала эвакуацию своего штаба во второй половине дня пятого июля. Она покинула сражающийся город в три часа ночи шестого июля. По пути на новый командный пункт генерал-лейтенант Филипп Иванович Голиков остановил группу бойцов, самовольно оставивших поле боя. По решению Военного Совета, одного из виновников отхода расстреляли. Штаб группы Голикова сначала остановился в лесу, в двух километрах севернее Новой Усмани, а затем перебрался в Углянц.

Военный Совет Брянского фронта обвинил в создавшейся обстановке гражданскую власть. В постановлении говорилось о гражданских руководителях отдельных районов Воронежской области, подвергавшихся панике, трусости – преждевременно эвакуировавших предприятия, совхозы, хозяйственные организации, не обеспечившие при этом сохранности имущества, скота и материальных ценностей». В документе отмечалось, что Воронежский областной исполком преждевременно покинул город и не обеспечил эвакуации имущества и ценностей и допустил поспешность в выводе из строя отдельных предприятий. Отмечалось в постановлении и то, что управление воронежской милицией в числе первых покинуло город. Военный Совет дал ряд указаний по эвакуации города и по борьбе с трусами, паникёрами и дезорганизаторами.

На участке Острожка — Графская скопилось около десяти тысяч вагонов. Ими забиты были все тупики, подъездные пути, на километры вытянулись груженные составы. Заместитель Наркома обороны – народный комиссар путей сообщения Андрей Васильевич Хрулев поставил задачу командованию пятой отдельной железнодорожной бригады эвакуировать в тыл вагоны с государственным, военным имуществом и паровозы.

Непосредственное руководство операцией командование бригады возложило на начальника штаба 3-й части по эксплуатации майора Петра Федоровича Белорукова. Несмотря на беспрерывные бомбежки и обстрел города, ранение в голову, майор Белоруков с подчиненными выполнил поставленную задачу. Бойцы и командиры в течении трёх суток не спали, производя восстановительные работы, пропуская со стороны Воронежа поезда с ценностями и эвакуационными грузами, а в сторону Воронежа – поезда с танками и военной техникой, заправляя вручную паровозы на станции Графская. Он обеспечил вывод эшелонов с перегонов и со станции Отрожка – Придача, Масловка. В тыл вывезено 120 составов (всего 7000 вагонов) и 73 холодных паровозов. Спасено государственного имущества на миллионы рублей.

Выполняя приказ, командир 71-й отдельной роты эксплуатации Гонтарев Пётр Васильевич и военный комиссар Целовальников Герасим Иович сформировали 34 паровозных, кондукторских бригад, поставили дежурными и диспетчерами по станциям, бойцов роты. Они с красноармейцами обследовали брошенные паровозы. Годные к эксплуатации вручную заправили водой, топливом и растопили их. Железнодорожники растаскивали завалы из вагонов и поездов, восстанавливали пути. Со станции Отрожка ротой выведено 36 платформ танков, 250 вагонов боеприпасов, 45 цистерн, 270 платформ с автомашинами и тракторами, 300 спецвагонов и другое военное имущество. Командиры и красноармейцы вывели составы с демонтированным оборудованием заводов СК-2, имени Тельмана, авиационного, составы с артиллерией и госпиталями.

Под свирепыми бомбежками вражеской авиации эшелоны шли один за другим караванами, с минимальными интервалами. Чтобы обеспечить быстрое и безопасное следование эшелонов, воины-железнодорожники применили живую блокировку. Красноармейцы выстраивались цепочкой вдоль правой стороны полотна дороги. Каждый был своеобразным сигнальным постом. Интервал между постами — один километр. Сигналисты обеспечивались телефонной связью. Это позволило в несколько раз увеличить пропускную способность линии.

Старшина Андрей Сергеевич Гулин с командой на станции Тресвятская вручную отцепил шесть платформ, загруженных танками, от горящего эшелона и вывел их в безопасное место. Заместитель политрука Анатолий Федорович Капитонов с боевыми друзьями у станции Шуберское, вместе с семьей путевого обходчика спасли восемь вагонов с боеприпасами и четыре с механизмами от горящего эшелона. На перегоне Тресвятское- Графская немецкие летчики подожгли наливной состав с бензином. Попытки бойцов приблизится к составу отражались пулеметами, кружащих над железной дорогой стервятников. Команда добровольцев ефрейтора Алексея Васильевича Кузнецова трактором оттащила в укрытие 11 из 16 цистерн с бензином.

