19°
г. Воронеж

Пасмурно, ветер восточный 5 м/с.

• Днём небольшой дождь, +16°…+17°, ветер юго-восточный 3,8 м/с.

• Вечером облачно с прояснениями, +15°…+18°, ветер южный 3,3 м/с.

• Ночью облачно с прояснениями, +18°…+20°, ветер восточный 2,8 м/с.

• Утром небольшой дождь, +18°…+19°, ветер восточный 4,3 м/с.

  • $ 70,75
  • € 78,54
15.03.2020 12:23
  • 1222
  • 0
  • 0
Пользователь #11291

Как сибиряки встали на защиту Воронежа

15.03.2020 12:23
Как сибиряки встали на защиту Воронежа Фото:zen.yandex.ru/media/kuzbasskiy_sledopyt

Память | В ожесточённых боях за Воронеж приняли участие и бойцы 847-го стрелкового полка 303-й стрелковой дивизии, которой был сформирован и прошёл боевую подготовку в городе Гурьевске Кемеровской (тогда Новосибирской) области. Слово – земляку воинов-сибиряков.

Василий ПЧЕЛИНЦЕВ,


генерал-майор в отставке, Почетный гражданин Гурьевского
муниципального района Кемеровской области,
Почетный сотрудник КГБ СССР
г.Тюмень

В ожесточённых боях за Воронеж приняли участие и бойцы 303-й стрелковой дивизии 847-го стрелкового полка, которой был сформирован и прошел боевую подготовку в городе Гурьевске Кемеровской (тогда Новосибирской) области с 17 декабря 1941 года по 21 апреля 1942 года.

Прошло почти 80 лет с тех пор, но я отчётливо помню утро 18 декабря 1941 года, когда из ДК Гурьевского металлургического завода прибежал домой старший брат Николай и сообщил, что он зачислен добровольцем в стрелковый полк. Накануне состоялось комсомольское собрание, на котором было принято решение провести запись всех, кто добровольно пожелает пойти на фронт. Брат добавил, что никто из комсомольцев не отказался.

Мама, услышав такое сообщение, заплакала, уповая на то, что отец уже на войне, а теперь и сыну придётся, наверно, оставить нас надолго. Николай стал успокаивать маму, обещая, как и отец, возвратиться домой после победы живым и здоровым.

С 18 декабря молодые бойцы перешли на казарменное положение в Доме культуры завода, им выдали обмундирование и оружие, одели в зимние полушубки – и вскоре началась их боевая подготовка. Тренировочные занятия зачастую проводились в сосновом бору, который начинался за городом и через 12 километров становился в зимнюю пору в отрогах Салаирского кряжа непроходимой тайгой.

Санитарная часть полка размещалась в большом двухэтажном доме недалеко от железнодорожного вокзала. Штаб полка размещался на Втором Ленинском переулке в четырёхкомнатном одноэтажном доме, в котором 31 декабря командир полка подарил мне полевой бинокль за образцовое выполнение, как он выразился, боевого задания. В тот день брат Николай был дежурным по штабу и получил накануне разрешение на привлечение своих младших братьев – меня и Феди, который был старше меня на два года, – для украшения новогодней ёлки и уборки комнат перед встречей Нового, 1942, года. Мы очень добросовестно выполнили задание, украсив ёлку и вымыв все полы в доме, за что и получили награду от командира полка, я бинокль, а Федя – полевую сумку.

Я знал многих бойцов полка, поскольку Гурьевск был городом, в котором в то время проживало не более 20 тысяч человек. Хорошо знал всех, кто учился вместе с моими братьями, хотя мы стали жить в Гурьевске лишь с осени 1934 года.

Печать военного времени легла на весь облик Гурьевска. Он стал каким-то подтянутым, строгим. Чувствовалось, что весь ритм его жизни был подчинён неумолимым законам войны. У меня долго хранилась выписка из городской газеты «Знамя Ильича», в которой сообщалось, что только за один день через мобилизационную комиссию в январе 1942 года прошли ещё 186 человек.

21 апреля 1942 года весь город провожал на фронт наш 847-й стрелковый полк. Мне на всю жизнь запомнился этот день. На привокзальной площади кто-то плакал, расставаясь с родными бойцами, кто-то пел, кто-то плясал, кто-то – говорил с трибуны пламенные речи, а оркестр сменял один боевой марш за другим.

