-5°
г. Воронеж

Ясно, ветер юго-западный 3 м/с.

• Днём ясно, -4°…-2°, ветер западный 3.5 м/с.

• Вечером ясно, -6°…-4°, ветер юго-западный 4 м/с.

• Ночью ясно, -6°…-5°, ветер юго-западный 4.8 м/с.

• Утром облачно с прояснениями, -6°…-2°, ветер юго-западный 5.1 м/с.

  • $ 66,24
  • € 74,9
28.06.2018 19:45
  • 1736
  • 0
  • 0
Политика

Споры о реформе

Сценарий повышения пенсионного возраста ничего общего с комплексной пенсионной реформой не имеет, считают эксперты.

Политический дневник

Чемпионат мира по футболу набирает обороты и порождает большие амбиции у одних и серьёзные огорчения у других команд и болельщиков. Победное шествие российской сборной приостановили горячие парни из Уругвая, напомнив лишний раз о том, что футбол – это всё-таки прежде всего игра, а уже потом повод для самовосхваления, самовосхищения.

Александра ГЛУХОВА,


доктор политических наук, профессор
Воронежского государственного университета

Не обходится, увы, и без политики: радушие хозяев и благодарные оценки гостей часто интерпретируются едва ли не как покаяние всех, кто критиковал политику России в последнее время. Однако футбол все расставляет по своим местам и хорош тем, что спортивное мастерство воспринимается и ценится людьми выше, чем национальная принадлежность спортсменов.

Вместе с тем для российского населения футбол стал прикрытием крайне непопулярного решения правительства – пенсионной реформы, повышения налога на добавленную стоимость (НДС) и т.д. Мировой чемпионат должен был стать своего рода шумовой завесой, отвлекающей россиян, в первую очередь – предпенсионного возраста, от уготованных им неприятностей. Однако этот финт (говоря футбольным языком) пока еще не вполне удался. И дело не только в дебатах, которые возникнут в Госдуме по ходу обсуждения законопроекта. Экспертное сообщество практически единогласно выступило с критикой предложенного правительством сценария повышения пенсионного возраста, заявив, что ничего общего с комплексной пенсионной реформой он не имеет. Обратим внимание на некоторые сюжеты, пока еще не обсуждавшиеся на страницах нашей газеты.

Во-первых, следует напомнить, что пенсионная система представляет собой довольно сложный объект управления, заключающийся не только в определении возраста выхода на пенсию, но и в том, как собираются, накапливаются и распределяются пенсионные платежи. То, о чем сейчас говорят в правительстве, — это только очень маленькая часть этой системы.

Во-вторых, очень важен фактор доверия. Власти долго убеждали людей в том, что пока они занимают свои посты, этого никогда не случится. У людей сложилось абсолютно четкое убеждение в том, что про повышение пенсионного возраста могут говорить только антинародные силы. Но вот вдруг выясняется, что такими силами являются как раз сами власти. Поэтому любая реформа, в особенности такая, которая затрагивает интересы миллионов людей, должна соответствующим образом разъясняться. Люди должны понимать, зачем подобное нужно и почему альтернативы этому нет.

В-третьих, проведение реформ, затрагивающих основы экономической жизни страны, должно включать объяснение того, как работает пенсионная система в целом, а не только о пенсионном возрасте. На данный момент абсолютно непонятно, что будет со всеми остальными ее элементами.

Мировой чемпионат должен был стать своего рода шумовой завесой, отвлекающей россиян, в первую очередь – предпенсионного возраста, от уготованных им неприятностей. Однако этот финт (говоря футбольным языком) пока ещё не вполне удался.

Вице-премьер Татьяна Голикова заявила о том, что нужно отказаться от балльной системы, но принципы устройства этой системы никто толком не понимает. Люди, уже достигшие пенсионного возраста и получающие пенсию, не могут объяснить ее размер. Совершенно разные трудовые истории с точки зрения стажа и заработков в итоге дают практически одинаковые суммы выплат. Но все это властями не обсуждается, речь идет только о повышении возраста выхода на пенсию. Примитивный фискальный интерес – сократить трансферт в Пенсионный фонд из федерального бюджета – становится основным драйвером всех решений. Поэтому у людей справедливо доминирует представление о том, что власти просто в очередной раз хотят вынуть деньги из их кармана.

