28°
г. Воронеж

Облачно С Прояснениями, ветер западный 3 м/с.

• Днём облачно с прояснениями, +27°…+28°, ветер юго-западный 0,8 м/с.

• Вечером малооблачно, +20°…+28°, ветер южный 1,1 м/с.

• Ночью ясно, +18°…+20°, ветер южный 1,5 м/с.

• Утром малооблачно, +17°…+26°, ветер западный 1,6 м/с.

  • $ 70,44
  • € 79,19
01.06.2020 09:19
  • 501
  • 0
  • 3
Политика

День Победы, который надо спасать

01.06.2020 09:19
День Победы, который надо спасать Коллаж Натальи Коньшиной

Важная тема | 67-е заседание Воронежского клуба политологов прошло онлайн-режиме и стало одним из самых эмоциональных

Неудивительно. Ведь в этот раз политологи затронули весьма чувствительную для нашего общества тему символов Дня Победы. Вокруг него как в российском политическом пространстве, так и за рубежом вот уже несколько десятилетий идут нешуточные бои, возникают идеологические разломы.

Председатель Воронежского клуба политологов Роман Савенков представил профессора Высшей школы экономики (Москва), доктора философских наук Ольгу Малинову, которая продолжительное время изучает данный вопрос. Её сообщение «Праздники как инструмент символической политики в современной России (на примере Дня Победы)» дало полную картину политических смыслов, которые вкладывались в ритуалы празднования Дня Победы на протяжении всей его истории.

– Исторически у этого праздника две разные даты, – напомнила Ольга Малинова. – В Европе победу празднуют 8 мая. А в СССР День Победы традиционно отмечали 9 мая, постепенно дополняя празднование новыми ритуалами.

Один из центральных символов праздника – Парад Победы на Красной площади. В 1945 году он проводился не 9 мая, а 24 июня.

– Это был один из самых массовых и продолжительных советских парадов, – отметила Ольга Юрьевна, – и его принимал на белом коне маршал Жуков. В мемуарах он рассказывал, что Сталин сам хотел принимать парад, но был не очень лихим кавалеристом. Зато когда в конце парада к трибунам у Мавзолея швыряли поверженные вражеские знамёна, получалось, что их бросали к ногам Сталина.

В последовавшие 20 лет парадов не было. И хотя 9 Мая объявили праздником, начиная с 1948 года и по 1965 год этот день был рабочим. В качестве выходного он закрепился в год 20-летия Победы, а главные ритуалы его празднования сложились и оформились в брежневский период. С середины 60-х годов стали активно открываться мемориалы, музеи Великой Отечественной войны, практически в каждом населённом пункте устанавливались памятники воинам-победителям. В 1966 году возник мемориальный ансамбль «Могила Неизвестного Солдата» у стен Московского Кремля, родился ритуал возложения к нему цветов, причём не только 9 Мая, но и в другие государственный праздники.

– Салют в День Победы – это ещё военная традиция, – подчеркнула Ольга Малинова. – А военные парады в городах-героях – более поздняя.

После распада Советского Союза, по словам спикера, предпринимались усиленные попытки внести изменения в празднование Дня Победы, который, наряду с Новым годом, оставался для большинства россиян самым главным праздником.

– С его форматом постоянно экспериментировали, – заметила Ольга Малинова. – Смещали акценты, пытаясь сознательно уйти от советских помпезных традиций. В ельцинское время Великую Отечественную войну стали представлять как великий подвиг народа, который он совершил не благодаря партии и правительству, а – вопреки. Народ выступал как герой, который нашёл в себе силы победить, несмотря на то, что ему приходилось терпеть тяготы тоталитарного режима. В данной логике празднование превращалось в чествование ветеранов и скорбь по погибшим. Это важный момент. Соответственно, в 1992 году официозных торжеств не было, Ельцин просто присоединился в парке Горького к ветеранам, общался с ними, наверное, пил водку и т.д