Сержант Семен Иванович Воропаев, назначенный начальником станции Сомово, работая дежурным, стрелочником, обеспечил пропуск и эвакуацию двадцати эшелонов. Машинист-инструктор сержант Константин Николаевич Козьмин в паровозном депо Отрожка обнаружил три паровоза, находившиеся на ремонте и без колёс. Организовав группу из двенадцати паровозников, он за сутки привёл паровозы в состояние годное к эвакуации. Заправив с товарищами с помощью ручных помп водой 22 паровоза, он вывел в Грязи, скопившиеся на станции составы. За героизм и мужество воинов железнодорожников 71-я отдельная рота награждена переходящим Красным Знаменем.

С высоким профессионализмом и самопожертвованием восстанавливали разрушенные пути воины-железнодорожники 83-го отдельного строительно-путейного железнодорожного батальона капитана Федора Дорофеевича Пащенко.

Первая рота капитана Успангалиева Галия Азбергеновича дислоцировалась на станции Сомово, а вторая старшего лейтенанта Пушкарева Анатолия Митрофановича, награждённого значком «Ударник сталинского призыва», восстанавливала движение поездов на станции Графская после каждой бомбёжки. Бойцы заново строили разрушенные пути, засыпали воронки от авиабомб, демонтировали и вывозили рельсы, шпалы, стрелочные переводы из Отрожки, Придачи, Масловки. Каждый железнодорожник на своём месте выполнял поставленную перед ним задачу. Силами батальона устранены все разрушения и выведены эшелоны, стоящие на перегонах и станциях. В местах больших заторов вагонов, как, например, 155-й километр, где было разрушено железнодорожное полотно и вагоны, железнодорожники проложили обходные пути.

Особенно варварской бомбардировке четвёртого, пятого и шестого июля подверглась станция Графская. В этот период её бомбили 283 самолета. Четвёртого июля фашистские стервятники совершили девять налетов на станцию. 61 бомбардировщик сбросил свой смертоносный груз, но станция продолжала работать. Пятого июля немецкие летчики десять раз сбрасывали свои бомбы. Враг бомбил этот железнодорожный узел, чтобы прекратить подачу вагонов в обороняющийся Воронеж. Группы самолётов, до пятнадцати штук, по два, три захода сбрасывали бомбы, обстреливали железную дорогу из пулемётов и пушек и мешали её восстановлению. На станции от прямого попадания поврежден бронепоезд. Станционные пути разрушены.Еще не рассеялся дым от бомб, а Пушкарев с лейтенантом Александром Александровичем Грицай и боевыми товарищами выбегали из укрытий и меняли подорванные рельсы.

От взрыва бомбы загорелся наливной состав. Её осколки пробили цистерны. Огонь охватывал всё новые платформы. Бойцы расцепляли горящие цистерны и вручную толкали их от состава. Не успели железнодорожники закончить восстановление путей, а фашисты совершили новый налёт. Он взрыва авиабомбы погиб командир роты Пушкарев. Командования ротой на себя взял политрук Литвинов Андрей Иванович, призванный на войну Калачеевским РВК. Только в этот день на станции вместе с командиром роты погибли старший политрук Дуняхин Андрей Андреевич, сержанты Федин Виктор Петрович, Шаухалов Абдул-Мажелет Бейсухтанович и Коробкин Михаил Лукич, мл. сержант Курамшин Митхат Шиганович, ефрейтор Уманский Петр Григорьевич, красноармейцы Фролов Николай Петрович , Хилко Вениамин Яковлевич, Шеховцев Николай Матвеевич, Шальнев Михаил Тихонович, Шаповал Владимир Ильич, Филиппов Павел Петрович, Харьков Дмитрий Федорович, Юдин Василий Андреевич, Еремин Николай Александрович, Дегилин Василий Петрович, Самсонов Александр Павлович, Зиновьев Петр Григорьевич, Ибрагимов Голеонар, Кудрявцев Геннадий Николаевич , Логинов Сергей Иванович, Пананин Иван Алексеевич, Подистов Федор Сергеевич, Рукавица Василий Федорович, Крюков Григорий Данилович, Дроговозов Николай Лукьянович, Щербаков Иван Митрофанович. Все они похоронены товарищами у станции Графская в лесу, у входного семафора со стороны станции Грязи, по левую сторону железной дороги. Многие из них до сих пор не увековечены в Воронеже.

