г. Воронеж

Облачно С Прояснениями, ветер северо-восточный 1.3 м/с.

• Днём облачно с прояснениями, +13°…+13°, ветер северо-восточный 2,1 м/с.

• Вечером небольшой дождь, +9°…+12°, ветер северо-восточный 3 м/с.

• Ночью небольшой дождь, +7°…+7°, ветер восточный 1,1 м/с.

• Утром небольшой дождь, +7°…+13°, ветер восточный 2,1 м/с.

  • $ 75,55
  • € 90,46
07.04.2021 14:56
  • 1398
  • 0
  • 0

Возвращение в лесостепь

07.04.2021 14:56

В Воронежской области ускорилась работа по возрождению лесных массивов

Возвращение в лесостепь

В числе вопросов, которые обсуждались на недавнем совещании в правительстве Воронежской области, значилось и сообщение о темпах восстановления воронежских лесов и лесных насаждений. За последний десяток лет им пришлось несладко: засуха и пожары 2010 года, когда в огненное кольцо чуть не угодил областной центр, а затем – климатические «американские горки» 2020-го и, как результат, новые лесные пожары минувшей осенью.

Картины пепелищ под Воронежем, в Николаевке и Карандеевке вновь напомнили нам о хрупкости окружающей среды. И о том, что её безопасность находится в наших руках. Как было отмечено в сообщении, «…основной причиной уменьшения количества деревьев в лесах является антропогенный фактор. Он включает в себя вырубку и выжигание, кислотные дожди. В большинстве случаев причиной возникновения лесных пожаров также является деятельность человека».

Так что же мы имеем на сегодня, после того как поработал «антропогенный фактор»? По данным областного управления лесного хозяйства на 1 января 2021 года, площадь лесного фонда составляет около 513 тыс. га – 8,3% воронежской территории. Кроме того, как выяснила «Коммуна», имеется 147,3 тыс. га защитных лесных насаждений на землях сельскохозяйственного назначения, в том числе: полезащитных – 57,6 тыс. га, овражно-балочных – 89,7 тыс. га. Много ли это, или всё ещё мало? Попробуем разобраться.

«Истощённая земля, разрытая оврагами»


Проблема малолесья в Центральном Черноземье – проблема стародавняя, уходящая корнями в тот уклад хозяйственной жизни, который формировался здесь, начиная с XVIII века: жёсткий крепостной строй, поголовная барщина, безоглядная распашка земель, вырубка прибрежных лесов, балочных рощ и перелесков. К началу ХХ века в бывшем Диком поле начались процессы опустынивания.

Вот некоторые данные из иллюстрированной книги для чтения «Родина», выпущенной под эгидой Академии наук СССР перед Великой Отечественной войной: «В четырёх уездах Воронежской губернии с 1880 по 1905 год было поглощено оврагами 50 тысяч десятин (десятина — 1,09 га — прим. ред.), площадь неудобных земель выросла на 70 процентов. Уничтожение лесов отрицательно повлияло на климат края. Когда-то ровный и умеренный, он становится всё более неустойчивым…

Весной бурное таяние снегов сменяется внезапными заморозками, а позднее юго-восточные суховеи приносят засуху. Резкие колебания температуры и неравномерное выпадение осадков губительно отзывались на сельском хозяйстве. Разрытая оврагами, истощенная, плохо обрабатываемая земля переставала родить».

Теперь обратимся к более поздним данным. Вот, например, сведения о лесах Центрального Черноземья из учебника «Экономическая география СССР» 1947 года, написанного одним из основателей этой науки, академиком Николаем Баранским: «Чернозёмный Центр – типичная русская лесостепь с отдельными островками берёзовых рощ и дубовых («дубравы») и сосновых боров. Но на большей части территории леса давно уже вырублены «до последнего кнутовища», так что под лесом осталось не более 7% площади. Большая часть уцелевших лесов расположена на северо-западе (Курская и Орловская области – прим. ред.) и северо-востоке (Тамбовская область – прим. ред.), а юго-восток (Воронежская область – прим. ред.) представляет собой уже степь».

Попытки изменить ситуацию – а речь шла об огромной территории рискованного земледелия, подверженной засухам, от Самары до Ставрополя включая и Черноземье – предпринимались ещё в 20-е годы прошлого века. Однако тогда на эти планы просто не было денег, да и задачи стояли другие: коллективизация села и индустриализация страны.

Территория управляемых ландшафтов


Катастрофическая засуха 1946–1947 годов и вызванный ею массовый голод показали, что медлить больше нельзя. Так, в 1948 году начался проект комплексной агролесомелиорации в степной зоне европейской части СССР, получивший название «Сталинского плана преобразования природы», рассчитанный на полтора десятилетия. В его основу были положены труды учёных, работавших в Воронежской губернии. Например, выводы Особой экспедиции Василия Докучаева (1892–1898 гг.), исследовавшей причины тяжёлой засухи 1891 года – тогда она охватила 26 губерний и также вызвала страшный голод среди населения, а также практический опыт, наработанный классиком лесоводства Георгием Морозовым, трудившимся в те же годы в Хреновском лесничестве.

Так, в ходе экспедиции на территории Каменной Степи (ныне – Таловский район) была впервые создана система защитных лесных насаждений (ЗЛН), составной частью которой являлись пруды. По итогам исследований Докучаев предложил программу мероприятий по регулированию водного хозяйства в открытых степях:

а) создание на водораздельных степных пространствах систем прудов, берега которых должны быть обсажены деревьями;

б) посадку рядов живых изгородей;

в) сплошную посадку леса на всех неудобных для пашни участках, «особенно если они открыты для сильных ветров».

