06.08.2020 18:34
  • 422
  • 0
  • 1
Политика

Как сражался Комитет обороны

06.08.2020 18:34
Как сражался Комитет обороны Генерал-майор Герой Советского Союза А.И.Лизюков, мужественно сражавшийся и погибший в бою западнее Воронежа. Фото из архива «Коммуны»

Страницы истории | Об органе, на котором лежала ответственность за организацию надёжной обороны Воронежа в годы Великой Отечественной войны, многие или вообще не имеют представления, или весьма туманное

А этот орган – Воронежский городской комитет обороны (ГКО). Он был создан решением Государственного Комитета обороны под руководством И.В.Сталина 23 сентября 1941 года. С этого дня вся полнота власти в городе и области, вся ответственность за жизнь более трёх миллионов граждан легла на его плечи.

Анатолий НИКИФОРОВ,


полковник КГБ в отставке

Председателем ГКО стал первый секретарь обкома ВКП(б) Владимир Дмитриевич Никитин, а его заместителем – председатель облисполкома Иван Васильевич Васильев. Разумеется, главной задачей была подготовка Воронежа к обороне. В своем первом выступлении по радио и в газетах В.Д.Никитин призвал население «…превратить Воронеж в крепость, способную выдержать любые испытания войны, не допустить захвата Воронежа врагом». А на одном из первых заседаний рассматривался вопрос «О мерах обеспечения прочной обороны г.Воронежа и на его подступах».

Не стану перечислять все меры, которые намечали выполнить в строго установленные сроки, а скажу только, что на строительство оборонительных рубежей мобилизовали более ста тысяч горожан. Остро стояла проблема перевода промышленных предприятий на выпуск военной продукции. Процитирую решение Комитета по этому вопросу: «Механическому заводу перейти на выпуск 82 мм минометов и мин-сюрпризов, кондитерской фабрике – изготовлению взрывчатых веществ не менее трех тонн в день, Борисоглебскому мясокомбинату – на изготовление ручных гранат, заводу Дзержинского – на выпуск автоматов ППШ, заводу Тельмана – строительство и ремонт бронепоездов».

Эти задачи предприятия успешно выполнили. Коллектив завода имени Ф.Э.Дзержинского неоднократно поощрялся ГКО, где за две недели наладили выпуск упомянутых автоматов. Под контролем Комитета обороны находилась и работа по производству прекрасно зарекомендовавших себя во время войны самолетов-штурмовиков Ил-2 и «катюш». Серьезной заботой было и формирование истребительных батальонов. Их сформировали 86 с общей численностью 8 тысяч бойцов, дивизии народного ополчения, партизанских отрядов, добровольческого полка.

Много внимания уделялось вопросам «эвакуации отдельных заводов, чугуна, руды, нефтепродуктов, стального литья, оборудования сахарных заводов своих и украинских, а также детей вместе с родителями (180 тысяч человек), детей из детских домов, спецшкол и больных из Воронежа и Липецка». В связи с этим на имя Председателя Государственного Комитета обороны И.В.Сталина и наркома путей сообщения Л.М.Кагановича руководство Воронежского ГКО направило телеграмму с просьбой выделить 44 тысячи вагонов для вывоза оборудования и других материальных ценностей и пяти тысяч вагонов – для людей.


Знакомясь с архивными документами, я обратил внимание на такой факт: руководство ГКО ни в коей мере не занималось лакировкой обстановки и перед Москвой отчитывалось только правдивой информацией. Признавались допущенные ошибки, называли руководителей, которые в той сложной обстановке «проявляли растерянность и трусость».

Обстановка в городе осложнялась и тем, что в Воронеже к концу 1941 года скопилось свыше 40 тысяч беженцев из западных областей страны. А еще пригнали 604 тысячи голов крупного рогатого скота, которых тоже надо было спасать. Вскоре на имя Кагановича пошла новая телеграмма: «Для вывоза собранной сахарной свеклы Лискинскому отделению необходимо 1030 вагонов, Россоши – 200, Поворино – 600, Воронежскому – 205». Судя по архивным материалам, железная дорога с возложенными на нее задачами справилась успешно.

А в декабре сорок первого года на имя В.Д.Никитина пришла телеграмма за подписью наркома продовольствия А.И.Микояна: «В связи с потерей Украины Воронеж становится основным поставщиком табака для армии».

