г. Воронеж

Ясно, ветер западный 1.3 м/с.

• Днём пасмурно, +10°…+11°, ветер западный 3,9 м/с.

• Вечером пасмурно, +7°…+10°, ветер северо-западный 1,6 м/с.

• Ночью облачно с прояснениями, +4°…+6°, ветер западный 1,8 м/с.

• Утром пасмурно, +4°…+9°, ветер западный 2,5 м/с.

  • $ 71,23
  • € 82,72
06.01.2010 06:37
  • 3946
  • 0
  • 0
Общество

Судьба. Молитва во спасение

06.01.2010 06:37

Григорий Сергеевич Сергеев прожил долгую жизнь. Мало кому было известно, что он был когда-то священником. Ничто не поколебало его веру в Бога. С ней он и жил, и помогал выживать другим.

Судьба. Молитва во спасение

Ничто не поколебало его веру в Бога, с ней он и выжил, и помогал выживать другим

В провинциальный купеческий Новохоперск уроженец Киева Григорий Сергеевич Сергеев (дата рождения – 1896 год) попал во время Первой мировой войны. И с 7 сентября 1917 года по 27 января 1918 года служил фельдшером при амбулатории, околотке и приемном покое пехотного запасного батальона, переформированного затем в 214-й пехотный запасной полк. Эти данные взяты из аттестата, выданного Г.С.Сергееву в 1918 году, заверенного соответствующими подписями и печатями и сохранившегося в домашнем архиве.

После демобилизации из «старой армии» некоторое время он работал при комендантской роте Новохоперского райвоенкомата. А в конце августа 1919 года был мобилизован тем же военкоматом в Красную Армию, где и служил до марта 1921 года в бронечастях Первой конной армии С.М.Буденного в качестве военврача.

Экипаж бронепоезда «Гибель контрреволюции» участвовал в разгроме белополяков, возглавляемых Пилсудским. Потом были Крым, Врангелевский фронт, Перекоп. В семье долго хранилось свидетельство реввоенсовета Первой конной армии с личными подписями М.С.Буденного и К. Е.Ворошилова, выданное Г.С.Сергееву в качестве подтверждения того, что он отлично справлялся с возложенными на него обязанностями медицинского работника.

Родственница Григория Сергеевича, Анна Митрофановна Анохина, рассказывает:

- Моя мама была родной сестрой Марусэни – так звал Григорий Сергеевич свою жену. Они вместе мыкали горе, пока Григорий Сергеевич служил, а наш город переходил то к «белым», то к «красным». Вместе голодали, пытались что-то заработать себе на жизнь. Обо всем этом она рассказывали нам, подрастающим детям. А кроме того, существует листочек с личными воспоминаниями Григория Сергеевича, собственноручно написанными им в пожилом возрасте при оформлении пенсии.

Дальше судьба нашего героя складывалась так. После демобилизации из Красной Армии, в марте 1921 года, Григорий Сергеевич вернулся в Новохоперск, к своей семье – жене и сыну. Но пробыл с ними недолго: Новохоперский уездный здравотдел, в распоряжение которого он поступил, направил его на курсы усовершенствования в Воронежскую областную фельдшерско-акушерскую школу. Но вскоре курсы были распущены, и Григорий Сергеевич поступил на рабочий медицинский факультет Воронежского государственного университета.

Вот как рассказывал впоследствии А.М.Анохиной о своих студенческих годах сам Григорий Сергеевич:

- Время было тяжелое: послевоенная разруха, голод. Ночью в Воронеже освещался только железнодорожный вокзал. Уйдешь туда, сядешь где-нибудь в уголочке, учишь науку по лекциям, да потихонечку, чтобы быстро не закончился, грызешь кусочек жмыха…

Кажется, трудностей хватало даже для учебы в одном учебном заведении. А ведь именно тогда Григорий Сергеевич – одновременно – учился еще и… в духовной семинарии.

Уже не узнать, как, каким образом пришел он к Вере. Зато теперь хорошо известно, сколько он за веру претерпел.

Первым же испытанием стало его отчисление из ВГУ. Перед студентом поставили условие: или – или.

И он свой выбор сделал.

Из университета его отчислили со справкой, дающей возможность работать фельдшером. Но в середине двадцатых годов Григорий Сергеевич переходит совсем на другое поприще – начинает путь священнослужителя в церкви во имя Святого Николая Чудотворца в селе Нижний Карачан, что ныне в Грибановском районе. Здесь в семье священника родятся семеро детей (первенец появился еще в Новохоперске). Трое умрут в младенчестве от болезней, а другие…

На старшего из сыновей – Виктора - придет извещение «пропал без вести» в годы Великой Отечественной войны. Двое других – дочь Ангелина и сын Александр – получат высшее медицинское образование и станут врачами. Ростислав закончит училище НКВД, но на службе не задержится: почти всю трудовую жизнь будет работать тренером и военруком в одном из ПТУ Оренбургской области. Без высшего образования останется только младшая дочь, Людмила.


Священник Григорий Сергеев со своей семьёй.

