г. Воронеж

Дождь Со Снегом, ветер северо-западный 6 м/с.

• Днём небольшой снег, +1°…+2°, ветер северо-восточный 6,5 м/с.

• Вечером дождь со снегом, 0°…+2°, ветер юго-западный 5,8 м/с.

• Ночью снег, -1°…+1°, ветер северо-западный 6,6 м/с.

• Утром снегопад, -1°…0°, ветер северный 5.9 м/с.

  • $ 63,74
  • € 72,78
24.12.2018 19:02
Экономика

Москва провинцию не разумеет

24.12.2018 19:02

Ситуация | Закрытие Садовского сахарного завода наглядно показало: для московских компаний, ставших хозяевами земли русской, прибыль в сотни раз важнее, чем интересы людей и интересы российского села.

Москва провинцию не разумеет Инженер-технолог Наталия Ковшова: «Ещё вчера у нас была работа и хоть какая-то уверенность в завтрашнем дне. А сегодня все мы в отчаянии. Как кормить семьи, как растить и воспитывать детей?» Фото Алексея Соловьёва .

Очередной сезон на Садовском сахарном заводе, как и большинство предыдущих, прошёл ровно и без сбоев, и руководство известной московской компании, владеющей заводом, устроило новогодний «корпоратив» его коллективу, не дожидаясь конца декабря. Бригадами, сменами, участками работников пригласили в заводоуправление и объявили: «Завод устарел, несовременен, и потому принято решение о его закрытии. Ваши должности ликвидируются, распишитесь о предстоящем увольнении».

Алексей СОЛОВЬЁВ


Аннинский район

Вообще история Садовского сахарного завода – это, без преувеличения, история сахарного дела в нашей стране. Начиналось оно более 180 лет назад, в тридцатые годы XIX века, и связано с именем князя Иллариона Васильчикова. Понятно, что было оно примитивным, основывалось на тяжелом ручном труде. Но сахар из Садового знали и в Москве, и в Санкт-Петербурге, и ценился он намного дороже, чем черная икра и чем заморские деликатесы.

За 180 лет на заводе было немало реконструкций и модернизаций, и в середине прошлого века Садовский завод считался одним из лучших в Воронежской области. Выстоял он и в 90-е годы, тем более что под сахарную свеклу в Аннинском районе стали отводить солидные площади и научились выращивать высокие её урожаи.

Но сменился собственник – и на заводе в Садовом началась совсем иная полоса. Считая предприятие устаревшим и неперспективным, московская компания практически ничего не вкладывала в его развитие. Интерес был один: только прибыль.

Но даже в этих условиях садовские сахаровары умудрялись творить чудеса. Вот и в нынешнем году выход сахара здесь составил 15,2 процента – показатель пусть и не самый высокий, но во всяком случае не последний среди заводов, входящих в компанию. В основе таких стабильных результатов – и слаженность коллектива, и высочайший профессионализм аппаратчика варки Наталии Косяковой, слесарей Евгения Калинина, Николая Репкина, Валерия Карташова, инженера-технолога Татьяны Шубиной, электрослесаря Николая Потапова и многих-многих других – мастерство, опыт и преданность делу здесь многие десятилетия передавались от отца к сыну, от сына – к внуку, от матери – дочерям.

– Мы могли работать и до января, и до февраля, как в давние годы, и переработать свеклы в полтора, в два раза больше, – говорит заместитель директора завода Аркадий Федоров. – Но наши владельцы из года в год сокращали объемы того сырья, которое мы должны принимать.

Действительно: и прошлой, и нынешней осенью не раз приходилось видеть, как через Садовое, мимо сахарного завода, проезжали большегрузы, доверху наполненные сахарной свеклой, направляясь чуть ли не за сто километров отсюда, в сторону Елань-Колено…

Но собственник есть собственник, и его решение нигде и никак не оспорить и не обжаловать. И в одночасье около двухсот заводчан оказались буквально выброшенными на улицу. Закрытие завода больно ударило по их повседневным заботам и планам, как ножом перечеркнуло многие людские судьбы.

Невольно вспоминаются слова одного из героев великого писателя Федора Достоевского: «Понимаете ли, мил человек, что это значит, когда дальше идти уже некуда?» Написанные полтора века назад, в Садовом они сегодня звучат с особой остротой.

– Я одна воспитываю двух детей, – говорит аппаратчица второго продукта Алена Кульченкова. – Сыну одиннадцать лет, дочь учится в Воронеже. Я на её учебу взяла деньги в кредит. Как теперь их возвращать? Или дочери бросать учебу?

– А я, придя на завод, решил остаться здесь навсегда и купил в Садовом дом, – вступает в разговор слесарь Василий Гусев. – И вот, выходит, его придется продавать? Только кто его теперь купит?! А мне надо кормить семью, ребенку всего пять лет!


«Понимаете ли, мил человек, что это значит, когда дальше идти уже некуда?» – эти слова великий Достоевский вложил в уста одного из своих героев полтора века назад. В Садовом они сегодня звучат с особой остротой.

