10°
г. Воронеж

Пасмурно, ветер юго-западный 1 м/с.

• Днём небольшой дождь, +13°…+14°, ветер северо-западный 7 м/с.

• Вечером облачно с прояснениями, +11°…+12°, ветер юго-западный 2,3 м/с.

• Ночью дождь, +10°…+11°, ветер юго-западный 3,7 м/с.

• Утром небольшой дождь, +11°…+13°, ветер западный 4,7 м/с.

  • $ 73
  • € 85,68

История газеты

19.05.2019 12:52
  • 245
  • 0
  • 0
О чём писала «Коммуна»

С жалобой на Дездемону

С жалобой на Дездемону

На взгляд фельетониста


Владимир Михайлович КОТЕНКО родился в 1934 году в селе Верхний Мамон Воронежской области. Окончил исторический факультет ВГУ. Член Союза писателей СССР. Фельетонист и писатель-сатирик. В «Коммуне» - с начала 70-х годов, автор многочисленных фельетонов и сатирических заметок. Из-под его пера вышли книги «Любовь под псевдонимом», «Служебный гороскоп», «Война с амазонками», «Корова на велосипеде» и другие.


Можете ли вы представить, чтобы Отелло сел к столу и в припадке ревности написал жалобу на свою жену Дездемону?

«Дожу Венеции, копия – сенаторам.

Ваша светлость! Достопочтимые вельможи! Моя супруга Дездемона, которая меня за муки полюбила, а я её – за сострадание к ним, коварно подарила свой платок лейтенанту Кассио. Данный факт в свете общепринятой морали кажется мне весьма подозрительным. Я склонен думать, что супруга наставляет мне рога. Прошу примерно наказать Кассио. А заодно и приструнить Дездемону, дабы впредь платками разбрасываться ей было неповадно».

Итак, можете ли вы представить себе такой пассаж со стороны ревнивого мавра? Вряд ли. Не по-мужски это как-то…

А вот наш современник, гражданин И., переложил персональные невзгоды, связанные с ревностью, на плечи общественности. Решил, что у общественности плечи шире.

Гражданин И. прислал в редакцию письмо. Просит вывести на чистую воду свою супругу и инженера, с которым она работает на одном предприятии.

Подозрения запали в душу сразу, как только супруга в минуту откровения поведала ему, что инженер, проходя мимо неё в цехе, не отводит взгляда в сторону, а взирает ей в глаза. «И чего он смотрит?» – размышлял И., ворочаясь по ночам во сне. Подозрения сцементировались, когда на турбазе И. увидел супругу и инженера, лежащих рядом почти в чем мать родила. Правда, это было на пляже, где загорали и другие С жалобой на Дездемону На взгляд фельетониста отдыхающие в таких же купальниках. Но какое это имело значение, если человек решил ревновать широко и глубоко, в классических масштабах?

Как-то вечером И. шествовал по улицам. Представьте себе такую славную пору. Вечер смазал краски, сделал предметы таинственными. За каждым углом, под каждым деревом чудилась супруга с шустрым инженером в обнимку. Чу! Что за платье в горошек мелькнуло там вдали? Уж не моей ли жены? У неё такое же платье… А кто с ней? Ага, он…

Дома супруге устраивается допрос с пристрастием.

– Где была?

– На собрании.

– А справка есть?

– Какая справка?

– От месткома. Что ты была на собрании, а не на свидании.

– Нету.

Поскольку супруга все отрицает, уверяя, что чиста перед ним, словно Дездемона, то муж награждает её синяками и шишками. Две недели она потом ходит на завод, закутавшись в платок, будто в паранджу.

А муж ищет справедливости в местных организациях. Он является в местком завода, где работает жена и тот инженер. Доморощенный Отелло ставит вопрос ребром:

– Значит, БР?

– А что это такое?

– Бытовое разложение. Значит, запустили воспитательную работу, голубчики? Куда же вы смотрите, голубчики, а? Тут семья трещит по швам…

Местком не ведает, что делать. Супруга – отличная работница, её портрет много лет на Доске почета, инженер тоже незаменимый специалист, ранее ни в чем подобном не замеченный.

