25°
г. Воронеж

Ясно, ветер северо-восточный 1.4 м/с.

• Днём ясно, +28°…+30°, ветер восточный 1,4 м/с.

• Вечером ясно, +20°…+29°, ветер восточный 1,8 м/с.

• Ночью ясно, +15°…+18°, ветер южный 1,5 м/с.

• Утром ясно, +16°…+28°, ветер западный 0,8 м/с.

  • $ 73,76
  • € 86,84
13.07.2021 10:10
  • 1981
  • 0
  • 1
Культура

«Важнейшее качество человека на войне – беспредельное терпение»

13.07.2021 10:10

В рубрике «Завтра была война» «Коммуна» публикует военные воспоминания жителя Воронежской области, разведчика Николая Морозова, которого по ошибке считали погибшим

«Важнейшее качество человека на войне – беспредельное терпение»

Держу в руках Книгу Памяти Подгоренского района. На странице 158-й есть сведения о гибели моего отца, Григория Ильича Морозова, его двух братьев – Василия и Андрея. Такая судьба постигла более двухсот мужчин и женщин нашего села Суд-Николаевки на разных фронтах Отечественной войны. Читаю в книге скупые сведения: «Морозов Николай Григорьевич, 1924 г. рождения, гвардии рядовой, 8 февраля 1944 г. погиб в бою, захоронен: деревня Ситьково Тверской области». Только я – жив. Не хоронили меня в Ситьково…

Морозов.jpg

Сражался рядом с Александром Матросовым



2 и 4 июля 1942 года фашистские самолёты сильно бомбили Воронеж. Горящие дома, дым, смрад. Но в этой безумной суматохе люди спасали город, готовились к отражению врага. Создавались отряды самообороны, добровольческие батальоны. Ряд учеников Семилукской школы ФЗО, где я учился, вырвались из этого пекла с пассажирским поездом, идущим в Москву. Директор школы Гармаш заранее объяснил нам путь эвакуации от станции Графская (где мы попали под бомбёжку) к Верхней Хаве, Анне, Грибановке, Борисоглебску.

На эвакопунктах нас кормили щами, картошкой, хлебом. Из Борисоглебска учащихся нашего ФЗО, Воронежских ремесленного и железнодорожного училищ в теплушках доставили в Свердловск (совр. Екатеринбург –прим. ред).

В посёлке Баранча вместе с другом детства, односельчанином Алексеем Величко, мы работали на военном заводе в токарном цехе. Готовили продукцию для фронта. В августе 1942 года началась моя учёба в Камышловском военном училище, в миномётной роте.

У всех было одно стремление – освоить военную профессию, чтобы умело бить врага. Я уже знал, что фашисты в июле 1942 года оккупировали Подгоренский район. Письма я мог отсылать лишь отцу на фронт. Беспокоила судьба матери, сестры, родственников.

В декабре 1942 года формируются курсантские взводы. А уже 12 января 1943 года из Камышлова воинский эшелон доставил нас на станцию Западная Двина. К передовой двигались ночами через город Торопец и другие населённые пункты.

Важнейшее качество человека на войне – это беспредельное терпение. Началось наступление на Локненском направлении. Форсировав реку Ловать, мы освобождали многие сёла, в том числе деревню Чернушки. Именно здесь 19-летний комсомолец Александр Матросов 23 февраля 1943 года совершил подвиг, который вошёл в историю. Своей грудью Саша закрыл амбразуру вражеского дзота и дал возможность товарищам освободить Чернушки.


На фронт после ранения



Наша 10-я гвардейская армия, 56-я стрелковая дивизия, 258-й полк вели военные действия на Калининском фронте. После успешного наступления нас отправили на переформировку для пополнения людьми и боевой техникой. В этих боях судьба меня хранила, я не получил даже царапины.

В июле 1943 года началось наступление на смоленской земле. Нам помогали партизаны, которые устраивали засады на дорогах, пускали под откос вражеские поезда. 25 сентября 1943 года Смоленск был освобождён. Участвовать в боях за этот город мне не пришлось, так как 14 августа 1943 года был ранен осколками вражеской мины в оба локтя и спину.

На передовой страшно, но это не животный страх, а думка: если придётся погибать, то хоть бы десяток фашистов уничтожить. Таким было стремление моих сверстников из миномётной роты – русских, украинцев, белорусов, казахов.

В госпитале Москвы врачи вынули осколки и отправили долечиваться в подмосковном госпитале на станции Подлипки. С другом Дмитрием Дьяковым добились разрешения на досрочную выписку из госпиталя в надежде быстрее догнать свою ведущую бои 56-ю дивизию. Мы понимали, что для Победы нужна военная техника, но главным стержнем является человек. Нас ждали на передовой.

Затем были бои в Белоруссии. Вместо миномётной роты я продолжил службу в разведке 85-й дивизии. Мы обучались приёмам самообороны, пользоваться холодным оружием. Шесть раз ходил за «языком»: четырежды – в группе прикрытия и дважды–в группе захвата. Севернее Витебска мы освобождали Сураж, Яновичи, Городок.


На волосок от смерти



Так почему же в деревне Ситьково меня не хоронили? Это было на 1-м Прибалтийском фронте, которым командовал Иван Христофорович Баграмян. Разведке дали задание определить дислокацию вражеских войск. 8 февраля 1944 года, ночью, мы прошли две сожжённые деревни. На подходе к третьей, уцелевшей, рассредоточились.

