г. Воронеж

Пасмурно, ветер юго-восточный 4.4 м/с.

• Днём пасмурно, +1°…+2°, ветер юго-восточный 5,4 м/с.

• Вечером пасмурно, 0°…+1°, ветер юго-восточный 5 м/с.

• Ночью пасмурно, -2°…-1°, ветер юго-восточный 4.6 м/с.

• Утром пасмурно, +2°…+2°, ветер юго-восточный 5,4 м/с.

  • $ 75,85
  • € 90,46
08.08.2007 07:00
  • 2480
  • 0
  • 0
Экология

Охотник и рыболов

08.08.2007 07:00

Газета «Воронежская неделя» публикует очередные конкурсные рассказы и фотографии на призы областной организации охотников и рыболовов…

Мы публикуем очередные конкурсные рассказы и фотографии на призы Воронежского областной организации охотников и рыболовов. Уважаемые читатели, присылайте нам ваши работы на рыболовную и охотничью темы, и мы их опубликуем.

Ружье Бровашова – фотоаппарат

«Не получается у меня охота – стрелять жалко по животным. А вот с фотоаппаратом дружу», – говорит мастер своего дела Александр БРОВАШОВ.
Вот этот труд исследователя-натуралиста и ценен в творчестве Александра Бровашова. Он страстный природолюб и фотохудожник. Его верный друг – фотоаппарат – всегда с ним. Природа, даруя жизнь всему, радует глаз Бровашова, и он стремится все новое, интересное запечатлевать на пленке: как распускается на утренней заре цветочек, как вьет птичка гнездышко для своих будущих питомцев.
Много лет Александр дружит на творческой основе с талантливейшим фотомастером и писателем Василием Михайловичем Песковым. Он бывает в гостях у Пескова в Москве, а недавно Василий Михайлович посетил родину Александра Бровашова – село Петропавловку.
Три дня увлеченные фотоискусством люди бродили по оврагам и лугам, фотографировали прекрасные берега Дона, бывали на рыбалке и встречались даже с волчатами и лебедями. Все увиденное они запечатлели на пленке.
Многие снимки Александра Бровашова похожи на почерк работы великого мастера нашего земляка А.М.Пескова, и не случайно Александр Бровашов – участник многих фотовыставок, награжден многими призами организаторов различных фотосмотров.

Михаил ВОЛКОВ.


