На главную страницу
 



Популярное за неделю


communa.ru / Главные новости Воронежа и области / Культура


Пепел Донбасса, стучащий в сердце


03.07.2017 14:40

      Книжные берега

11 мая 2014-го года на Донбассе прошёл референдум, по результатам которого власти самопровозглашённых ДНР и ЛНР объявили о суверенитете, отказавшись жить в государстве с пробандеровским режимом, обречённым на экономическое, политическое и моральное банкротство. Последовавшая вслед за этим кровавая агрессия со стороны Украины выбор народа Донбасса не поколебала.

Как показало время, выбор этот был не только политическим, но и культурным, духовным, нравственным, ментальным. Вышедший только что в луганском издательстве «Большой Донбасс» почти 700-страничный альманах Союза писателей ЛНР «Выбор Донбасса» (руководитель проекта Г.Л. Бобров) заявляет об этом более чем красноречиво. Альманах является, как говорится в аннотации к изданию, художественным свидетельством «глубинной подвижки в сторону единства русского народа, устремлённого к миру, творческому созиданию и счастью людей».

Слово «счастье» на страницах книги, может быть, одно из наиболее часто встречающихся. Но что считают для себя счастьем люди, живущие здесь, где «забытая Богом земля. И бесплодны поля, где под небом лежат нерождённые сыновья», где «…помереть необходимо бывает, чтоб себя не потерять»? Хорошо написала об этом Анна Ревякина: для неё счастье – это тот час, когда «они встретятся – отец и дочь, – натянут сетку для бадминтона», и у них «не будет другого занятия, кроме счастья».

Представленные в книге стихи, проза, драматургия переполнены стилистикой военного быта. Вот, к примеру, строки из стихотворения Анны Долгаревой:

Здесь земля отверженных,
                               нам уже от неё не деться,
ветер степной пахнет смертью, мятой и мёдом.
Мы пьём за любовь, за правду,
                               за счастливое детство,
пьём не чокаясь из гильз от гранатомета.
Наверное, нам, живущим в мире, трудно понять, что женщина, пишущая стихи о любви, может сегодня использовать образы войны, как использует их, например, луганчанка Елена Заславская:
Счастье моё великое!
Чудо моё ты, чудище,
Любящее и нежащее,
Спрячусь в твои я ручищи,
Словно в бомбоубежище,
Спрячусь от взрывов отчаянья,
Ужасов одиночества…
Здесь даже стихи пишутся потому, что они – «как от зла редут», что каратели могут расправиться с человеком, но со стихами – никогда: «…уничтожить ни за что нельзя того, что было выстрадано сердцем!» (Виктор Полупан).

«Пепел Донбасса стучит в моё сердце!» – восклицает Иван Нечипорук, перефразировав известную фразу Шарля де Костера, и убеждённо говорит: «Мы не вернёмся к тебе, Украина!»

А разве возможно вернуться в… никуда? Именно такой видит современную Украину, погрузившуюся то ли в безвременье, то ли в средневековье, Виктор Куллэ:
Слишком жадным и глупым
не понять никогда:
путь к свободе по трупам
ведёт в никуда.
Как бы вторя ему, Александр Курапцев считает приговорённой к гибели страну, где нет места свободной мысли и мнению, которое противоречит официальной линии:
…нет, ни за что не смолкнет сволочь,
в башку вколачивая текст.
Так, потерявшись в настоящем,
ополоумевши сполна,
играет в говорящий ящик
приговорённая страна.
Фашистскую сущность тех, на кого равняется сегодняшняя Украина, подчёркивает стихотворение известного украинского поэта Василя Симоненко в переводе на русский, выполненном Виктором Куллэ (здесь же, рядом, стихотворение публикуется и на языке оригинала):
Я встретил вас в годину лютой боли,
Когда пожаров языки взвились
До звёзд, и люди глохли поневоле
От самолётов, вспарывавших высь.
Тогда-то вас и окрестили псами:
За страсть лизать хозяевам сапог,
За «Ще не вмерла…» хриплыми басами,
За «хайль» и взлёт руки наискосок.
Те, у кого «смерть за спиной стоит с холодным взглядом и смотрится в разбитое окно», у кого «и дочке будет пять, а сыну – девять отныне до скончания времён» (Александр Савенков), иногда ещё называют Украину «своей страной». Но лишь в том контексте, в каком пишет о ней Екатерина Ромащук:
Свою страну всем сердцем ненавижу,
Где люди к бедам слепы и глухи.
Не страшно умирать. Страшнее выжить
Калекой без руки или ноги.
Но большинство авторов отчётливо ощущают себя частью русского мира. Уже упомянутая выше Анна Долгарева выражает это ощущение такими поэтическими строчками:
…все цари да чиновники тенью пройдут,
ну а мы-то навеки останемся тут,
от курильских морей до донбасских степей
в эту землю врастаем и останемся в ней.
Сохранение себя в качестве русского человека каждому из них приходится оплачивать неимоверно высокой ценой. Той, о которой Марк Некрасовский говорит обыденно просто и в то же время трагически достоверно:
Это чьи, ребята, ноги?
Без сомненья, это Томка.
После взрыва на дороге –
Только ноги и воронка.
А Елена Заславская пишет об этой цене, казалось бы, более возвышенно, но не менее трагично:
Близко, черно и бездонно.
И падают звёзды.
Кому на погоны.
А нам на погосты.
И всё-таки в страшных условиях войны люди не потеряли способность сострадать. Показательно в этом смысле сюжетное стихотворение Григория Егоркина «Сонечко» («Солнышко»). Ополченец кинул в свой «сидор» нехитрый трофей – айфон убитого врага – бойца АТО: «Мёртвый на войне гаджетов не имет». И вдруг телефон бренькнул:
«Сонечко моє!» –
Из контактов строчка.
И тебя одна
Мысль берёт на мушку:
Дочь звонит? Жена?
Лапушка-подружка?
Закуси губу,
Драная пехота.
Даже взяв трубу,
Разве скажешь что-то?
В этом «разве скажешь что-то?» – и глубина мысли, и понимание того, что сочувствие к человеческой боли является непреходящим, не подверженным переменам свойством русской души.