В соответствии со Сталинским планом, территорию Великой степи должны были с севера на юг «перечеркнуть» восемь гигантских лесных полос общей протяженностью в 5300 км, в частности – государственная лесозащитная полоса №2 «Воронеж – Ростов-на-Дону» длиной 1055 км, по обоим берегам Дона, с включением в разряд особо ценных зелёных зон Шипова леса, Хреновского бора и Борисоглебского лесного массива. Кроме того, по этому плану должны были появиться более 44 тысяч искусственных водоёмов для поддержания водного баланса на 120 млн га степных полей.

По данным исследований, полезащитные полосы позволяют регулировать широкий спектр таких факторов среды, как температура приземного слоя воздуха, относительная и абсолютная влажность воздуха, высота снежного покрова, температура в поверхностном слое почвы, содержание влаги. В зоне влияния защитных полос повышается содержание гумуса, активизируются микробиологические процессы. Находясь под защитой лесных насаждений, сельскохозяйственные культуры дают прирост урожайности в среднем более 20%.

По мнению специалистов, Сталинский план преобразования природы открывал новую страницу в экономическом районировании страны, поскольку был нацелен на построение уникальной сельскохозяйственной системы с управляемыми ландшафтами. Однако в 1950-е годы, после смены руководства страны, этот проект был фактически свёрнут.

Вместо долгосрочного проекта, рассчитанного на десятки лет, ставку сделали на достижение тех же целей методом «большого скачка». То есть на целинные степные земли Северного Казахстана и Южной Сибири, которые, впрочем, не оправдали возлагавшихся надежд - распашка вековых залежей без прикрытия новых полей лесозащитными полосами привела к быстрому истощению целины. Грянули хлебный и продовольственный кризисы, усугубленные директивами хрущёвского руководства выращивать новую, альтернативную пшенице и ржи зерновую культуру – кукурузу, чуть ли не в Заполярье, а уж на широте Вологды и Костромы – безусловно.

Кстати, промашка с кукурузой случилась, как ни странно, не из-за климата или плодородия северных почв. Свою фатальную роль сыграл фотопериодизм – как южная культура кукуруза не выносит слишком долгой освещённости, а светлое время суток в северных широтах заметно дольше, чем в южных…

В последующие десятилетия ситуация выправилась – на село пошёл поток техники, удобрений и других ресурсов. Однако ввоз продовольственного зерна из США, Канады, Аргентины и других стран, начатый в 60-е годы, продолжался в СССР вплоть до 90-х годов. И только новые агротехнологии вкупе с сельскохозяйственной техникой нового поколения позволили добиться в ХХI веке небывалых для России урожаев. В том числе и 5–6-миллионных намолотов в Воронежской области.

Однако начало нового тысячелетия принесло с собой и новые заботы. Одной из них стала разбалансировка климата. Отсюда и вопросы: в какой мере мы защищены от «климатических качелей», чтобы не потерять достигнутого уровня урожайности? Хватит ли для такой защиты одних только новейших тракторов, комбайнов, сеялок и агротехнологий? Или нам в той или иной мере следует обратиться к прежнему опыту лесоводов с мировыми именами?

Сделать нам ещё предстоит больше, чем сделано


Судя по информации, прозвучавшей на совещании в областном правительстве, этот опыт не забыт и по-прежнему востребован, а восстановление повреждённых и вырубленных лесов идёт с опережением плана.

Например, для посадки в нынешнем году уже заготовлены 9,5 тонны семян дуба, сосны, берёзы, акации, что в 6 раз превышает количество заготовок в прошлом году, при том что за 2020 год у нас были высажены почти 2 тыс. га леса. В течение текущего года планируется заготовить уже 19 тонн семян лесных растений, а к 2024 году объём лесовосстановления и запас семян планируется увеличить в 1,5 раза. Это серьёзные темпы, подкреплённые ещё и закупкой техники для Воронежского лесопожарного центра, и очень важно, чтобы они не были потеряны.

КОММЕНТАРИЙ СПЕЦИАЛИСТА


Зона рискованного лесоразведения

Дефицит лесов для нашего края – давняя и до сих пор так и не решенная проблема. Например, декан лесного факультета Воронежского государственного лесотехнического университета (ВГЛТУ), кандидат биологических наук, доцент Анна Царалунга (кстати, лесовод в третьем поколении) отмечает, что сегодня лесистость региона составляет не более 8% территории региона. Между тем для воронежской лесостепной зоны эта доля должна быть не менее 20%.

– Чем выше уровень лесистости, тем выше сохранность почвы, тем полноводнее реки, - а их у нас становится всё меньше, - и тем слабее климатические перепады, которые вновь становятся всё более частыми и резкими, – подчеркнула декан лесного факультета ВГЛТУ.

Что касается лесозащитных полос Воронежской области, то их состояние даже при беглом осмотре вызывает опасения эксперта.

– Основным временем их появления в нашей области стали послевоенные годы, когда в разруху и голод воронежцы выходили на посадку лесополос, зная, что без них высокого урожая просто не будет. Но за последние десятки лет эти насаждения, оставшись без должного ухода, либо разрослись до лесных участков, либо исчезли вовсе. Решая проблемы лесоводства, мы должны помнить, что зона рискованного земледелия – это одновременно и зона рискованного лесоразведения. Здесь всё взаимосвязано и подчиняется жёстким экологическим законам. Восстановление лесов – трудоёмкий процесс, в котором надо соблюдать все агротехнические мероприятия.

Рауф АХМЕДОВ
https://communa.ru/analitika/vozvrashchenie-v-lesostep/
Поделиться
Класснуть