Фашисты начали нас обстреливать из автоматов – мы в ответ. При перебежке меня ранили в левую голень, а через несколько секунд одна пуля разорвала мышцы паховой области, другая впилась в шею, прошла рядом с кровеносной артерией и застряла под кожей за ухом.

Смерть собралась обнять меня костлявыми руками, но отступилась. Фашисты покинули деревню. Перебинтовав голень, я пытался ползти в тыл, но потеря крови ослабила мой организм.

Помощь к нам подоспела из соседней дивизии. Санитары уложили меня в приспособление наподобие лодки с упряжкой из двух собак. И тут враг начал миномётный обстрел. Недалеко разорвалась мина, испуганные животные рванули так, что санитары оказались далеко позади. В ложбине за редколесьем собаки остановились, и я осознал, что своей жизнью обязан этим милым труженикам войны…

В Великих Луках я был оперирован. В операционной – три стола, я – на среднем. Над грудью – дуга из проволоки, обтянутая простынёй, чтобы больной не видел процедуру операции. На уровне пояса врачи ввели в позвоночник лекарство, парализующее нервы. Только слышно, как шаркает по кости голени медицинская пила…

Поворачиваю голову вправо, где оперируют бойца. Не забуду, как он сокрушался: «Эх, Ванька Пронин, как ты будешь жить без ноги? Я же думал дойти до Берлина». Вот чем был обеспокоен человек!


«Вражескую пулю храню до сих пор»



Из Великих Лук санитарным поездом нас через Москву отправили в Ташкент. Изуродованные войной человеческие тела везли на лечение, и судьба их была одна – инвалидность.

Матери я сообщил святую неправду, указав лишь ранение стопы. Мать получила моё письмо, а на следующий день принесли «похоронку», где сообщалось о моей гибели. Заныло материнское сердце, но следующее моё письмо подтвердило ошибку о моей смерти. Ведь я был спасён бойцами соседней дивизии, а в своём подразделении ошибочно констатировали мою гибель.

В госпитале № 3999 мне удалили вражескую пулю, которую я сохранил на память. Хирург сделал мне реампутацию голени и пересадил кожу на остаток стопы для лучшего заживления раны.

И вот моё пребывание в госпитале подошло к концу. ВТЭК дала вторую группу инвалидности, я получил протез и обувь. 4 октября 1944 года мне вручили билет на поезд домой. И мне стало страшно от мысли, как я буду жить безногим. На операциях и перевязках я не плакал, а тут, укрывшись простынёй, разрыдался.

Но всё оказалось не так уж безнадёжно. Советская власть помогла мне бесплатно получить высшее образование. Я работал заведующим избой-читальней и сельским клубом. 35 лет трудился сельским учителем. Воспитал дочь, закончившую Воронежский университет по профессии учителя географии. Помогаю внукам и правнукам стать в жизни достойными людьми.


В ТЕМУ


О чём писала «Коммуна» в первые дни войны июля



7 июля «Коммуна» опубликовала Указ Президиума Верховного Совета СССР «Об ответственности за распространение в военное время ложных слухов, возбуждающих тревогу среди населения». Как видим, с «фейковыми новостями» боролись и 80 лет назад: Военный трибунал приговаривал виновных к тюремному заключению на срок от 2 до 5 лет. Если, конечно, их действия не влекли за собой «более тяжкого наказания».

На следующий день газетная передовица рассказывает о том, как жители городов и сёл массово вступают в «сталинское народное ополчение». «Несмотря на свои годы, я опять возьму винтовку в руки. Раздавим гитлеровскую гадину! – заявляет красный партизан, рабочий завода имени Калинина т. Астахов. И как бы перекликаясь с рабочим, говорит колхозник сельхозартели имени XVIII партсъезда Павловского района т. Ходарев: Мы, колхозники, смело пойдём в бой на защиту родины. Я с охотой записываюсь в ряды народного ополчения».

Рядом опубликовано обращение «Ко всем колхозникам, колхозницам, комбайнёрам, трактористам, специалистам сельского хозяйства, рабочим и служащим МТС и совхозов Воронежской области». Этот документ был утверждён на областном совещании партийного, советского актива и земельных работников. Вот несколько цитат. «Задержка сдачи хлеба государству, припрятывание и разбазаривание его должны рассматриваться как ослабление оборонной мощи нашей страны, как измена родине». «Мы призываем трудиться так, чтобы каждый работающий в поле колхозник и колхозница, тракторист и комбайнёр заменил по своей производительности двух–трёх человек, а выработку каждого комбайна и каждой жатвенной машины – увеличить в два–три раза».

В номере за 9 июля рассказывается о том, как в Воронеже, Липецке и Таловой начали работу курсы для женщин: там их учили водить автомобили, тракторы и комбайны. На этой же полосе – информация о работе Военного трибунала войск НКВД Воронежской области. Он приговорил к 7 годам лишения свободы «с последующим поражением в правах сроком на 3 года» некую гражданку Николаеву. В первый день войны она активно закупала сахар, муку, крупу и мануфактуру. В ходе домашнего обыска милиционеры нашли у неё 377 метров ткани и 47 кг сахара. Стражи порядка заподозрили женщину в намерении заняться спекуляцией. И трибунал согласился с их предположением…


Подшивку перелистывал Вадим ЧУГУНОВ

https://communa.ru/kultura/vazhneyshee-kachestvo-cheloveka-na-voyne-bespredelnoe-terpenie-/
Поделиться
Класснуть