Наряду с этим возникают еще проблемы занятости пожилых людей, проблемы доходов. Люди в предпенсионном возрасте ожидают, что при наступлении пенсионного возраста к их доходам добавится пенсия. Средняя зарплата по экономике в России на настоящий момент составляет около 40 тысяч рублей, а средняя пенсия – чуть более 13 тысяч, и это существенная прибавка. Многие работающие пенсионеры именно благодаря такой прибавке вылезают из бедности. Повышение пенсионного возраста означает, что правительство вытаскивает у них из карманов дополнительные пенсионные деньги.

И это становится серьезным фактором недовольства.

Возникают также проблемы в сфере рынка труда. Если несколько лет назад самым крупным отраслевым работодателем была промышленность, то сегодня — торговля. Примерно половина всех занятых в России приходится на 29 массовых профессий, многие из которых не требуют высокой квалификации. Самые распространенные профессии — водитель легкового автомобиля и продавец, на которые в сумме приходится около 15 процентов всей занятости. А еще есть охранники, вахтеры, кладовщики, гардеробщики, то есть профессии со свободным входом, не требующие особой квалификации. И эти профессии во многом абсорбируют тех людей, которые уходят из более сложных отраслей в связи с возрастом. В результате производительность труда в целом в России составляет примерно треть от уровня стран-лидеров.

В дискуссию вступило также и бизнес-сообщество, обсуждающее предполагаемое повышение налогов, которое помешает инвестиционному ускорению. Бизнес-омбудсмен Борис Титов даже назвал новую формулу развития российской экономики как «шаг – вперед, два шага – назад». Таким образом он отреагировал на план Минэкономразвития по ускорению инвестиционного роста, разработанный по поручению Президента Владимира Путина. Борис Титов заметил, что говоря об инвестиционном рывке, власти противоречат сами себе: трудно рассчитывать на рывок, если из экономики при помощи роста налогов выкачиваются последние соки, не оставляя бизнесу никаких надежд на смягчение кредитно-денежной политики.

Бизнес, конечно, заинтересован в стабильности российской финансовой системы, однако не все его представители выражают солидарное неприятие предложенных правительством мер. Так, председатель Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП) Александр Шохин назвал последние «меньшим злом», на какое могло решиться правительство; по его мнению, с повышением НДС с 18 процентов до 20 процентов «можно справиться».

Но РСПП – это союз, объединяющий крупнейших представителей бизнеса в энергетическом и банковском секторах, машиностроении, оборонно-промышленном комплексе, строительстве, химическом производстве и т.д. Борис Титов же излагает позицию перерабатывающей промышленности, сектора малого и среднего предпринимательства, агропрома и т.д. По его мнению, никакого прорыва не получится без смягчения денежно-кредитной политики, повышения доступности кредитов, ударного налогового стимулирования инвестиций в модернизацию и создание производств.

Экономика нуждается в насыщении деньгами, поскольку сегодняшнее отношение денежной массы к ВВП в 48 процентов является недопустимо низким, а отсутствие доступных кредитов не позволяет развивать новые проекты. Кроме того, параметры налоговой системы должны перестроить ее с сиюминутного выкачивания ресурсов на создание условий для экономического развития. По данным Всемирного банка, в 2017 году в России реальная налоговая нагрузка на бизнес (с учетом неналоговых платежей) отнюдь не низкая и составляет 47,4 процента. В среднем по миру это показатель в 40,6 процента.

Экономисты подсчитали, что повышение НДС будет извлекать из экономики около 600 млрд. рублей в год либо напрямую, за счет снижения отпускных цен, либо косвенно из-за снижения спроса на подорожавшую продукцию. Но так или иначе, прибыль компаний будет уменьшаться, что затормозит технологическую модернизацию. Населения этот процесс также коснется: повысится инфляция, снизится потребительский спрос, люди будут вынуждены еще сильнее ограничивать свое потребление, ухудшая качество жизни. В плане Минэкономразвития содержатся некоторые компенсационные меры, однако пока не ясно, обеспечены ли они достаточным финансированием и насколько умело будут претворяться в жизнь.

Источник: газета «Коммуна» | №49 (26796) |  Вторник, 29 июня 2018 года

Плюсануть
Поделиться
Класснуть