Встреча с семьей лебедей

Егерь Петропавловского охотничьего хозяйства Петр Иванович Ездаков позвонил мне вечером домой и сообщил, что на озере Гаврик живет семья лебедей-шипунов. Я обрадовался такому сообщению и утром, захватив необходимую фотоаппаратуру, маскировочный костюм, отправился в путь.
Приехал на озеро. Но с помощью бинокля не смог найти плавающих по воде лебедей. Они, видимо, надежно укрылись в густых зарослях камыша. Но, как говорится, мир не без добрых людей. На выручку мне пришел местный рыбак, назвавший себя Михаилом. Он сказал мне:
– Вы хотите сфотографировать лебедей? Тогда берите весло, мою деревянную лодку и поезжайте вон к тем зарослям камыша…
Не спеша скользила по воде деревянная лодочка мимо цветущих лилий. Завидев меня, кряква со своим выводком моментально исчезла в густых зарослях осоки и камыша. Над водой с криками носились непоседы озерные чайки, которые на лету с поверхности воды хватали зазевавшуюся мелкую рыбешку, усаживались на островки травы и сразу с аппетитом глотали ее. Пролетел зимородок, в клюве которого трепыхалась небольшая рыбешка. Посмотрел ему вслед и догадался, что он полетел к обрыву, где раньше я видел его норку-гнездо. Оттуда неслось слабое попискивание птенцов – значит, им кушать понес. Незаметно лодочка достигла противоположного берега, где, по утверждениям егеря и Миши-рыбака, должна быть семья лебедей. Лодкой управлял осторожно, веслом греб воду тихонько-тихонько. Все это для того, чтобы не спугнуть лебедей.
Остановив лодку, взял бинокль и стал внимательно рассматривать заросли камыша, который сплошной стеной, как лес, высотой до двух с половиной метров, стоял впереди меня. И вдруг увидел семью лебедей, которые сидели с шестью птенцами на большом островке травы, – как потом убедился, это было их гнездо. Папа и мама все же заметили меня и внимательно наблюдали за моим поведением. Лег на дно лодки, затаился, благо в лодке не было воды. Все было хорошо, но комары начали так меня досаждать, даже мазь-репеллент слабо помогала. Но, если хочешь сделать удачный кадр, шевелиться нельзя. Я так и делал. Пусть эти комарики меня погрызут, но ведь мне в жизни посчастливилось полюбоваться и сфотографировать семью лебедей на гнезде.
Глаз невозможно оторвать от гордых, прекрасных птиц. Белоснежные грациозные лебеди – украшение природы. Это была семья лебедей-шипунов. Они – герои многих легенд и одни из самых красивых наших птиц.
Делаю осторожно первые снимки, сердце колотится, как будто пробежал пять километров. Волнуюсь очень. Чуть слышится голос папы-лебедя. Вот они, красавцы! Я их отлично вижу с помощью длиннофокусного объектива и снимаю, снимаю.
Да, это не те птицы, каких я видел в Москве на пруду. В вольных птицах столько спокойствия, уверенности в себе! Движения лебедя плавны и грациозны, когда он, неожиданно выскользнув из гнезда, начал плавать рядом. А в гнезде по-прежнему сидела мама и с ней шестеро сереньких маленьких лебедят, и она неотрывно смотрела в мою сторону. И тут тихим, напоминающим журчанья ручья, голосом лебедь известил подругу, что бояться ей нечего, – он здесь, рядом, и в случае опасности сумеет помочь.
Папа-лебедь плыл по тихой голубой глади озера и отражался в воде, словно специально удваивая свою красоту, и как бы этим меня отводя от гнезда. Мол, фотографируй меня, но к гнезду не лезь! Да, сердце замирает, когда любуешься вольным лебедем, да еще на нашем озере Гаврик.
Эти птицы по своей природе – однолюбы, и пара сохраняет верность гнездовой территории всю жизнь. Если пара поселилась на озере, то гусей, уток (диких и домашних) изгоняет с этой территории.
Неожиданно лебедята попрыгали из гнезда в воду и опустили свои головки под воду, доставая оттуда водные растения и тут же поедая их. Мама и папа – рядом. Охраняют. Я наблюдал, как недалеко от их семьи опустилась утка-кряква, и тут папа-лебедь моментально согнул шею назад и двинулся на врага, и утка с криком взлетела на воздух и скрылась за камышом. А лебедь, успокоившись, подплыл к своей семье и тоже начал опускать свою голову на длинной шее под воду и вытаскивать разные водные растения и с аппетитом поедать их.
Сделав несколько десятков снимков лебедей, больше не стал тревожить их, а тихонько на лодке покинул их территорию. Я был очень счастлив от фотосъемки таких замечательных птиц, живущих на наших донских озерах. Приехал домой, быстро взял книгу «Большая энциклопедия природы». Там написано: «Лебедь-шипун: длина его тела до 1,52 м, размах крыльев до 2,60 м, вес до 22,5 кг. В кладке обычно 5-8 яиц, их длина 115 мм».
Да, лебеди принадлежат к самым крупным птицам, способным летать. Поэтому их надо охранять постоянно.

Александр БРОВАШОВ.

Фото автора.