Начиная с 1993 года стали пытаться праздновать День Победы на Поклонной горе – в новом мемориальном комплексе. Но это оказалось плохим решением, потому что центр города в это время заполняли представители народно-патриотической оппозиции. Они по-своему отмечали 9 Мая, вспоминая советскую власть, ругая Ельцина, и всё это происходило в символическом центре города. Такой вариант празднования признали проигрышным, и в 1995 году торжества в виде Парада Победы вернулись на Красную площадь и фактически утвердились в том формате, который используется по настоящее время. Таким образом, в качестве символов Дня Победы выступил ежегодный Парад Победы (ранее он проходил только по юбилейным датам - 1965, 1975, 1985 и 1990 годы), а немного позднее – «Георгиевская ленточка», которой пытались отвлечь внимание от советской символики – красного знамени с серпом и молотом. Георгиевская лента в дореволюционной России была принадлежностью наград за солдатскую доблесть – Георгиевского креста и ордена Славы, и во время Великой Отечественной войны она была восстановлена как гвардейская лента. В наши дни акция «Георгиевская ленточка» стала удачным решением и получила распространение даже за рубежом. Повсеместно она стала символом путинской России, а также её отношения к памяти о Великой Отечественной войне, где акцент делался уже не на трагедию, а на славу.

В дальнейшем, с 2005 года, случилась череда международных «войн памяти», которая началась с отказа руководителей прибалтийских стран участвовать в торжествах по случаю 60-летия Победы, продолжилась в 2015 году, вскоре после украинского кризиса и присоединения Крыма, создавших линию политического разлома.

Однако трансформация праздника произошла, и по естественным причинам – люди, увы, умирают. И если ранее День Победы был прежде всего праздником ветеранов, то в 2012 году возникла ещё одна традиция – шествие «Бессмертного полка». Его идея заключалась в том, чтобы спасти дорогую нам память о Победе от политических катаклизмов и одновременно создать символизацию этой уходящей живой памяти, представив войну как личный семейный опыт. Родилась акция в Томске, а уже в следующем году она проходила во многих городах России. В 2015 году было зарегистрировано движение «Бессмертный полк России». Акция трансформировалась, что нашло отражение в её символах. Если у томской акции это был журавлик на фоне красной звезды, то символом «Бессмертного полка России» стал Георгий Победоносец. Движение получило высокую поддержку – Владимир Путин с 2015 года участвует в шествиях «Бессмертного полка».

В этом году, из-за пандемии и связанных с ней ограничительных мер, все массовые уличные мероприятия были отменены. Появилась уникальная возможность посмотреть на День Победы с точки зрения обычных людей, понять, каким для них в символическом плане стал праздник. Интересный опыт воплотили такие новые форматы, как «Бессмертный полк» -онлайн, когда пользователи соцсетей в память о погибших родственниках поставили их фотографии на главных страничках. Со стороны политических активистов были попытки предложить людям выставлять такие же портреты в окнах домов, а также коллективно петь на балконах песни военных лет. И всё же самым заметным и серьёзным изменением в формате праздника на карантине стал перенос парада на Красной Площади на дату 24 июня. По мнению Ольги Малиновой, с точки зрения символической политики это удачная дата, напоминающая о легендарном параде Победы в 1945 году.

После столь обстоятельного доклада к его автору возникло множество вопросов. Они касались судьбы советской символики – красного знамени с серпом и молотом, фигуры Сталина, военной формы, в которую сегодня принято наряжать детей на 9 Мая. Ольга Малинова заметила, что многое из перечисленного по сей день является стержнем политики памяти и, к сожалению, конфликтов памяти.

– Здесь многое зависит от того, как будет выстраиваться наша официальная политика памяти в отношении советского периода, – заключила Ольга Малинова. – В 90-е годы СССР критиковали. В последнее время происходило то, что можно назвать реабилитацией советского прошлого. Правда, с определённой избирательностью: гордились тем, чем можно гордиться, и стыдливо молчали о том, о чём не очень хочется говорить.