Самый интенсивный налёт стервятники совершили шестого июля. С половины шестого утра до 20:00 они девятнадцать раз, группами от 6 до 30 самолётов, сбрасывали смертоносный груз. Цели достигли 47 вражеских бомби. Они разрушили все станционные пути, уничтожили 71 вагон, паровоз, сравняли с землёй служебные помещения, водонапорную станцию, повредили депо и электростанцию. Когда на станцию Графская налетели 28 «юнкерсов,» машинист паровоза Шаховцев Александр Григорьевич тянул состав с наливными цистернами. В угрожающей обстановке Александр Григорьевич, переведя две стрелки, вывел бензиновый состав из-под обстрела. Немецкие летчики начали преследовать уходящий состав, ведя по нему пулеметный и пушечный огонь. Им удалось поразить часть цистерн и повредить паровоз. Из пробитых пулями бочек струями забил бензин. Шаховцев деревянными пробками забил пробоины и спас эшелон.

В 16 часов вновь налетела вражеская авиация и подожгла цистерну с бензином. Пламя охватило стоящий рядом состав. Дежурный по станции Степан Никитович Онищенко вместе с паровозными машинистами ефрейтором Николаем Михайловичем Поляковым и красноармейцем Ворсловым Иосифом Антоновичем растащили состав и спасли имущество. Освобождая станцию от составов, Онищенко получил ранение. Три осколка разорвавшейся бомбы вонзились в спину.

Машинист паровоза младший сержант Николай Васильевич Самсонов на станции Графская во время налёта спас 30 платформ состава с дальнобойными орудиями. В этот день дежурный по станции красноармеец Базиленко, отличившийся раннее при эвакуации поездов на станции Подклетное, обеспечил пропуск ста семи составов.

Красноармейцы Григорий Яковлевич Боев и Матвей Семенович Шайдаров потушили загоревшийся от бомбёжки состав с 60 вагонами с боеприпасами.

Старший лейтенант Павел Михайлович Исаев с товарищами растаскивал горящие вагоны на станции Графская, эвакуировал имущество авиационного завода №18 и СК-2. Машинист-проводник Сергей Григорьевич Климов вытянул на своем паровозе 230 вагонов оборудования и подвижного состава заводов №18 и СК-2 под обстрелом фашистов. Машинист паровоза сержант Рафаил Васильевич Квиницкий со своей бригадой на паровозе №6051 с восьмого июля по первое августа вывез весь подвижной состав завода имени Тельмана.

Во время восстановительных работ и эвакуации ценностей с заводов Воронежа погибли смертью храбрых бойцы и командиры 83-го батальона: сержанты Винокуров Алексей Алексеевич и Сыпко Иван Тимофеевич, ефрейтор Карлаш Михаил Пертович, красноармейцы Белай Сергей Семенович, Бережной Николай Матвеевич, Зайцев Александр Егорович, Кудин Станислав Данилович, Исиков Федор Матвеевич, Ластовский Гавриил Парфентьевич, Муратов Тайлихистан, Медведев Александр Васильевич, Мовчан Иван Трофимович, Пугачев Иван Семенович, Толмачев Яков Михайлович, Цапарыгин Алексей Кириллович и ещё восемнадцать человек получили ранения.

После освобождения города 5-я отдельная железнодорожная бригада восстановив мосты и стальную магистраль ушла с войсками на запад. С боями железнодорожники дошла до Франкфурта-на-Одере. Здесь они за несколько дней восстановили мост через реку Одер и возобновили движение Берлин-Франкфурт.

За образцовое выполнение боевых задач бригада была награждена орденом Красного Знамени и получила почетное наименование Познанская. Пять воинов были удостоены звания Героя, (командиру бригады Бакареву Петру Ивановичу и путейцу Сук Ивану Яковлевичу указом Президиума Верховного Совета СССР от 5 ноября 1943 года «за особые заслуги в деле обеспечении перевозок для фронта и народного хозяйства и выдающиеся достижения в восстановлении железнодорожного хозяйства в трудных условиях военного времени» присвоено звание Героя Социалистического Труда с вручением ордена Ленина и Золотой медали «Серп и Молот»). Более семи тысяч железнодорожников были награждены орденами и медалями СССР и зарубежных стран.