Талантливо и эмоционально сказано о том же самом в стихотворении Юрия Беридзе «Побелите хатку», в котором обманутый и убитый сельский хлопец обращается к своей матери:
Я капля крови в желтом поле,
блакитно небо надо мной,
и ни над чем уже не волен
я, бестелесный и немой…
Теперь я семо и овамо,
и мне легко, как во хмелю…
Вы побелите хатку, мамо,
бо я уже не побелю…
В прозаическом разделе книги выделяется своей трогательностью рассказ Николая Иванова «Свете тихий», посвящённый последнему ветерану Великой Отечественной войны. Очерки-исследования Алексея Ивакина «Донецкий исход 1918 года», Владимира Спектора «Имя им – «Молодая гвардия» привлекают внимание читателя к урокам прошлого, незнание которого «искажает настоящее и угрожает будущему».

Но основная часть прозы обращена в сегодняшний день, к войне, к которой «привыкнуть противоестественно, жажда выживания пробивается в нас сквозь изрезанные осколками поры на коже» (Ирина Бауэр).

Военные будни суровы. Серёга из рассказа Ирины Горбань, который «от матери на войну сбежал», успел сделать здесь только две папиросных затяжки: «У снайперов негласное правило есть: увидел огонёк сигареты – прицелился. Повторился огонёк – стреляй. Не промажешь. Любители покурить со второй затяжки падают подкошенные на землю».

Для нынешней Украины Донбасс – это города, посёлки, шахты, уголь, поля… Но только не люди. Иные украинские политики уже открыто ведут речь о постепенном освобождении этого региона от людей. Герой рассказа Ивана Донецкого «Донецкий реквием», размышляя о том, почему он взялся за оружие, вспоминает: «Они любили меня. Я любил их. А украинский солдат их уничтожил. Убил как животных на живодёрне. Оставил на кровати её окровавленное тело без ног, засыпанное штукатуркой и обломками кирпича... Рядом, в проходе, между стеной и кроватью, под выбитой оконной рамой – тело дочери с оторванной правой рукой и кровавым месивом вместо лица и головы...

Я видел это. И пережил. Не повесился, не застрелился, не сошёл с ума...

Теперь живу ради зарубок. Мне нравится гладить их пальцами. Я украшу ими весь приклад. Уверен, что они видят меня и одобряют…»

А разве возможно не содрогнуться от картины, нарисованной пером Геннадия Дубового в рассказе «Увертюра к плачу кукол»? В песочницу, в которой играла «рыженькая девочка лет четырёх-пяти», упал снаряд. Осталась только косичка да дымящаяся глубокая воронка. Девочку похоронили. Но откуда же раздаётся «неживой, пискляво-скрипучий голос: «Здравствуй, как тебя зовут? Давай играть! Здравствуй…» Оказывается, это Настя – кукла убитой девочки. Одну положили с нею в гроб, а вторую сюда, на передовой рубеж, принесла волонтёр Людмила, позывной – «Дед Мороз». Прикрепила вместе с иконами Пресвятой Троицы и Георгия Победоносца проволокой с наружной стороны блокпоста. Часто по ночам под ветром проволока тёрлась об арматуру, странно поскрипывала, и, казалось, Настя плачет. А когда ветер усиливался, кукла раскачивалась, билась о бетон затылком, включался механизм, и наши, и вражеские бойцы в полусне слышали неживой пискляво-радостный голосок: «Здравствуй! Как тебя зовут? Давай играть!..»

