09.07.2020 19:22
  • 693
  • 0
  • 2
Политика

Слагаемые триумфа

09.07.2020 19:22

ПОЛИТИЧЕСКИЙ ДНЕВНИК

Итак, длительная конституционная эпопея, открывшаяся 15 января Посланием Президента РФ Владимира Путина Федеральному Собранию РФ, завершилась голосованием 1 июля, результаты которого уже утверждены Центризбиркомом, подписаны главой государства, и, следовательно, поправки к Конституции вступили в силу.

Александра ГЛУХОВА,


доктор политических наук, профессор ВГУ

По официальным данным, явка составила почти 68 процентов правоспособных россиян; из них почти 78 процентов проголосовали за поправки, 22 процента – против. Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков назвал этот результат «триумфом Владимира Путина». Восторженные комментарии провластных экспертов, прочно оккупировавших федеральные телеканалы, подчеркивали тот факт, что поддержка проголосовавшими гражданами президентской инициативы оказалась не просто выше ожидаемой, но даже выше, чем его же результат на президентских выборах 2018 года. По их утверждению, это означает незыблемость его высокого рейтинга и народной любви со стороны «абсолютного большинства» населения России. Косвенным образом эти утверждения выглядят как реакция опровержения на публиковавшиеся в последнее время данные различных социологических служб, фиксировавших снижение рейтинга доверия и электорального рейтинга Владимира Путина.

Ещё одним мотивом комментаторов была попытка своеобразного «обнуления» того общего недовольства и раздражения, которые характеризуют актуальное состояние массового политического сознания россиян в 2020 году. Этот малоприятный для правящего класса факт в минувшем мае преподнесла исследовательская группа во главе с Сергеем Белановским, представив на суд общественности научный доклад с красноречивым названием «Новый спектр политических настроений российского общества в 2020 году». Данные, полученные при помощи целого набора социологических методов, не оставляют никаких сомнений в том, что россиян категорически не устраивает статус-кво, что они недовольны своим материальным положением и что в российском обществе по-прежнему нет справедливости.

Что касалось предстоявшего голосования, то уже в двадцатых числах июня ВЦИОМ провел опрос относительно доверия к процедуре голосования. Результат вряд ли обрадовал инициаторов: 50 процентов респондентов считали возможными подтасовки при голосовании.

Столь очевидное недоверие к избирательной процедуре вряд ли могло расцениваться как хорошая основа для последующего признания ее результатов, что и произошло. Из разных концов огромной страны стала поступать информация, в том числе и визуальная, о голосовании в парках и лесочках, на пеньках и в багажниках автомобилей, без соблюдения тайны голосования и в отсутствии какого-либо наблюдения. На стационарных участках официальным наблюдателям от общественных палат было дано право «разъяснять Конституцию», то есть фактически агитировать за нее, тогда как оппоненты поправок в Основной Закон были лишены такой возможности. Возникает вопрос: как можно проводить голосование по поправкам в Конституцию, если никто не может выдвинуть встречные аргументы? Ведь обсуждается Основной Закон страны, а не «Повесть временных лет»?

Более того, пандемия коронавируса была использована властью по максимуму: ограничения на собрания, публичные обсуждения, митинги и даже пикеты отрезали саму возможность альтернативного мнения, превращая гражданина с активным избирательным правом в участника странного семидневного действа, напоминавшего, скорее, веселую ярмарку с разыгрыванием призов и поощрений, нежели ответственный акт гражданского выбора. Как показали последующие расчеты специалистов по электоральной статистике (Сергея Шпилькина и других), опиравшихся в своих математических расчетах на известную методику «кривой Гаусса», наибольшее число фальсификаций пришлось именно на дни, предшествовавшие 1 июля как основному дню голосования. Это был как раз период досрочного, надомного, электронного голосования, в справедливости подсчета результатов которого изначально были большие сомнения. Неудивительно, что 1 июля избирательные участки выглядели полупустыми, если не считать членов комиссий, наблюдателей и милиционеров. На собственном опыте могу подтвердить, что во второй половине дня 1 июля в огромной ведомости с перечнем фамилий жильцов нашего дома моя подпись оказалась второй по счету: ведомость была практически пуста. «Кривая Гаусса», таким образом, вывезла туда, куда и должна была вывезти.

