-8°
г. Воронеж

Ясно, ветер юго-западный 2 м/с.

• Днём небольшой снег, -7°…-6°, ветер юго-западный 3.9 м/с.

• Вечером небольшой снег, -9°…-7°, ветер юго-западный 4.1 м/с.

• Ночью снег, -7°…-7°, ветер южный 3.8 м/с.

• Утром снег, -7°…-6°, ветер южный 3.4 м/с.

  • $ 66,33
  • € 75,58
02.03.2018 11:27
Культура

«Искусство всегда двигалось преодолением традиции»

Создатели первого хореографического спектакля на сцене Камерного театра перед его премьерой рассказали воронежским журналистам о своей работе. Поводом для спектакля «Apples&Pies.Ностальгия» стали два текста.

Театр | Создатели первого хореографического спектакля на сцене Воронежского Камерного рассказали о своей работе

Виталий Черников


В Камерном театре состоялась премьера. «Apples&Pies.Ностальгия» – так назван спектакль, поводом для которого стали два текста: рассказ Ивана Бунина «Антоновские яблоки» и пародия на это произведение «Пироги с груздями», написанная Александром Куприным. Эта первая постановка с участием недавно созданной танцевальной труппы. В неё попали люди с очень разным уровнем подготовки. Ни один не работал прежде в театре. Им пришлось не только осваивать новый язык, но и учиться быть частью труппы.

Перед премьерой с воронежскими журналистами встретились хореографы-постановщики Софья Гайдукова и Константин Матулевский и авторы музыки к постановке Алексей Айги и Дмитрий Курляндский.

– Мы решились на очень смелый шаг: в стенах драматического театра создать совершенно новое направление – просто потому, что его, как мне кажется, остро не хватает нашему городу, – отметил художественный руководитель Камерного Михаил Бычков.

Оба хореографа начинали как ведущие солисты балета в театрах, но занялись современным танцем.

– Я считаю, что каждый артист должен развиваться и пробовать что-то новое. В какой-то момент как классической танцовщице мне стало несколько скучно, и я стала искать, чем мне заняться. Ближе всего мне современный танец. Считаю, сейчас любой артист классического танца должен владеть техниками современной хореографии, – рассказала Софья Гайдукова, создавшая первую часть спектакля на музыку Алексея Айги.

Кстати, оба композитора также получили академическое образование. «Дима начинал как флейтист, я – как скрипач и до сих пор играю на скрипке», – напомнил собравшимся Алексей Айги.

– Музыка, и вообще искусство, всегда двигалась преодолением традиции, – убеждён Дмитрий Курляндский. – Если бы композиторы в течение всей истории музыки не преодолевали какие-то стереотипы и конвенции, то мы бы сейчас находились у самых истоков музыки и продолжали бы петь григорианский хорал, не имея права даже авторство подписывать. Диалог с традицией у кого-то более радикальный, у кого-то – менее. Кто-то в согласии с традиции, кто-то в претензии к ней существует. Но композиторское творчество – это и есть, по большому счёту, артикуляция своих отношений с тем, что называется традицией. Не сказать, чтобы этому в консерватории учили. Это то, с чем люди рождаются. Я оказался сопротивленцем ярко выраженным. И пока что держусь на плаву!

– У меня протест проявился через рок-музыку... – рассказал Алексей Айги. – Потом был обратный путь. Ты начинаешь исследовать рок-музыку – и понимаешь, что в ней есть свои интересные музыкальные вещи, как группа King Crimson. От рок-музыки ты идёшь к Стравинскому, от Стравинскому – к Веберну, Штокхаузену. Поизучав это, я нашёл себя в каком-то новом стиле, который больше близок к минималистской традиции.

Музыка не писалась специально для спектакля. Хореографы работали преимущественно с сочинённым заранее материалом. Хотя случай с Курлиндским ситуация несколько сложнее:

– Мы с Костей Матулевским знакомы пару лет. Он знает, чем я занимаюсь, я его видел в действии. Когда он обратился ко мне с идеей участвовать в проекте, я предложил несколько готовых экспозиций. Это электронная музыка, которая имеет малое отношение к тому, с чем меня привыкли ассоциировать в академической музыкальной среде. Мы довольно плотно работали. Костя присылал мне видеозаписи репетиций, а я ему – варианты музыки. Что-то потом с удовольствием менял.

– А Соня писала мне: «Надо чтоб было тихо, а потом – хрясь! Поищи такую музыку», – вспоминал Алексей Айги.

– Или «Самое грустное, что есть, но подлиннее», – добавила Софья Гайдукова под общий смех.


Фото Виталия Черникова



Плюсануть
Поделиться
Класснуть