В настоящее время части бригады расположены в городах Абакан (Республика Хакасия) и Минусинск (Красноярский край). В прошлом году личный состав 5-й отдельной железнодорожной Познанской ордена Красного Знамени железнодорожной бригады отпраздновал свое 85-летие. Современные военные железнодорожники только приумножают героическое наследие своих предшественников. Они участвовали в ликвидации последствий техногенной аварии на Саяно-Шушенской ГЭС, восстанавливали разрушенный водной стихией железнодорожный мост через реку Абакан, принимали активное участие в тушении лесных пожаров и ликвидации наводнений в Хакасии.

Через 75 лет вернулись воины бригады в Воронежскую область. Мастера своего дела принимали участии в выполнении государственной задачи по строительству обходного участка железной дороги Журавка – Миллерово вместе с воинами 39-й железнодорожной бригады. Магистраль в 137 километров была построена в кратчайшие сроки.

Пятого сентября 1966 года, намечая мероприятия к празднованию 50-летия Советской власти, Воронежский городской Советов депутатов в решении №662 постановил соорудить мемориальную доску на подъезде к Отроженским мостам, рассказывающую о героизме защитников переправы. В 1972 году мосты жизни вошли в Линию Ратной Славы и стали памятным местом.

К сожалению, чиновники современной России забыли включить Линию Ратной Славы в объекты культурного наследия. Нам думается, что эту несправедливость необходимо исправить к 75-летию Победы советского народа в Великой Отечественной войне.

Настало время, чтобы 9 мая 2020 года на юбилейном параде в нашем городе, вместе с воинами Воронежского гарнизона прошли делегации военнослужащих 5-й железнодорожной бригады, Кантемировской танковой дивизии и солдаты 3- отдельной Краснознаменной бригады специального назначения внутренних войск МВД Беларуси (бывший 287-й стрелковый полк ВВ НКВД). Пусть славное боевое прошлое, скрепленное кровью в боях за наш город, укрепит дружбу между народами Советского Союза.


Красноармеец 125-го полка НКВД Никитин Степан Гаврилович,
погибший на станции Отрожка.


Красноармеец 125-го полка НКВД Одиноков Леонид Рафаилович.


Командир 5-й железнодорожной бригады Бекарев Петр Иванович.


Младший лейтенант 5-й железнодорожной бригады
Алексей Александрович Огуз. 1945 год, Вена.


Директор школы Алексей Александрович Огуз в 60-е годы (в центре,
с орденом). Фото из архива семьи Огуз.




comments powered by Disqus

Возврат к списку



Возрастная категория сайта


Аналитика
Забытая война
Заигрывание с темой войны плодит не только внешние риски и угрозы. Насилие неизбежно проецируется вовнутрь.

Растёт запрос на справедливость
Россияне, по мнению социологов, всё чаще связывают статус великой державы не с внешней, а с внутренней политикой.

Республики ДНР и ЛНР будут признаны Россией
Это произойдёт, если Киев начнёт на них наступление и будет массовая гибель жителей.

Символы ноября
Пошло уже тринадцать лет с тех пор, как страна отметила День народного единства в первый раз.

Парус единства – справедливость
Ощущение россиянами единства с согражданами зависит от оценки того, насколько справедливо устроено общество.

Банальность зла
Неделя за неделей стали приносить плохие новости, своего рода «чёрных лебедей» – непредвиденные несчастья.

Конституционные вопросы
Стране не помешает дискуссия о путях её конституционных изменений, пусть даже в рамках виртуального «круглого стола».

Лукавая арифметика
Создаётся ощущение, что в России мысль чиновников работает только в одном направлении – как улучшить статистику.

Профицитные радости
Минувшая неделя принесла неожиданно радостные экономические новости. В Совфеде прошли слушания по проекту бюджета.

Под гнётом либерального креста
Демографическую трагедию 90-х в то время назвали «русский крест». Сегодня ясно, что такое определение оказалось неточным.

Иранский троянский конь
Военные специалисты и ряд политологов солидаризовались: ситуация чревата серьёзным военным конфликтом.

Тревожный звонок
Похоже, старая политическая игра заканчивается, и мы на пороге новой, возвращающей политике её изначальный смысл.

О чём рассказали выборы?
Электоральный тур – 2018 завершился, комментарии к его результатам от лица всех его участников прозвучали.