В одиннадцать часов утра началась погрузка солдат полка в теплушки, и затем поезд, медленно набирая скорость, под звуки марша и вместе с продолжительным прощальным гудком паровоза, увёз родных сыновей и дочерей, братьев и сестёр на битву с врагом.

После ожесточенных и упорных боев в те жаркие июльские дни, когда 303-я сибирская дивизия была отведена на пополнение, Николай был откомандирован в Саратовское военное училище, из которого он был направлен в Действующую армию в звании младшего лейтенанта танковых войск. В августе 1944 года, будучи командиром танкового взвода Т-34, в боях при освобождении от фашистских захватчиков Белоруссии Николай был тяжело ранен и день Победы встретил в госпитале, о чём поведал нам в коротком письме из Москвы.

О дальнейшем боевом пути нашего 847-го полка, ставшего гвардейским, мне рассказал позднее бывший комсорг полка Николай Федорович Кашкаров, который возвратился после войны в Гурьевск и работал начальником участка строительного управления. Этот удивительный человек пользовался огромным уважением в городе, неоднократно избирался депутатом городского Совета депутатов трудящихся.

К великому огорчению, Николай Федорович несколько лет назад скончался, оставив о себе в Гурьевске добрую память.

Николай Федорович однажды рассказал мне, что боевой путь полка закончился в Праге 9 мая 1945 года, когда наши войска, оказав помощь восставшим чехам, освободили столицу Чехословакии и поставили окончательную точку в Великой Отечественной войне.

В начале октября 1987 года со мною встретился Михаил Ефимович Сорокин. Знаток горнозаводской промышленности Кузбасса, профессор Кемеровского государственного института искусств и культуры, сын сталевара ГМЗ, он подарил мне, как земляку, книгу о Гурьевске. И рассказал, что при подготовке материалов для её издания он специально посетил Воронеж и побывал на местах боёв.

Давайте предоставим ему слово.

«На окраине Воронежа, в районе сельскохозяйственного института, в том месте, где в июле 1942 года гремели жестокие бои, раскинулся роскошный вишнёвый сад. В пору его цветения трудно представить что-либо более прекрасное. Вокруг, насколько хватает взгляда, стройными рядами стоят деревья. Каждое – отборных, элитных сортов. Но лучшее из лучших, предмет особой гордости учёных – «гурьевчанка», высокоурожайный, морозоустойчивый, выносливый, неприхотливый сорт, названный создателями в честь девушек-комсомолок из далекого сибирского города Гурьевска.

Неподалёку – братская могила. Здесь похоронены бойцы и командиры из 303-й сибирской добровольческой дивизии, павшие в боях за Воронеж. И среди многих – молоденькие девчушки, санитарки и связистки – Надя Маташкова, Нина Сидельникова, Оля Курочкина, Аня Синкина и другие наши землячки. Казалось, что ещё совсем недавно сидели они за школьными партами, и представляется невероятным, откуда взялись у них силы, стойкость, самоотверженность, которые помогали им выдержать тяготы жестокой и беспощадной войны».

Несколько лет назад этот рассказ послужил мне импульсом для того, чтобы написать стихотворение, посвященное воинам 847-го стрелкового полка 303-й сибирской добровольческой дивизии в день Великой Победы советского народа в священной Отечественной войне против фашистской Германии. Вот оно:

Гвардейцам 847-го стрелкового полка

Разгоралась заря над Фабричной горою,
Просыпался наш город от мирного сна…
В этот день мы услышали слово такое,
Как жестокое, краткое слово «война».

Нельзя забыть те грозные года,
Когда померкло небо над землею,
За край родной, когда пришла беда,
Встал наш народ единою семьёю.

Год сорок первый… Шли декабрьским днем
В клуб металлургов сотни комсомольцев,
И в Гурьевске, в котором мы живем,
Рожден был полк сибирских добровольцев.

Гремит оркестр, колышутся знамена,
Гудок прощальный, задрожав, умолк –
На запад уходили эшелоны,
И вместе с ними наш стрелковый полк.

От стен Воронежа до златоглавой Праги
Был трудным путь гвардейского полка,
Но образцы геройства и отваги
Оставил он потомкам на века!

Дождем тяжелым падала земля,
Рвались снаряды, завывали мины,
Дымились обожженные поля,
Вскипала ярость, глядя на руины.

Гнала фашистов мощь сибиряков,
Стремительность и дерзость их атаки.
Сказал комсорг гурьянин Кашкаров:
«Пусть знают нас фашистские собаки!»