У слесаря Евгения Калинина на заводе работали дед, потом отец, работали два брата. Сам Евгений Иванович отдал сахарному делу 41 год. Несколько лет назад умерла жена, но нынешний, 2018-й, в его судьбе оказался не менее трагичным. Сначала Государственная Дума приказала ему не рассчитывать на пенсию, а помолодеть на целых три года. Правда, Президент потом сказал, что предпенсионеров сокращать не будут, но на деле все происходит иначе.

– Мне что, сына-школьника в детский дом отдавать? – в сердцах восклицает Калинин.

– Решение собственника больно бьёт и по людям, и по будущему нашего села, – считает глава Садовского сельского поселения Вера Фролова. – И дело не только в том, что в сельскую казну будет меньше поступать налогов, которые шли на благоустройство села и на поддержание социальной сферы. Многие работали на заводе семьями, и теперь, чтобы выжить, вынуждены будут уехать из села.

Экстремальная ситуация заставляет людей искать разные пути выхода. Кое-кто предлагает выйти всем заводом и перекрыть федеральную трассу, ведущую на Саратов, чтобы о беде, обрушившейся на село, узнала если не вся страна, то хотя бы Москва. Но законы в России сейчас таковы, что тех, кто осмелится публично отстаивать свои права, формально даже гарантированные Конституцией, бравые росгвардейцы быстро упрячут в «тигулевку», а суд обвинит в экстремизме и наложит такие штрафы, за какие простым сельским труженикам не расплатиться до конца своей жизни.

Есть и более рациональные предложения. Так, руководитель известного сельхозпредприятия имени Ленина, председатель районного Аграрного Союза Владимир Солнцев считает, что хозяйствам-производителям свёклы можно было бы попытаться выкупить завод, провести его обновление и вести дело самостоятельно, на паях. Выкупить-то можно, только вот продаст ли его сама компания? Нужен ли ей конкурент, тем более такой конкурент, который в вопросах закупки свеклы, цены на нее и многих других был бы на стороне аграриев и строил бы с ними равноправные и взаимовыгодные отношения?

И здесь самое время заметить, что свекловичная тема, точнее, тема взаимоотношений производителей сахарной свеклы и её переработчиков в Воронежской области много лет является запретной. Аграрии знают: московская компания не просто владеет восемью сахарными заводами в Воронежской области, не просто контролирует сотни тысяч гектаров земли – той самой земли, за которую сражались и гибли на фронтах её собственник еще является и человеком, весьма приближенным к господам, стоящим на вершине власти. Потому и спорить с компанией, надеясь на справедливость, – себе дороже. Проще вообще отказаться от возделывания сахарной свеклы. В том же Аннинском районе число таких хозяйств увеличивается из года в год. Так, за шестьсот гектаров еще недавно занимала эта культура в АО «Путь Ленина», возглавляемом талантливыми аграриями отцом и сыном Никитиными. И урожаи были тоже за шестьсот.


АВТОРИТЕТНОЕ МНЕНИЕ

Исаак ЗАГАЙТОВ, доктор экономических наук, профессор Воронежского ГА У:

– Невыгодным производство сахара не может быть. Часто производители думают только о сиюминутной выгоде, совершенно забывая, что в предприятие нужно вкладывать – модернизировать производство, обновлять технику. Но останавливать сахарные заводы только потому, что кому-то не хватает прибыли – это эгоизм.
В нынешнем году свеклы здесь не посеяли ни гектара. Отказался от свеклы и самобытный фермер Юрий Губин, вместе с главным агрономом Владимиром Вершковым первым в Воронежской области сумевший получить более тысячи центнеров корней с гектара.

– Нас отлучили от сахарной свеклы, – говорит председатель сельхозартели «Заря» Павел Попов. – У нас есть всё – и техника, и грамотные кадры, и желание заниматься этой высокотехнологичной культурой, поднимающей общую культуру земледелия, но… Почему-то в соседних Липецкой, Тамбовской областях свекла приносит нашим коллегам хорошую прибыль, нам же – убытки и унижения.

Но вернемся в Садовое. Все еще надеясь на справедливость, садовчане написали несколько обращений в Москву – Президенту, в Правительство, в Государственную Думу. Ни на одно письмо нет ответа. Оно и понятно: надо проводить Большую пресс-конференцию, надо готовиться к форуму в Давосе, надо поддерживать нефтяных олигархов с их быстрорастущими аппетитами, надо, в конце концов, сочинять новые оды по поводу нашего успешного движения вперед. А что касается Садовского сахарного завода – да мало ли закрылось заводов в нашей стране за последние годы, мало ли людей, выброшенных на улицу? И все чего-то просят, чего-то хотят, чего-то требуют…

К слову, никак не отреагировали на ситуацию в Садовом и областные власти. По-прежнему запретная тема?

Между тем, на Садовском сахарном заводе уже приступают к демонтажу оборудования. Позиция компании тверда и непреклонна: завода в Садовом быть не должно!

Может, и самого села тоже? 

Источник: газета «Коммуна» | №100 (26847) | Вторник, 25 декабря 2018 года


https://communa.ru/ekonomika/moskva-provintsiyu-ne-razumeet/
Плюсануть
Поделиться
Класснуть