Любопытные вещи происходили на всем протяжении избирательного марафона. Не успели начать досрочное голосование, как Владимир Жириновский предложил увеличить в два раза минимальный размер оплаты труда. Если учесть, что ничего подобного лидер ЛДПР не предлагал за все долгие годы своего сидения в Госдуме, то его предложение сильно смахивает на подкуп как способ привлечения населения на избирательные участки. Вслед за этим пресс-секретарь президента Дмитрий Песков дал понять, что обсуждается вопрос о введении прогрессивной шкалы налогообложения. Чем не способ понравиться избирателям, особенно на фоне прошлых заявлений о том, что этот вопрос в России не стоит на повестке дня, потому что угрожает собираемости налогов? Уже в процессе голосования ВЦИОМ вдруг сообщает данные экзит-полов, то есть опросов при выходе с избирательных участков, и согласно им число сторонников поправок составляет абсолютное большинство. Позже эту оценку об «абсолютном большинстве» воспроизводит Владимир Путин в одном из своих обращений к избирателям.

На всем протяжении процедуры голосования продолжалась активная реклама с весьма странными интерпретациями нового содержания конституционных норм: «Возрождая суверенную государственность России…» Получается, что при прежней редакции Конституции Россия 20 лет не была суверенной? Да, ответят мне зараженные пропагандой люди, прежняя редакция была навязана нам американцами и мы жили по американской Конституции, а теперь стали суверенными и будем жить по своей! Спорить с такой позицией, действительно, себе дороже (в смысле душевного здоровья).

Или громкие заявления о том, что «копеечные зарплаты после обновления Конституции уйдут в прошлое. Не ниже МРОТ». Но разве МРОТ в 12 с небольшим тысяч рублей – не копеечная зарплата? Почему бы не пожить на МРОТ тому, кто придумывал этот броский слоган?

В итоге следует признать то, о чем уже говорилось в одной из последних статей. Результат любой электоральной процедуры, включая выборы, референдумы и т.д., имеет две составляющие: формально-юридическую и политико-психологическую. С первой справиться гораздо проще, чем со второй: провели мероприятие, приложили известные усилия к мотивированию избирателей, посчитали и объявили результат. При этом посчитать у нас всегда было важнее, чем выявить истинную волю избирателей. Но со второй составляющей намного сложнее: люди должны поверить в то, что их мнение услышано, обещания лучшей жизни будут исполнены, а вся эта операция с поправками в Конституцию действительно сослужит стране большую пользу. Если же этого не произойдет и ожидания людей окажутся обманутыми, то «абсолютное большинство» довольно быстро рассеется как утренний туман, и рейтинги власти опять начнут падать, как это уже было после объявления пресловутой пенсионной реформы. Кстати, деньги, изъятые в ее ходе у миллионов людей, ничуть не улучшили жизнь в прошедшие два года. Так что есть о чем подумать тем, кто обрадовался «обретению подлинной суверенности».

Правда, границы последней уже сейчас мыслятся безмерно широко. Не успели прозвучать финальные цифры, как спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко уже предложила распространить практику многодневного голосования и на другие избирательные кампании, в частности, предстоящие выборы в законодательные собрания регионов и парламентские выборы. Правда, к Единому дню голосования с очередной законодательной новацией могут и не успеть (сентябрь ведь уже на подходе), но к парламентским выборам через год вполне управятся (даже если они будут досрочными). На политико-правовом языке все эти действия однозначно оцениваются как порча избирательного законодательства, превратившаяся уже в традицию, в своеобразную скрепу российского политического процесса.

Общий вывод звучит неутешительно: избирательная система прошла своеобразное обнуление и возвращает нас не просто в 2011 год, а в гораздо худшие времена. Процедура очевидным образом компрометирует результат, и неудивительно, что критики плебисцита сосредотачивают свое внимание именно на ней, а не на сути самих поправок. Не исключено, что в случае изменения политических обстоятельств следующий президент или следующий состав Государственной Думы могут опрокинуть результаты плебисцита, предъявив претензии именно к процедуре, нарушавшей и гарантии избирательных прав граждан, и здравый смысл. А это значит, что риски возможной политической дестабилизации не снизились, а возросли, даже вопреки желанию инициаторов изменений Конституции.

Источник: газета «Коммуна» | № 51 (26999) | Пятница, 10 июля 2020 года

https://communa.ru/politika/slagaemye-triumfa-/
Поделиться
Класснуть