В Воронеже вишневый сад разбит
В честь мужества советского солдата,
В нем вишенка «гурьяночка» скорбит
О здесь погибших сестрах медсанбата.

Невдалеке, одетая в гранит,
Ухоженная братская могила,
И каждый, кто лежит в ней, не забыт,
Их имена нам стела сохранила.

Есть в Гурьевске Поклонная гора,
Куда приходят люди к обелиску,
И в день Победы с самого утра
Здесь вспоминают о родных и близких.

Война – незаживающая рана,
В ней каждый был у жизни на краю…
Пусть говорят нам чаще ветераны
Про боевую молодость свою.

Мы остро чувствуем дыхание времен,
Осознаем сколь время скоротечно.
Участникам войны мы шлем земной поклон -
Их подвиг люди будут помнить вечно!

Победу нашу в гордом сорок пятом
Разве может сердце позабыть?
И для тех, кто был в войну солдатом,
Нет вопроса – быть или не быть?

В День Победы залпами салютов
Волнует нас священная война,
Молчаливо в скорбные минуты
Вспомним всех погибших имена.

Имена святые… не напрасно
В Книгу Памяти на камни внесены,
Сколько их, и юных, и прекрасных,
Не вернулось из огня войны!

И та и эта даль для нас видна,
Былое и грядущее – все рядом …
Лишь только б в мире новая война
Не разнесла все ядерным зарядом.

Не хочу я грустить о давно пережитом,
Но скажу лишь, живя в годы смут и тревог,
Что никто не забыт и ничто не забыто,
Да и каждый из нас все забыть бы не смог.

Пусть гордо реют красные знамена
И ветерок ласкает алый шелк!
В бессмертье уходили эшелоны,
В бессмертие ушел и наш бессмертный полк!

Я знаю, что, по приглашению председателя Совета ветеранов Воронежского фронта, бывшего командира роты связи Ивана Соловьева, многие ветераны нашего полка неоднократно приезжали в Воронеж, где посланцев рабочего Гурьевска встречали как самых желанных и дорогих гостей трудящиеся промышленных предприятий, студенты и преподаватели Воронежского сельскохозяйственного института, дети в школах и пионерских лагерях. В торжественно-печальной обстановке возлагали сибиряки цветы к братским могилам, в которых похоронены и их павшие однополчане, геройски защищавшие Родину от подлого и коварного врага, преградив ему дорогу в попытках прорваться через Воронеж к Сталинграду.

С твёрдой уверенностью могу сказать, что гурьяне не уронили чести родного Кузбасса в годы Великой Отечественной войны. Много лат спустя городской военкомат составил «Книгу-мемориал воинов, погибших при защите Родины в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов, призванных Гурьевским городским военным комиссариатом». В ней – 5752 фамилии. Только с Гурьевского завода ушли добровольцами и были призваны в армию 1658 трудящихся.

Среди тех, кто добровольцами ушли на фронт, были 11 выпускников нашей средней школы №10. Домой возвратились из них лишь четверо.

За храбрость и отвагу удостоены звания Героя Советского Союза рядовой В.Я. Марковский, сержанты И.С. Поскребышев и А.С. Четонов, майор Д.И. Сигаков, полковники В.П. Стрыгин и М.В. Филимонов, генерал С.Х. Марковцев, удостоены высоких государственных наград И.А. Зубов, М.И. Сягло и много другие жители города, среди которых и наш отец, награжденный в 1943 году медалью «За боевые заслуги» и орденом Отечественной воны II степени в боях за взятие Петрозаводска в 1944 году, а также брат Николай, ставший кавалером ордена Красного Знамени в боях за освобождение Белоруссии.

К великой радости, отец и брат Николай выполнили свое обещание и живыми возвратились домой. Николай, получив специальное образование, работал мастером, начальником прокатного цеха, заместителем директора Гурьевского металлургического завода, а будучи пенсионером возглавлял до конца своей жизни Совет ветеранов войны и труда города.

Отец прожил долгую жизнь – ему не хватило одного года и трёх дней до своего столетия.

Думаю, что не было бы ничего удивительного в том, если бы города Воронеж и Гурьевск, по взаимному согласию, стали бы называться городами-побратимами.

https://communa.ru/user_news/polzovatel_11291/kak-sibiryaki-vstali-na-zashchitu-voronezha/
Поделиться
Класснуть