У страха глаза велики

Таежная встреча

Со своим однокашником из МГРИ Владиславом Ушмайкиным мы прибыли для прохождения геологической практики в Кызыл в горную экспедицию, занимающуюся поисками урана и полиметаллов. Далее – как в песне: «На Запад поедет один из вас»… (это был я – меня направили в Мугураксы, в полевую партию А.И.Игошина). А на Восток (в Горную Тоджу) – другой…
Уже в Москве после окончания работ Владислав рассказал мне о встрече с медведями…
– Окончив маршрут, я возвращался на базу партии. Тропа проходила вдоль долины реки Тора-Хэм – в предгорьях Западных Саян, – окаймленной лесом и кустарником. Помимо рюкзака, за плечом у меня висела мелкашка-тозовка. Когда тропа углубилась в лес, на неширокой поляне я увидел двух медвежат. Они с любопытством уставились на меня, как собачата, и мне показалось, что они были даже не прочь со мной поиграть. Я остановился: ясно, что такие маленькие медвежата без мамаши-медведицы не ходят… Двинуться дальше не рискнул: лучше уж вернуться к реке, от которой отогнула моя тропа…
Пятясь, ощущая никчемность своей мелкашки для столь солидного зверя, коим является медведица, я начал отступать, внимательно оглядывая окрестности, – лес здесь был негустой. К моему несчастью, медвежата стали, играя, меня преследовать, хотя и не очень активно. Я прибавил «рыси», медвежата – за мной. Скоро и долина реки.
И тут показалась медведица. Обнюхав свое потомство, она неспешно потрусила за мной. «Бежать!» – единственная мысль мелькала в моей перепуганной интеллигентской голове. И я побежал: сначала оглядываясь, затем припустил изо всех сил. Я мчался с рекордным для себя временем – куда делась усталость после маршрута? Выскочил в долину реки, по инерции даже вбежал в воду… Оглянулся, медведицы сзади не было. Поджилки дрожали, только теперь по-настоящему я почувствовал страх…
Добравшись до лагеря, я решил, что такой удачный конец этой встречи («закон – тайга, медведь – хозяин») сам Бог велел обмыть, и мой НЗ, на который уже давно с вожделением смотрели коллеги, был благополучно ликвидирован.

Змея

Свою дипломную практику я проходил в Армении, в селе Шванидзор, в геологической партии Громовской экспедиции.
Однажды, закончив маршрут, я возвращался на базу в одиночестве. Стояла жара. Что-то я не могу припомнить: прошел ли хоть один дождик за все лето? Может, где-нибудь в горах? Но ручейков здесь текло в изобилии. К одному из них я как раз и вышел, когда решил немного отдохнуть в тенечке. По отмели бегал сорокопут. Там и сям мелькали бабочки. Вода чистейшая, сам Бог велел попить. Я наклонился и… о, ужас!
Примерно в метре от меня на плоском уступчике затаилась змея, похожая на питона, светло-коричневой окраски. Она настороженно смотрела на меня, гипнотизируя, и я замер, покрывшись в жару холодным потом… «Аспид! Гремучая змея! Эфа! Бушмейстер!» – промелькнуло в моей голове. Собрав всю свою волю, я, не поднимаясь с четверенек, отполз от ручья. Сердце колотилось.
Взять, что ли, палку? А стоит ли с нею связываться?
Вспомнив, как коварны змеи, что бывают и прыгучие (к примеру, амазонский бушмейстер), с мгновенной реакцией, я решил воздержаться от подвига и направился к базе.
Черт возьми, где мы работаем? Куда мы попали? Ведь каждый божий день на маршрутах мы беспечно ломимся сквозь сады и кусты. А там змеи…
По приходу в село я тотчас же спросил в столовой, где под навесом наши рабочие уже ждали обеда и играли в нарды, что за жуткие змеи здесь водятся. И рассказал о том, что видел. Люди заулыбались. Кто-то крикнул в соседнюю саклю по-армянски. Оттуда вышел парень и подошел к нам: к моему удивлению его шею обвивала точно такая же змея, которую я видел. Голова ее лежала в руке у парня, а язычок беспрестанно что-то общупывал…
– Это наш уж…!
– Как так?! Ведь уж черный и куда тоньше…
– Ужи разные бывают. А этот, видишь, какой красивый?

Константин БУХОНОВ.

https://communa.ru/ekologiya/okhotnik_i_rybolov/
Поделиться
Класснуть