-6°
г. Воронеж

Малооблачно, ветер западный 3 м/с.

• Днём небольшой снег, -5°…-2°, ветер северо-западный 4.4 м/с.

• Вечером небольшой снег, -8°…-5°, ветер западный 3.8 м/с.

• Ночью небольшой снег, -7°…-7°, ветер западный 3.7 м/с.

• Утром небольшой снег, -7°…-6°, ветер западный 3.4 м/с.

  • $ 66,33
  • € 75,58
30.10.2017 15:44
  • 423
  • 0
  • 0
Общество

Казак памятью силён

Есть все основания для того, чтобы сделать вывод: пока ещё нет единства в общественной и законодательной реабилитации российского казачества, ставшего жертвой политических репрессий. Надежда на перемены есть.

Казак памятью силён

В 2017 году правление Северо-Донского округа Союза казаков России придаёт особое значение Дню памяти жертв политических репрессий, приходящемуся на понедельник, 30 октября. Но не только потому, что исполняется 100 лет революционным событиям, которые положили начало «красному террору», репрессиям и ожесточенным гонениям на казачество.

Виктор ГАЛУШКИН,


атаман Северо-Донского округа Союза казаков России,
казачий полковник.

Не первый год Воронежем в Дубовке, в Калаче, в различных станицах и хуторах нашего Северо-Донского округа 30 октября проходят траурные мероприятия, в том числе митинги, возложение венков, акции по оглашению списков жертв репрессий и соборные богослужения. Так было и на этот раз.

Сам День памяти жертв политических репрессий установлен Постановлением Верховного Совета РСФСР от 18.10.1991 года, а именно в ту пору в Воронеже становилось на ноги казачье общество, положившее начало Северо-Донскому округу СКР.

В канун нынешнего Дня памяти жертв политических репрессий правление округа обратило внимание атаманов, а через них и казаков, на два обстоятельства.

Во-первых, в октябре 2017-го в Москве воздвигнут первый за всю постсоветскую историю монумент в память о жертвах политических репрессий – 30-метровая «Стена скорби» из барельефных лиц и человеческих фигур работы скульптора Георгия Франгуляна. Торжественное открытие памятника состоялось сегодня, на нём присутствовали и донские казаки. Правление Северо-Донского округа СКР надеется, что этот монумент станет не только общенациональным символом памяти о невинных жертвах, но и символом безусловного осуждения преступлений тоталитарного режима в отношении казачества. Кстати, «Стена скорби» построена как за счёт бюджетных средств, так и на деньги созданного год назад Фонда памяти, который собрал 32 миллиона рублей пожертвований, в том числе – от донских казаков.

Во-вторых, 25 октября 2017 года председатель Президентского совета по развитию гражданского общества и правам человека Михаил Федотов дал интервью ТАСС. Суть этой публикации сводится к следующему.

Ещё во времена Советского Союза, а точнее – 14 ноября 1989 года, Верховный Совет СССР принял декларацию, которая закрепила право отечественного казачества на реабилитацию. Но это право до сих пор остаётся благим пожеланием. Поэтому, заявил Михаил Федотов, уже действующий закон о реабилитации жертв политических репрессий необходимо распространить на казаков (а также на раскулаченных крестьян, жертв коллективизации). Совет вместе с Комиссией при Президенте РФ по реабилитации жертв политических репрессий уже подготовил соответствующие поправки. К сожалению, означенные поправки не были одобрены. Однако названный Совет, по заверению Михаила Федотова, продолжает работу над ними.

Таким образом, есть все основания для того, чтобы сделать вывод: пока ещё нет единства в общественной и законодательной реабилитации российского казачества, ставшего жертвой политических репрессий. Из этого также следует, что надежда на перемены есть, но рано исключать из перечня ежегодных мероприятий Северо-Донского округа СКР неофициальный День памяти жертв репрессий против казачества, отмечаемый на местах 24 января. Именно в этот день в 1919 году была принята Директива Оргбюро РКП(б) «О расказачивании», подготовленная Яковом Свердловым.

Названный документ предписывал буквально следующее: «Провести массовый террор против богатых казаков, истребив их поголовно, провести массовый террор по отношению ко всем вообще казакам, принимавшим какое-либо прямое или косвенное участие в борьбе против Советской власти. К среднему казачеству необходимо применить все меры, которые дают гарантию от каких-либо попыток с его стороны к новым выступлениям против Советской власти». Землю, сельхозпродукты «неугодного» казачества конфисковывали, семьи, в лучшем случае, выселяли в ближние регионы. Вообще же, по разным данным, были уничтожены от нескольких десятков тысяч до миллиона казаков. «Просто пострадавших» «классовых врагов» – поистине миллионы!

Определённое представление о том, каким последующим репрессиям были подвергнуты казаки в 30-годы, даёт Книга Памяти жертв политических репрессий Воронежской области. Подготовка её материалов возложена на Государственный архив общественно-политической истории Воронежской области, в котором хранятся около 37 тысяч архивно-следственных дел на более чем 47 тысяч лиц. В первом томе , содержащем 5000 фамилий, значатся, к примеру, проживавшие в селе Калач Василий Дмитриевич Абезин (1886 г.р.), Тихон Николаевич Писарев (1875 г.р.) и Михаил Иванович Топольский (1875 г.р.). Всем им была определена «стандартная» (!) для выходцев из казаков и крестьян-единоличников мера наказания – три года ссылки в Северный край. Конкретным местом ссылки вполне мог стать, допустим, посёлок Горт-Ель в Троицко-Печорском районе Республики Коми. Туда в октябре 1930 года было доставлено по этапу более трёх тысяч человек, а к весне осталось в живых менее тысячи.

Работа над Книгой Памяти жертв политических репрессий Воронежской области продолжается. И это надо иметь виду атаманам и всем «братьям станичникам», поскольку «казачьему роду нет переводу», а «казак своей памятью силён».

Плюсануть
Поделиться
Класснуть