– А какие, собственно, у вас доказательства?

– Полно. Взгляды-взоры были, на пляже попались, платье в горошек мелькнуло в полутьме.

– Такие платья у нас полрайона носит – торговая сеть выбросила. К тому же в полутьме. Что же касается пляжа, то вы там тоже не при галстуке бываете.

– Значит, покрываете? Ну, лады. Я выше пойду.

И направляется в райком. И пышет благородным негодованием. Отелло рассвирепел. Он вконец извел свою супругу, а заодно внес разлад в семью инженера. Говорят, на днях супруга И. не выдержала, упала перед ним на колени, взмолилась:

– Лучше задуши!

– Я не какой-нибудь Отелло. Я на тебя другую управу найду!

Ах, если бы И. был одинок! Иногда в редакцию, различные административные и общественные органы приходят жалобы, которые не то что писать, читать совестно. Жены сигнализируют на мужей, мужья – на жен. Кипят поистине шекспировские страсти.

Это письмо тоже пришло к нам в газету. «Моя дочка Надя дружила с парнем. Они подали заявление в загс. Прошло два месяца, дело почти дошло до свадьбы, и вдруг жених отказался идти на регистрацию. Мы понесли материальные затраты, потому что купили белое платье, фату, всякие подарки, сделали припасы. Но нас больше интересует моральный ущерб. Ведь теперь моей дочке стыдно появляться на улице, надо мной тоже соседки смеются. Дорогая редакция, разве может поступать так наш советский парень? Просим сделать все, чтобы он не остался безнаказанным».

Не знаем, чем там у них дело кончилось. Может, парень осознал и сам добровольно явился, а может, строгая общественность взяла его под микитки и повела в загс, потому что копия этого письма пошла и директору завода, где парень работает.

Вот ещё письмо. «Я окончила с отличием институт. Ещё будучи студенткой, познакомилась с ассистентом Мы с ним долго встречались. Поводом к разрыву наших отношений послужило то, что он одновременно стал встречаться и со студенткой С. Он предложил выйти замуж за него и ей, и мне. С. согласилась. Их семейная жизнь продолжалась полтора года, после чего он приказал своей жене обручальное кольцо вернуть и пришёл ко мне, стал раскаиваться в том, что меня потерял. Разумеется, мы подали заявление в загс. Он упорно настаивал на том, чтобы я перешла к нему жить ещё до регистрации, мотивируя боязнью меня потерять второй раз. И я переехала. А за десять дней до регистрации он заявил, что я должна уехать как можно быстрее. Где же совесть, долг и честь этого человека?»

Читаешь эти строки и диву даешься. Трудно сказать, кто из них легкомысленнее: он или она? Какое-то соревнование – пришла, ушла, привел, увел.

Скучно читать такие письма, хотя иногда они бывают довольно веселые. Муж ставит в известность местком, что жена не штопала ему носки. Он сигнализирует в милицию, что, воротясь с юга, она назвала его Валерой, хотя он с рождения Володя. Просит милицию разобраться, кто такой есть Валера. Супруга жалуется в партком, что благоверный с каждой получки заначивает пятерку на пиво.

Браки заключаются не на небесах. В семейной жизни случается все, и не потерять человеческое достоинство – самое главное. Конечно, общественность может сыграть известную роль в плане примирения конфликтующих сторон: лучше всего как советчик, разумеется, при тактичном умелом подходе, не оскорбляющем достоинство людей, их чувства. Однако, к сожалению, в некоторых организациях спешат создать комиссии. Начинаются ажиотаж и свистопляска. Устраивают собрания. Кое-кто, потирая руки, улюлюкает из зала: «Давай подробности!»

Но не зря ведь она так зовется – личная жизнь. Так и хочется заявить: «Дорогие наши Отелло и Дездемоны! Нельзя бесцеремонно выносить свои отношения на белый свет. Попытайтесь сами разобраться, а не перекладывайте свою ответственность на широкие плечи коллектива. У него есть дела поважнее».

Владимир КОТЕНКО.

«Коммуна», 10 сентября 1978 года.

Плюсануть
Поделиться
Класснуть