Майские указы. С интервалом в шесть лет
Что стало главной причиной неисполнения реалистически поставленных Президентом концептуальных положений указов?

Бухгалтерский расчёт
Российские власти не учли главного: модель пенсионной системы входила в своеобразный общественный договор.

Забытый август
Мы действительно являемся страной, у которой непредсказуемо не будущее, а прошлое?

Коварный референдум
Российская политическая жизнь постепенно накаляет атмосферу в преддверии выборов в регионах.

Этот непонятный Трамп
Что Трамп хочет от России? И что требуется от России, имеющей партнёрство с Китаем?

С кем солидарна наша пенсионная система
С каждой тысячи рублей зарплаты использовано общественно нерационально 750 рублей.

Время открывать карты
Планы по преодолению транспортного кризиса в Воронеже выходят на новый уровень. Очередная идея – электронные проездные.

Споры о реформе
Экспертное сообщество практически единогласно выступило с критикой сценария повышения пенсионного возраста

Запрос на перемены и человеческий фактор
Сегодня как никогда неприемлема глухота к запросам, требованиям, нуждам масс, их инициативам.

Пенсионное пенальти
За пределами футбольного поля картина выглядит невесело для россиян. Власти забили в ворота сограждан тройной пенальти.

Дорогими стали дороги
Новые цены на топливо уже в скором времени на своих кошельках почувствуют не только владельцы автомобилей.

Обновлённый формат
Возможно, главный итог прошедшей «прямой линии» – позволить Президенту лучше узнать страну, которой он управляет.

Чем «питается» оптимизм и пессимизм россиян?
Снижение уровня бедности в 2 раза к 2024 году станет самой сложной задачей, которую поставил Президент Путин.

Куда ведёт «прямая линия»?
Но напряженность сегодня сформировалась не только во внешней, но и во внутренней российской политике.

Рыба ищет, где глубже, а россияне – где дешевле
Очевидно: чтобы повысить внутренний спрос, нужно поднять доходы людей, особенно тех, кто находится за чертой бедности.

Уроки Мая-1968
Сегодня в западном и отечественном дискурсе идёт спор о том, какое наследство нам оставил Май 1968 года.

Популярное за сегодня

Реклама

Абрамцево



Новости редакции
31.12.2017  Век «Коммуны». В списке не значился
14.10.2017  Век «Коммуны». Юбилей позади, а история продолжается
14.10.2017  Век «Коммуны». Заветное слово литературного редактора
04.05.2017  Век «Коммуны». «В любых строках – он был самим собой»
01.05.2017  Век «Коммуны», Часы от Александра Лебедя
20.04.2017  Век «Коммуны». Когда газета была в шинели
20.04.2017  Век «Коммуны». Когда экраны были маленькими…
18.04.2017  Век «Коммуны». От истоков до дней сегодняшних
16.04.2017  Век «Коммуны». Был твёрд и независим
08.04.2017  Век «Коммуны». История одного стихотворения
03.03.2017  Век «Коммуны». Как будто Бог подсказывал слова…
14.02.2017  Век «Коммуны». Назвать поименно
23.01.2017  Век «Коммуны». В ходу была его строка...
13.01.2017  Век «Коммуны». Трибуна, которая позволяла говорить о самом важном
19.12.2016  «Коммуна» удостоена Знака отличия «Золотой фонд прессы – 2017»
20.05.2013  Газете – 96 лет! Три кита «Коммуны»
17.05.2012  К 95-летию «Коммуны». Редактор Наквасин
13.05.2012  К 95-летию «Коммуны». Как закалялся Стальский
08.05.2012  К 95-летию «Коммуны», Борис Стукалин, «Мы – дети своего времени»
08.05.2012  К 95-летию «Коммуны». Имя газеты носит одна из вершин на Памире


Экспорт новостей

 В формате RSS


Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика
(с)Электронное периодическое издание «КОММУНА».
Учредитель: ООО «Редакция газеты «КОММУНА».
Главный редактор В.Г.Руденко.
Адрес издателя и редакции: 394030, г.Воронеж, ул.Кольцовская, 46а, тел. (473) 251-24- 87.
Электронная почта: mail@kommuna.ru
Знак информационной продукции: 16+
Электронное периодическое издание «КОММУНА» зарегистрировано в Федеральной службе по
надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл №ФС77-42425 от 27.10.2010г.
При любом использовании материалов гиперссылка на communa.ru обязательна.