г. Воронеж

Малооблачно, ветер северо-западный 1 м/с.

• Днём пасмурно, +10°…+11°, ветер западный 3,9 м/с.

• Вечером пасмурно, +7°…+10°, ветер северо-западный 1,6 м/с.

• Ночью облачно с прояснениями, +4°…+6°, ветер западный 1,8 м/с.

• Утром пасмурно, +4°…+9°, ветер западный 2,5 м/с.

  • $ 71,23
  • € 82,72
25.09.2021 10:19
  • 1931
  • 0
  • 1
Наука и образование

Почётный доктор ВГУ из Германии: «Даже одну главу «Войны и мира» можно изучать полгода»

25.09.2021 10:19

Немецкий профессор-славист Маттиас Фрайзе рассказал, чем его привлекает русская литература и какое место в Воронеже он считает своим любимым

Почётный доктор ВГУ из Германии: «Даже одну главу «Войны и мира» можно изучать полгода»

Профессор Гёттингенского университета, исследователь творчества русских классиков Маттиас Фрайзе в столице Черноземья бывает часто. Он читает лекции студентам Воронежского госуниверситета и делится опытом с российскими коллегами. Благодаря профессору, с 2015 года студенты филфака могут учиться в Гёттингенском университете по программе обмена. Во вторник, 14 сентября, Маттиасу Фрайзе вручили мантию почётного доктора ВГУ. В эксклюзивном интервью «Коммуне» профессор рассказал, зачем он провоцирует студентов неожиданными вопросами и почему нужно не бояться спорить с преподавателем.


Ходить на лекции не заставляют



— Профессор Фрайзе, стало ли для вас неожиданностью вручение мантии почётного доктора ВГУ?

— Это стало для меня большим сюрпризом и, безусловно, честью. Ведь почётный доктор наук - это чуть ли не пик карьеры любого учёного. В разы приятнее, что я стал почётным доктором именно Воронежского госуниверситета. С этим вузом меня много связывает. А началось всё в 2008 году, когда на Болдинских чтениях в Нижегородской области я познакомился с профессором ВГУ Андреем Фаустовым. Нас обоих заинтересовали доклады друг друга. Дружеские отношения переросли в профессиональные, что и способствовало установлению связей между нашими университетами — Воронежским и Гёттингенским.

— Регулярно в Германию по программе обмена приезжают воронежские магистранты. Что это даёт ребятам?

— Воронежские студенты приезжают к нам на один семестр. Главная особенность магистерской программы в том, что обучение идёт исключительно на русском языке, в том числе и для немецких студентов. Один курс посвящён только одному автору и одному произведению. Нас, преподавателей, немного — всего четыре человека. Это не так, как в российских университетах, где на все области литературы приходится по 10, а то и 20 доцентов и профессоров. В итоге выпускники-филологи получают сразу два диплома – ВГУ и Гёттингенского университета.

— В чём особенность обучения в вузах Германии?

— У немцев студент воспринимается как взрослый сформированный человек, который сам принимает решение, как ему готовиться к экзаменам. Никто не будет заставлять его посещать лекции! В госуниверситетах нет платных отделений, а студенты изучают только профильные предметы. Например, математику и другие естественные науки филологам не преподают, всё это немецкие школьники осваивают еще в 12-м и 13-м классах школы. Поэтому и в бакалавриате у нас учатся три года, а не четыре, как в России.


«Я профессор-провокатор»



— Отличаются ли русские студенты от немецких?

— Ребята из Воронежа всегда поражают меня идеальным знанием текста. Вот, изучаем «Войну и мир», так студенты наперёд знают, о чём будет идти речь на десятках и даже сотнях страницах вперёд. А ещё русские молодые люди намного скромнее немецких — испытывают пиетет перед преподавателем. Немецкие студенты раскованнее и могут себе позволить спорить с профессором. Это нормально: ведь грамотная дискуссия необходима при изучении предмета. Скромность воронежских студентов я объясняю тем, что они учатся в школе 11 лет и сразу поступают в вузы. В Германии не так: сначала целых 13 лет в гимназии, потом год, когда молодые люди познают себя, работают, пытаются понять, чего хотят от жизни. И только потом они, уже зрелыми людьми, приходят в университет.


— А у преподавателей в Германии условия более комфортные, чем в нашей стране?

— О да, куда комфортнее. Например, в Гёттингенском университете у меня есть кабинет, а на воронежском филфаке я довольствуюсь только собственным столом. Наш факультет в Германии размещён в здании XIX века, где раньше располагалась университетская больница. Так получилось, что мой кабинет принадлежал когда-то заведующему отделением гинекологии. А двумя этажами выше находилось родильное отделение, в котором появились на свет мои братья и сёстры.

