г. Воронеж

Пасмурно, ветер юго-восточный 3 м/с.

• Днём пасмурно, +3°…+5°, ветер юго-восточный 2,2 м/с.

• Вечером пасмурно, +2°…+4°, ветер юго-восточный 2,9 м/с.

• Ночью пасмурно, +2°…+2°, ветер юго-восточный 3,2 м/с.

• Утром пасмурно, 0°…+2°, ветер юго-восточный 1,7 м/с.

  • $ 65,42
  • € 74,06
15.03.2018 16:17
  • 591
  • 0
  • 0
Политика

Жизнь после выборов

Порядок – не полицейский, а правовой – наступает там, где граждане политически сознательны, активны, готовы контролировать власть и вместе с нею нести ответственность за судьбу своей страны и за своё будущее.

Политический дневник

Президентская избирательная кампания в России выходит на финишную прямую. В ближайшее воскресенье российские граждане, обладающие правом голоса, отправятся к избирательным урнам либо, напротив, останутся дома, демонстрируя, таким образом, свое отношение к электоральной процедуре.

Александра Глухова,


доктор политических наук, профессор
Воронежского государственного университета

Демократия допускает обе эти стратегии поведения, а наша недавняя история подтверждает это. Наша страна знает и взрыв бурного интереса к публичной политике, и апатию и разочарование её итогами. Разочарования, пожалуй, побольше, но вряд ли справедливо винить в этом лишь самих избирателей. Интерес к политике, желание проявлять себя активным гражданином и, следовательно, взять на себя ответственность за положение дел в стране рождается тогда, когда люди получают возможность выдвинуть из своей среды тех, кому они действительно доверяют и кто для них авторитетен успехами в своей профессиональной области. Тогда они не просто идут за этими людьми, но и оказывают им посильную помощь и поддержку, выступая их политической опорой и реальными исполнителями того политического проекта, который они предлагают.

В случае же готового предложения политического ассортимента, когда выбирать предлагается из тщательно отобранных и согласованных наверху кандидатур, массовой политической мобилизации не происходит, а гражданин превращается в статиста – телезрителя, реагирующего скорее на экстравагантность поведения кандидатов, нежели на содержание их речей.

Другой аспект электоральной процедуры – это открытая и продолжительная по времени избирательная кампания, сроки которой не сводятся к двум– трём неделям, но насчитывают несколько месяцев, в течение которых политики презентуют себя и свои будущие программы. Об их содержании избиратели узнают гораздо раньше, чем соответствующие политики оказываются зарегистрированными в качестве кандидатов на высший государственный пост, и это помогает заинтересованным гражданам освоиться в сложных лабиринтах публичной политики.

Наконец, непременным и естественным атрибутом любой избирательной кампании становятся дебаты между кандидатами, благодаря которым избиратели соотносят собственные представления о сущем и должном с теми критическими замечаниями и предостережениями, которыми обмениваются их участники. Иногда такие дебаты представляют собой не просто профессиональный спор на заданную тему, но и мощное театрализованное действие, сродни боксерскому поединку на ринге, но только без физического увечья. Однако политический и моральный разгром зачастую оказывается куда болезненнее физического ущерба.

Оглядываясь на завершающуюся кампанию, приходится признать, что российские избиратели оказались сильно обделёнными как в плане получения полноценной информации о намерениях участников в случае их победы, так и содержательной дискуссии, в которой позиции сторон должны не только различаться, но и сближаться. Об изъянах организации и проведения предвыборных дебатов уже неоднократно говорилось

Приходится признать, что российские избиратели оказались сильно обделёнными как в плане получения полноценной информации о намерениях участников в случае их победы, так и содержательной дискуссии, в которой позиции сторон должны не только различаться, но и сближаться.

Очевидно, что все кандидатуры были согласованы и чётко знали свои роли и рамки, в которых им предстояло общаться с телезрителями. Выход за рамки немедленно санкционировался в форме оперативных разоблачений и обвинений кандидата в подлинных или мнимых прегрешениях. Отсюда, избирательная кампания не смогла поколебать массовое убеждение в том, что исход выборов предрешен, победитель известен заранее, а кандидаты, занявшие призовые второе и третье места, интересны только политическим аналитикам, но отнюдь не массовому избирателю. Как это скажется на явке – пожалуй, самом интригующем аспекте наших выборов, – покажет воскресное голосование.