Герой рассказа Андрея Кокоулина «Покаяние», представляя себе Украину страной-монстром, где «все говорят на русском и его же запрещают», где людям даже осознания происходящего «хочется на халяву», делает вывод: «Какое уютное безумие – быть украинцем. Никому не должен, но все, по гроб жизни…» Словом, все должны ей, Украине!

Телефонный разговор из этого же рассказа:

« – Мама, это Лёша. Как ты?

– Я – хорошо, – несколько отстранено сказала мать. – А ты где?

– Я в командировке, на Донбассе. Телицкому приходилось кричать, он почти физически ощущал, как слова продираются сквозь расстояние.

– Где?

– В командировке! Под Донецком!

– Убивай их, – сказала вдруг мать. – Они не достойны... Это другие люди…»

Недавно в одной из телепрограмм Первого канала услышал мнение зрителя: мол, мамы детей, воюющих в АТО, переживают за то, что у сыновей старые бронежилеты и старые автоматы, а мамы Донбасса переживают за своих детей. Чувствуете эту чудовищную разницу? Её и заметил писатель в своём рассказе – в жёсткой, но справедливой форме. Вероятно, так бывает не всегда и не везде. Но уже одно то, что бывает, позволяет оценить выбор и трагедию Донбасса не как локальное противоборство, а как часть вселенского противостояния между Добром и Злом.

«…нельзя бежать от войны, если она сама пришла к тебе в дом, – пишет Вениамин Углёв в рассказе «Апогей страха». – И вообще, где мы сможем лучше узнать людей, кроме как на войне? А самого себя – где? Только там, где жизнь вплотную граничит со смертью, а смерть – иногда возвращает жизнь. Там, где добро и зло – самые непомерные, неизмеримые, достигающие самых недюжинных высот инстанции. Там, где зло – это бездна, а добро – мягкое солнце в тёплом небе».

Среди драматургических произведений альманаха выделяется киносценарий Юрия Юрченко «Свидетель». В основе его сюжета – реальные события, происходившие на юго-востоке Украины летом и осенью 2014 года. Автор живёт во Франции. Приехав на Донбасс, он вступил в Народное ополчение ДНР. Из осажденного Славянска слал в средства массовой информации свои репортажи о боях с карателями. Попав под Иловайском в плен, подвергся пыткам и истязаниям. Был обменян на четверых офицеров из украинского батальона «Донбасс». Истории, подобные той, что рассказывает одна из героинь его произведения, он слышал, вероятно, сотни раз: «Когда приехала, я, если честно, не очень еще соображала, что здесь происходит… Но тут, в Славянске, я увидела девочку лет четырех – в песочнице играла. Я ей: «Молодец, хороший домик построила». А она посмотрела на меня и говорит: «Это не домик. Это – бомбоубежище». И вот тогда я поняла, что я здесь уже до конца…»

Власти Украины и некоторая часть украинского общества покрыли себя позором своим отношением к Великой Отечественной войне. В связи с этим представляется актуальным опубликованный в книге сценарий Глеба Боброва «Миронова проба», поднимающий вопросы воспитания молодёжи, преемственности поколений, бережного отношения к истории.

«Сегодня жизнь людей Донбасса – настоящая трагедия. Замороженный конфликт на словах и в Минских соглашениях, а у них каждый день стреляют. И каждый день может стать для кого-то последним. Но это наши, русские люди. Люди одного со мной языка, одной культуры и одного ментального выбора», – говорит Артём Шейнин, писатель, ветеран-«афганец», телеведущий Первого канала и один из тех, при содействии кого книга вышла в свет.

Достойная книга. Она свидетельствует: музы Донбасса не молчат. В дни, когда «наступило не только время мародёров и карателей, но и время стукачей» (Александр Сурнин), они сражаются вместе с народом за правду, за справедливость, впитав, как и он, своей кожей боль, горе и надежды этой многострадальной земли.

Евгений Новичихин




comments powered by Disqus

Возврат к списку



Возрастная категория сайта


Аналитика
Отмена Судного дня
России необходима прагматическая внешнеполитическая линия. Очень трудно жить в режиме ожидания Судного дня.

Вылет чёрных лебедей
Одним из «лебедей» стало расширение санкций Минфина США против 7 российских бизнесменов и 17 чиновников.

Арифметика поля
Опыт рекордного урожая -2017 заставил воронежских аграриев более взвешенно подходить к планам на посевной сезон.

Не первый и не последний?
В России опять траур, опять погибли люди. Погибли – по разгильдяйству, халатности и жадности своих земляков.

Когда государство уберёт «ножницы»?
«Ножницы» между теми, кто получает очень много, большие доходы, и теми, кто живёт, мягко говоря, очень скромно».