— Как вам удаётся заинтересовать своих студентов?

— Один мой студент как-то назвал меня профессором-провокатором. Да, это так. Я люблю заставать студентов врасплох неожиданными вопросами: «Что вы тут делаете? Почему пошли изучать филологию? Оно вам надо — читать тысячи страниц «Войны и мира»? Я пытаюсь побудить молодых людей думать самостоятельно. На мой взгляд, российские студенты уж слишком доверяют авторитетам и не смеют возразить. Авторитеты надо уважать, но безропотно с ними соглашаться не стоит. Сформируйте свою точку зрения на изучаемый предмет, а уже потом читайте и слушайте эксперта.


Был влюблён в героиню Достоевского



— Чем вас привлекла русская литература, что вы большую часть жизни занимаетесь её исследованием?

— Естественные науки всегда казались мне чем-то скучным. А вот литература — это сложно, вызывающе, вкусно. А если говорить о русской литературе, так её я считаю одной из ведущих в мире. Поэтому я и пошёл учиться на филолога-русиста и читать на русском начал уже на первом курсе. Поначалу было сложно, но чтение на языке-оригинале очень важно, ведь при любом переводе теряются все языковые приёмы автора. Изучать литературное произведение в переводе профессионалу недопустимо.

— Кто из русских писателей-классиков вам особенно близок?

— В молодости был без ума от Достоевского. Говорил в шутку своим одноклассникам, что безумно влюблён в Настасью Филипповну — одну из главных героинь романа «Идиот». Наверное, эта тяга возникла от того, что в моём детстве мама вслух читала Достоевского моему слепому папе. В более зрелом возрасте открытием для меня стал Чехов. Я посвятил его прозе целую докторскую диссертацию. Поразительно, как Антон Павлович строит свои произведения. На поверхности —незатейливый реализм, но копни чуть глубже, и тебе открывается что-то невероятно монументальное. Ну и, конечно, куда без Льва Толстого и его «Войны и мира». Каждое слово романа невероятно продумано, тщательно и грамотно построены отношения между героями. Неудивительно, что я целый семестр изучал с воронежскими студентами только одну главу «Войны и мира».


Удивили воронежцы без масок



— Вы уже не впервые в нашем городе. Как вам Воронеж, есть ли любимые места в городе?

— Моё самое любимое место в городе — это кабинет кафедры истории и типологии русской и зарубежной литературы филфака ВГУ, где мы с вами, собственно, и общаемся. Но гулять по Воронежу тоже люблю. Из достопримечательностей мне больше всего нравится Каменный мост, куда приходят молодожёны — это хорошая традиция. Но вообще я бываю в Воронеже не как турист, а как специалист-русист. Обмениваюсь опытом с коллегами, читаю лекции студентам. До пандемии приезжал сюда два раза в год.

— Кстати, о пандемии. Удивили ли вас воронежцы, которые ходят по городу без масок?

— Очень. Особенно шокировали воронежские пассажиры, которые ездят в маршрутках, не используя средства защиты. В Германии такого не увидишь. Конечно, у нас не стоит полицейский у каждого куста и не заставляет носить маски под угрозой тюрьмы. Дело в немецкой дисциплине: надо — значит надо, и ни у кого не возникает лишних вопросов.

— Как вы относитесь к стереотипам о немцах: мол, вы всегда серьёзны, пунктуальны, не имеете чувства юмора и постоянно пьёте пиво и едите сосиски?

— Во времена студенчества, когда по программе обмена учился в Ленинграде, я впервые услышал анекдот про русского, американца и немца. Был просто шокирован! К сожалению, сам анекдот я не помню, но это была кладезь стереотипов. Да, у немцев специфический юмор, и не над каждой немецкой шуткой русский посмеётся. Но это особенность любой национальности. Что касается пива, то в Германии оно действительно является чуть ли не главным национальным напитком. Но в последнее время люди стали задумываться о здоровом образе жизни, и многие перешли на безалкогольное пиво. По поводу серьёзности и закрытости немцев стереотип уже не актуален. Как минимум после чемпионата мира по футболу в 2006 году в нашей стране. Тогда весь мир отметил, что немцы стали куда более открытыми, весёлыми и дружелюбными.


Фото: Владимир ЛАВРОВ

Сергей ДОРОХОВ
https://communa.ru/nauka_i_obrazovanie/pochyetnyy-doktor-vgu-iz-germanii-dazhe-odnu-glavu-voyny-i-mira-mozhno-izuchat-polgoda-/
Поделиться
Класснуть