В данном контексте, по мнению спикера, Сталин – неудобная фигура, потому что он прочно ассоциируется с Победой, которой мы гордимся, и если мы выбрасываем Сталина из истории, получается некрасиво.

– С другой стороны, официальная позиция в отношении репрессий сохраняется, – сделала акцент Ольга Юрьевна. – И Владимир Путин не случайно, участвуя в открытии Стены скорби, открытым текстом сказал, что репрессии – это преступление. Мы не можем его забыть, и оно не должно повториться.

Сегодня, по мнению спикера, память о войне во многом оказалась в центре патриотической мобилизации. Об этом свидетельствуют частые конструирования образа врага – напоминающие о неизбежной победе над ним наклейки на автомобилях «На Берлин!», «Можем повторить» и тому подобные.

– Мне представляется, что это яркие символы памяти о войне путинской России, – заметила Ольга Малинова. – И у меня, как у человека более старшего поколения, эти символы не вызывают симпатии. Моё отношение к войне воспитано семейными традициями, которые связаны с тем, что мы ехали поздравлять в Серпухово моего деда, ветерана Великой Отечественной войны, и это был не наш праздник – его праздник! Поэтому лично для меня подобные вещи (наклейки на авто, гимнастёрки и пилотки на детях – Н.С.) – утилитарное использование символов и упрощение памяти о войне. К сожалению, мы находимся в той точке, когда живая память исчезает. Ещё какое-то время с нами будут люди, которые пережили войну детьми, и у них остались свои воспоминания. Потом и этого не будет.

О том, что память о войне каждый из нас действительно пропускает через опыт своей семьи, её историю, ярко свидетельствовали реплики участников заседания клуба политологов.

Так, депутат Государственной Думы РФ Андрей Марков отметил, что День Победы – это прежде всего повод вспомнить прошлое, глубже погрузиться в историю семьи, и через неё – в историю страны. Поэтому важны такие символические события, как «Минута молчания» – время скорби о погибших во имя Победы, и, конечно любимая, в особенности в глубинке, акция «Бессмертный полк».

– Она фактически очерчивает границы нашей идентичности, позволяет восстановить историческую память до своих дедов и прадедов, – заметил Андрей Марков. – Поэтому считаю «Бессмертный полк» рубежом, от которого происходит «рождение современной российской нации».

Профессор Александра Глухова сделала акцент на том, что вместе с тем некоторые современные аспекты празднования 9 Мая, наряду с естественной гордостью и благодарностью, вызывают некоторую оторопь.

– Лично у меня такое ощущение, что праздник надо спасать, – подчеркнула Александра Викторовна. – Моя родина – станция Касторная, и я помню, как 9 мая мы – дети, школьники – шли к памятнику погибшим солдатам. Туда же направляли свои колонны различные организации и предприятия. В один из таких праздников я читала у памятника стихи о войне и видела, как плачут взрослые люди. После к мемориалу возлагались цветы, а народ шёл по домам – поминать погибших. Сегодня было сказано, что есть смещение акцентов от скорби к славе. Если бы так, то это полбеды. Но я вижу перемещение к силе. Происходит некоторая милитаризация праздника, попутно посылается сигнал о новейших вооружениях, значит, гонка вооружений нам как бы обещана. В Европе основной посыл празднования – «Никогда больше!». Но ведь и у нас ещё в 60-е годы серьёзным тезисом прозвучали слова поэтессы Ольги Берггольц: «Никто не забыт, ничто не забыто». Было важно вспомнить каждого, привести в порядок могилы и захоронения. Обратите внимание, как это далеко от сегодняшнего дня, когда к месту и не к месту произносится: «Можем повторить!» Празднику нужно вернуть исконный гуманистический смысл. Надо переместить акцент на то, что такое никогда не должно повториться.

Наталья СТОЛПОВСКАЯ.

https://communa.ru/politika/den-pobedy-kotoryy-nado-spasat/
Поделиться
Класснуть