Как им простить девчонок, порезанных за то, что они жёны «сепаратистов»?
Глава ДНР: «Мы воюем не с украинским народом, а с определённой частью населения, которая заразилась вирусом нацизма и фашизма».

Жизнь после выборов
Правовой порядок наступает там, где люди готовы контролировать власть и вместе с нею нести ответственность за судьбу страны.

Залпы Манежа
Вторая часть Послания Президента Федеральному Собранию фактически свелась к озвучиванию новой военной доктрины России.

У Донецка и Луганска есть возможности за себя постоять!
Пётр Порошенко подписал закон о реинтеграции Донбасса и теперь сможет использовать ВСУ в любой точке государства без согласования с Радой.

Зерновые пороги
Воронежские аграрии, получив рекордный урожай зерна, теперь вынуждены нести убытки. Цена на зерно упала ниже уровня 2016 года.

Временщики под крышей
Снять квартиру в аренду – вынужденная необходимость для тех воронежцев, которые не могут позволить себе приобрести жильё.

Уроки Октября
Революция 1917 года изменила ход мировой истории. В России – «колыбели революции» отношение к её значению и по сей день неоднозначное.

Адвоката обвинили и приговорили
Почему в Воронежской области суды выносят столь мягкие приговоры адвокатам- «решальщикам», остаётся только гадать.

Популярное за сегодня

Шесть малых городов Воронежской области примут участие во всероссийском конкурсе 434
Конкурсные заявки рассмотрены на заседании Межведомственной комиссии Воронежской области по обеспечению реализации Приоритетного проекта «Формирование современной городской среды» .

В Воронеже на базе ЗАО «Орбита» будет создано российско-китайское предприятие 382
Соглашение о создании совместного предприятия по разработке и производству электротехнического оборудования подписано 23 апреля в рамках встречи врио губернатора Воронежской области с делегацией КНР.

В Воронеже 28 апреля, 3 и 5 мая на площади Ленина пройдут репетиции военного парада 350
Подготовка к празднованию 73-й годовщины Победы и обеспечение безопасности во время майских праздников стали основными темами еженедельного планёрного совещания у мэра Воронежа.

В Воронежской области на 23 апреля яровыми культурами засеяли более 128 тыс. гектаров 340
Несмотря на резкие погодные «качели», в регионе набирают обороны весенние полевые работы. Не приступили ещё к севу только в Новохоперском муниципальном районе и Борисоглебском городском округе.

В Воронежской области за минувшие сутки зарегистрировано 111 ДТП 321
В том числе 85 – в городе Воронеже, 25 – в районах области, одно – на федеральной автотрассе. В пяти ДТП пострадали люди. Всего телесные повреждения различной степени тяжести получили шесть человек.


Реклама



Новости редакции
01.01.2018  Век «Коммуны». В списке не значился
15.10.2017  Век «Коммуны». Юбилей позади, а история продолжается
15.10.2017  Век «Коммуны». Заветное слово литературного редактора
04.05.2017  Век «Коммуны». «В любых строках – он был самим собой»
02.05.2017  Век «Коммуны», Часы от Александра Лебедя
21.04.2017  Век «Коммуны». Когда газета была в шинели
21.04.2017  Век «Коммуны». Когда экраны были маленькими…
19.04.2017  Век «Коммуны». От истоков до дней сегодняшних
16.04.2017  Век «Коммуны». Был твёрд и независим
09.04.2017  Век «Коммуны». История одного стихотворения
03.03.2017  Век «Коммуны». Как будто Бог подсказывал слова…
14.02.2017  Век «Коммуны». Назвать поименно
24.01.2017  Век «Коммуны». В ходу была его строка...
13.01.2017  Век «Коммуны». Трибуна, которая позволяла говорить о самом важном
20.12.2016  «Коммуна» удостоена Знака отличия «Золотой фонд прессы – 2017»
20.05.2013  Газете – 96 лет! Три кита «Коммуны»
17.05.2012  К 95-летию «Коммуны». Редактор Наквасин
13.05.2012  К 95-летию «Коммуны». Как закалялся Стальский
08.05.2012  К 95-летию «Коммуны», Борис Стукалин, «Мы – дети своего времени»
08.05.2012  К 95-летию «Коммуны». Имя газеты носит одна из вершин на Памире


Экспорт новостей

 В формате RSS


Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика
(с)Электронное периодическое издание «КОММУНА».
Учредитель: ООО «Редакция газеты «КОММУНА».
Главный редактор В.Г.Руденко.
Адрес издателя и редакции: 394030, г.Воронеж, ул.Кольцовская, 46а, тел. (473) 251-24- 87.
Электронная почта: mail@kommuna.ru
Знак информационной продукции: 16+
Электронное периодическое издание «КОММУНА» зарегистрировано в Федеральной службе по
надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл №ФС77-42425 от 27.10.2010г.
При любом использовании материалов гиперссылка на www.сommuna.ru обязательна.