В экспертных кругах между тем начались дискуссии о том, что нас ждёт после выборов. С одной стороны, звучат довольно апокалипсические заявления о том, что 19 марта страна проснётся в совершенно иной реальности (не уточняя при этом, что конкретно имеется в виду). С другой стороны, напротив, слышатся рассуждения о том, что начнется этап настоящей, а не косметической борьбы с коррупцией на самом верху, и полигоном для этого не случайно стал Дагестан, где кадровый сотрудник органов внутренних дел Владимир Васильев осуществляет так называемую зачистку в назидание всем остальным. Наконец, третья точка зрения сводится к тому, что всё снова пойдёт своим ходом, и слава Богу, что всё это заканчивается. Ничто лучше не отражает психологическую усталость населения от обвинений и разоблачений и тоску по определённости и нормальности, чем эта незамысловатая, обывательская точка зрения. Никто не хочет потрясений, несмотря на недовольство положением дел во многих сферах общественной жизни, особенно в экономике.

Но вот прозвучал тревожный сигнал: по данным Института общественного мнения «Квалитас», полученным в январе текущего года, 63 процента воронежцев ничего не имеют против сосредоточения власти в одних руках, потому что нашему народу, считают они, нужна «сильная рука». Этот феномен массового сознания заслуживает отдельного серьёзного разговора, как, впрочем, и бытующие в российской социологии методы его изучения, особенно персональный телефонный опрос.

Однако из этих данных следует крайне неутешительный вывод: в современном российском государстве мало граждан, но очень много подданных, готовых снять с себя всякую ответственность за будущее страны и переложить эту ответственность на одного человека.

Каким бы выдающимся он ни был, управлять в одиночку огромной современной страной в условиях крайне разнообразного «текучего» мира не под силу никому. Настоящий политический лидер ощущает поддержку своим решениям и действиям не только в день голосования, но ежедневно и ежечасно. Сама его миссия предполагает не раскол, а объединение общества: от сторонников до несогласных и политически пассивных. Надежда на «твердую руку» отражает латентную или явную неудовлетворенность людей отсутствием порядка, но одновременно она может прочитываться как запрос к правящей элите: почему же до сих пор этот порядок не наведён и в чём он конкретно должен заключаться?

Знаю по предыдущим данным социологических служб, что россияне решительно против политического преследования оппонентов, отдают должное необходимости существования политической оппозиции, признают её конструктивную роль в выработке и принятии решений и категорически отвергают ГУЛАГ и прочие извращения тоталитарного режима. Но если под отсутствием порядка понимается растущая бедность на одном общественном полюсе (20 млн. человек) и увеличивающееся число миллиардеров в ситуации, когда страна переживает экономический кризис – на другом, а государство устроено по принципу «вертикали власти», т.е. своеобразного административного «порядка», то за такие результаты обязаны нести ответственность соответствующие должностные лица.

Стойкость мифа о «сильной руке» сохраняется в массовом сознании ещё и в силу элементарного невежества: даже в вузах учебные планы на технических или естественнонаучных специальностях сегодня почти полностью «зачищены» от общественных наук. Где же студенты могут обсудить важнейшие проблемы организации и ограничения власти, если политическое знание для них признано излишним? И что будет знать по этому поводу среднестатистический воронежец, получающий политическую информацию почти исключительно от телевизионных шоуменов? Кто просвещал его, кто способствовал его становлению как ответственного гражданина? Вот и заканчивается его гражданская роль сразу же после того, как опускается в урну заполненный им бюллетень.

Добровольно отдавая свое право на участие в управлении высшему должностному лицу, россияне не должны удивляться тому, что из года в год, из десятилетия в десятилетие их мечты о «наведении порядка» остаются пустыми мечтами. Порядок – не полицейский, а правовой – наступает там, где люди политически сознательны, активны, готовы контролировать власть и вместе с нею нести ответственность за судьбу своей страны и за свое будущее.

Источник: газета «Коммуна» | №20 (26767) | Пятница, 16 марта 2018 года

Плюсануть
Поделиться
Класснуть