11°
г. Воронеж

Облачно С Прояснениями, ветер северный 1 м/с.

• Днём облачно с прояснениями, +13°…+13°, ветер северный 2,7 м/с.

• Вечером облачно с прояснениями, +9°…+13°, ветер северо-восточный 2,7 м/с.

• Ночью небольшой дождь, +7°…+7°, ветер восточный 1,1 м/с.

• Утром небольшой дождь, +7°…+13°, ветер восточный 2,1 м/с.

  • $ 75,55
  • € 90,46
18.08.2005 00:00
  • 991
  • 0
  • 0
Культура

Книжная полка. Помнить, кто ты есть и чей

18.08.2005 00:00

Одному из стихотворений новой поэтической книги «Страждущий ветер» ее автор, Иван Щёлоков, предпослал эпиграф из Блока: «И, вглядываясь в свой ночной кошмар, строй находить в нестройном вихре чувства…» Думается, что эти строки вполне могли бы стать эпиграфом ко всей книге. Именно этот «строй», гармонию жизни и чувств ищет Щёлоков-поэт. Ищет на протяжении трех десятков лет: самое раннее стихотворение, вошедшее в книгу, помечено 1975 годом, самое близкое к сегодняшнему дню – 2004-м. Обычно такие книги имеют подзаголовок «Избранное»...

Одному из стихотворений новой поэтической книги «Страждущий ветер» ее автор, Иван Щёлоков, предпослал эпиграф из Блока: «И, вглядываясь в свой ночной кошмар, строй находить в нестройном вихре чувства…» Думается, что эти строки вполне могли бы стать эпиграфом ко всей книге. Именно этот «строй», гармонию жизни и чувств ищет Щёлоков-поэт. Ищет на протяжении трех десятков лет: самое раннее стихотворение, вошедшее в книгу, помечено 1975-м годом, самое близкое к сегодняшнему дню – 2004-м. Обычно такие книги имеют подзаголовок: «Избранное». У Щёлокова такого подзаголовка нет, но по сути его книга – избранное. Свидетельство тому – не только широкие временные рамки творчества, представленного на страницах издания, но и жесткий отбор стихов: из уже знакомых читателю сборников поэта в новую книгу вошло самое лучшее.

«Путешествуя» по страницам книги, интересно наблюдать, как менялся поэт за эти годы. Со временем меняется каждый из нас. Но, как сказал философ, «жить – значит не только меняться, но и оставаться собой». Щёлоков собой остается. Вдумчивый читатель не сможет не заметить, что через всю книгу проходит тема вины ее лирического героя перед самим собой и перед людьми – вины за неустроенность этой жизни и этого мира. Вот поэт размышляет о судьбе отцовского сада, в котором уже – «ни деревца, ни ветки»:

Понять бы всё, как бы взглянуть из детства,
Чтоб сам себе ответить четко мог,
Когда и кем отцовское наследство
Промотано в рекордно-жуткий срок.

С чего начать? С какого уголочка?
Земля пустая хуже целины.
Сожмись, душа, до ломкого комочка,
В прах обратись под тяжестью вины!

А вот – воспоминание о поездке на свою малую родину, к матери:

Навещал я могилу отцовскую.
Деду с бабкой венки поправлял.
Пел сверчок свою песню сиротскую.
В небе ворон круги нарезал

И нечастое с домом свидание
Вечер медленно вел за бугор…
Ездил к матери… Родина давняя
Оставляла на сердце укор.

Эта тема звучит даже в стихотворениях о любви:

И любил я, любил ненасытно!
Ты любила, любила без сна!
Что же прошлого больше не видно?
Осень… листья… усталость… вина…

Взваливать на себя вину, если ты ни в чем не виноват, – нелегко. Но, как известно, это – удел большой и отзывчивой души. Вспомните Твардовского: «А все же, все же, все же…»

В поисках гармонии Щёлоков очень часто обращается к детству («Поход в школу», «Безотцовщина», «Баллада о детстве» и т. д.), к хорошо знакомым уголкам отчего края, среди которых и родной Красный Лог, и Павловск, и Верхний Мамон, и Хлебное, и Дон, и Битюг… А еще – к родной природе. «Сколько смысла в березах и пнях!» – восклицает он. И мечтает: «Так и жил бы – просто и беспечно, с каждою былинкою в ладу…» Поэт остро чувствует свои корни и спешит «…туда, где терпкий дым свечей напомнит: кто ты есть и чей!» Огорчается, неожиданно открывая –

…каждой клеткой ввинченный в потоки
Событий, лет, я с горечью постиг:
Остались далеко мои истоки –
За поворотом истин прописных.

И снова упрекает себя: «Будто жил, но слегка, не в точку…» На страницах книги – тут и там – горькие приметы времени. Село с заколоченными окнами, где «только совы ухают в пустоту лугов», а «по пустому подворью забытая тень человека». Безвременье, в котором «кто от злобы машет топором, кто от предвкушенья новой власти». Человек, «в дырявые лапти эпохи обутый», который «снивелирован до смеха, смоделирован до слез» – «безымянный потомок российский из обрушенных генных систем». «Душ великий перелом», «дни великого распада судеб, атомов, сердец» – так называет автор эти горькие времена, в которых

новый век на злобу дня
Провозглашает быть в ответе
Опять за всех, не за меня.
И словно падшею девицей
Не по рукам, так по устам
Спешит пойти, меняя лица,
Чтоб болтовней вернуться к нам.
Тяжело задать этот вопрос, но поэт его задает: Как горек мед былых побед!
О чем расскажет внуку дед,
Коль славы нет и нет святынь?..
Окончен русский век?
Аминь?
Но ветер эпохи жаждет перемен:
Не вся потерялась в блужданьях надежда,
Не вся отклубилась небесная синь!

«Коль нужно, прорастем травой из тьмы!» Этот пафос в стихах Ивана Щёлокова звучит вполне естественно.

Потому что –

Скачут Минин с Пожарским
Спасти нам наследство,
Что когда-то в боях
Отстояли они.

Очень точно говорит в послесловии к щёлоковской книге Виктор Будаков: «Иван Щёлоков – сын своего времени. Времени горячих и холодных войн, освоения космоса и гибельной обезбоженности, великих строек и не менее великих разрушений, памяти о Победе и развале Державы… Времени погибающих природы и человека, но и времени надеющихся природы и человека. Этот драматический мир Иван Щелоков художественно и изображает».

Книгу И.Щелокова я бы назвал не просто удачной, но и удивительной, редкой. Во-первых, ее написал хороший поэт. По нынешним дням, когда выходит огромное количество всевозможной стихотворной макулатуры, это действительно удивляет. Во-вторых, не часто встретишь сегодня полновесное поэтическое издание, которое по своему объему можно назвать именно книгой, а не скромно – сборником.

И, наконец, издание это выдержано в лучших традициях отечественного книжного искусства. Центр духовного возрождения Черноземного края, выпустивший «Страждущий ветер», уже не в первый раз доказал, что сегодня по уровню издательской культуры, ему нет равных в Воронеже. Над книгой работали художник Александр Ходюк, редактор Раиса Андреева, художественный редактор Людмила Попова.Евгений НОВИЧИХИН.
© При перепечатке или цитировании материалов cайта ссылка на издания газетной группы «Коммуна» обязательна. При использовании материалов в интернете гиперссылка на www.kommuna.ru обязательна.

https://communa.ru/kultura/knizhnaya_polka-_pomnit-_kto_ty_est_i_chey/
Поделиться
Класснуть