Каким священником был Григорий Сергеевич? Лучше всего об этом расскажет, наверное, старшая из дочерей – Ангелина, которая живет сейчас на Украине и прислала по моей просьбе письмо с воспоминаниями об отце. Вот что она пишет:

«В Нижнем Карачане было два прихода. В одном служил папа, в другом – священник Потменский. Отца прихожане любили. Церковь во время службы была заполнена до отказа. Голос у папы был изумительный, - когда он произносил проповедь, в храме стояла благоговейная тишина. Но, думаю, прихожане ценили в своем священнике не только голос, если шли к нему за советом и благословением и после службы».

В 1933 году отец Григорий был подвергнут первому аресту. Без суда и следствия его продержали в заключении три месяца, однако затем освободили, и он вернулся к обязанностям священнослужителя. А через два года последовал новый арест. На этот раз дело дошло до суда, а затем и приговора: отца Григория приговорили к пяти годам лишения свободы, с отбыванием срока в карагандинских лагерях. Вина его заключалась единственно в том, что он являлся «служителем культа».

В своих воспоминаниях Ангелина Григорьевна пишет:

«После возвращения папа рассказывал, что от голода, холода и жестокого обращения люди в лагере умирали, как мухи. Поскольку по гражданскому образованию он был медиком, то и выпало ему работать в лагерном медпунке. Как мог, лечил он людей и помогал им выжить. Среди его пациентов оказались, между прочим, жены Блюхера, Тухачевского, Бухарина… Авторитет отца среди заключенных был очень высок. Однажды, например, он обнаружил пропажу своих медицинских инструментов. Разумеется, никто бы не стал искать вора – все кары пали бы на самого папу. И тогда он пошел к лагерным уголовным авторитетам: «Вы же понимаете, какого наказания мне следует ждать…». «Не беспокойтесь, Григорий Семенович», - был ответ. Утром папа пришел на работу – а инструмент в полном наборе и порядке».

Как в эти годы (а в лагерях Г.С.Сергеев провел пять лет) жила семья Григория Сергеевича?

«Когда папу арестовали, мы остались без средств к существованию. Витя, Слава, Саша ходили просить подаяние. Люди делились, кто чем мог. Но случалось, что братья приходи домой избитые, в разорванной одежде. Чуть легче нам стало после того, как из Нижнего Карачана мы вернулись к бабушке Анюте в Новохоперск. И бабушка, и тетя Ксеня очень нам помогали, хотя самим приходилось очень нелегко. И мама старалась изо всех сил: днем работала в швейной мастерской, а ночью занимала очередь, чтобы купить ситец, а затем обменять его на продукты и мыло. К нам, детям, она относилась очень строго, поскольку хотела, чтобы мы выросли хорошими людьми. И вот настал день, для всех нас долгожданный и счастливый, когда в 1940 году из заключения вернулся папа», - вспоминала Ангелина Григорьевна.

Григория Сергеевича тут же вызвали в соответствующие органы и предложили сотрудничество с ними. Условие было такое: вы нам – тайны исповедей, мы вам – место священника. И человек, только что вернувшийся из заключения, не побоялся ответить отказом, заявив, что сан священника не позволяет ему разглашать тайну человека. На что тут же услышал: «В таком случае, вы и священником не будете!»

И действительно – священником он не стал уже никогда. Кормить многочисленную семью ему помогла медицина: с 1940 по 1967 год Григорий Сергеевич работал в учреждениях здравоохранения Новохоперского района. Многие из старожилов района до сих пор помнят его как хорошо знающего свое дело фельдшера и добросердечного человека.

Григорий Сергеевич Сергеев прожил долгую жизнь - 93 года. И до самых последних дней ходил в Воскресенский храм на богослужения. Стоял здесь среди прихожан, вместе со всеми накладывая на себя крестные знамения, иногда – повторяя вслед за отправляющим службу священником слова молитв и церковных песнопений. Мало кому было известно, что этот прихожанин и сам был когда-то священником. И только когда он умер…

Анна Митрофановна вспоминает:

- Крестный умер утром 25 октября 1989 года. К вечеру его сын Александр Григорьевич, я и мой брат Виктор пришли в Воскресенский храм, чтобы договориться об отпевании на дому. И вдруг мы слышим: «Почему вы хотите похоронить его как простого мирянина? Он же священник!». Эти слова повергли нас в шок: в церкви об ЭТОМ знали!

В день похорон заупокойная служба прошла в Воскресенском храме; гроб с телом трижды обнесли вокруг церкви. Батюшка предложил совершить захоронение в церковной ограде, однако Марусэня, Мария Матвеевна, сказала: «Вы же не разрешите в свой час похоронить здесь и меня! А я хочу быть с ним рядом»… Так и упокоили Григория Сергеева на городском кладбище.

...Дочери Григория Сергеева – Людмиле Григорьевне, той самой, не получившей ни высшего, ни специального образования и живущей сейчас в Новохоперске на небольшую пенсию да на то, что продаст с огорода, недавно приснился сон. Во сне отец пришел домой - не туда, где она живет сейчас, а туда, где когда-то жила большая семья. Пришел и говорит: «Знаешь, кто вывел меня из лагерей? Николай Угодник. Я ему непрестанно молился. А сейчас спешу, спешу – у меня так много работы…»

Еще как много - если он и ТАМ молится за всех нас…

Автор: Наталья Моловцева, г.Новохопёрск.

Источник: «Коммуна», № 1 (25432), 06.01.10г.

https://communa.ru/obshchestvo/sudba-_molitva_vo_spasenie/
Поделиться
Класснуть