Серьезной головной болью стала проблема снабжения населения продуктами питания и оказание материальной помощи Красной Армии. Не без участия ГКО сформировали танковую колонну «Воронежский колхозник», которая обошлась в 41 миллион рублей, собранных из личных сбережений наших земляков, авиаэскадрильи «Трудовой Воронеж фронту» и «Таловский Колхозник». В фонд Красной Армии, помимо плановых поставок, Воронежская область внесла 38100 пудов хлеба, 42705 пудов картофеля и овощей, 3067 пудов мяса.

Успешно была выполнена и весьма важная политическая задача по организации Парада 7 ноября 1941 года, посвященного очередной годовщине Великого Октября. Проведение парада в Воронеже в столь трудное для страны время подняло и укрепило дух бойцов и командиров Красной Армии.

Городской комитет обороны постоянно контролировал эпидемиологическую обстановку, которая признавалась «крайне неудовлетворительной, грозившей вспышками массовых инфекционных заболеваний». Был проведен месячник борьбы с эпидемическими заболеваниями и два воскресника по наведению чистоты и порядка в городе, «приведению в надлежащее состояние бань, прачечных и дезопунктов». В областном центре и сельских районах развернули госпитали. Они в полной мере были обеспечены донорской кровью доноров-воронежцев.

Большое внимание уделялось укреплению дисциплины как среди военных, так и гражданских лиц. К виновным принимались строгие меры вплоть до военного трибунала. Суду предавались в первую очередь те, кто уклонялся от работ по строительству оборонительных сооружений, а также самовольно оставившие свои предприятия. Решительная борьба велась с пьянством, на почве которого совершались многие преступления. Так, 7 февраля 1942 года помощник командира 178-го артполка интендант III ранга Воробьев в пьяном виде убил свою сожительницу. А 3 февраля пьяный лейтенант Иванов ранил в руку красноармейца. Естественно, оба пошли под трибунал. С декабря 1941 года по январь 1942 года военным трибуналом осуждены 26 человек – в большей части из лиц «начальствующего состава».

А тем временем был схвачен немецкий майор, который по ошибке приземлился на самолете в распоряжение красноармейцев. «При нем оказались документы, из которых явствовало, что гитлеровцы готовят наступление на Воронеж, – пишет в своей книге «Люди 40-х годов» военный журналист Юрий Жуков. – Эта операция называлась «Синий». В документах подробно говорилось, какие части примут в ней участие».

В связи с тем, что в лесных парках Воронежа и вокруг города были выявлены «факты массовых самовольных рубок леса», ГКО этот вопрос рассмотрел на своем заседании и принял такое решение: «Вырубки лесов рассматривать как хищение социалистической собственности и виновных судить по законам военного времени». И тут встает вопрос: а по каким законам следует судить нынешних хищников, занимающихся вырубкой дубрав в Воронежской области, соснового леса в Медовке и в Ямном, которые были высажены в голодные предвоенные и послевоенные годы?

Знакомясь с архивными документами, я обратил внимание на такой факт: руководство ГКО ни в коей мере не занималось лакировкой обстановки и перед Москвой отчитывалось только правдивой информацией. Признавались допущенные ошибки, называли руководителей, которые в той сложной обстановке «проявляли растерянность и трусость». Был просто вопиющий случай, когда три руководителя трех предприятий в декабре сорок первого, погрузив в машины свои вещи и близких, смотались в глубь страны, предательски бросив трудовые коллективы.

ГКО признал неудовлетворительное состояние воздушной обороны города. Его, по сути, безнаказанно бомбили фашистские стервятники. Руководству страны направили Обращение с просьбой принять срочные меры. В частности, говорилось и такое: «Имеющиеся истребители Ил-16 («ишачок») из-за изношенности моторов в воздухе могут находиться ограниченное время… Они не обеспечивают надежную охрану оборонных объектов».

Боролся ГКО и с дезертирством. Так, за период с начала войны и до 1 января 1942 года в городе правоохранительными органами задержаны 17272 подозрительных лица, из них 9752 оказались дезертирами из рядов Красной Армии, 4389 – уклонившимися от призыва, а 1635 – отставшими от своих частей.

Это тоже правда войны.

На фронте положение дел менялось быстро, простому человеку трудно было уследить за происходившим. «Приехав на командный пункт, – пишет Юрий Жуков, – мы узнали, что войска левого крыла Брянского фронта выделены в состав нового фронтового объединения, задача которого состоит в том, чтобы удержать гитлеровцев на подступах к Воронежу и создать оборону по реке Дон. Новому фронту присваивалось наименование Воронежского».

Позднее Гитлер, анализируя причины позорного поражения под Сталинградом, сказал: «Дело пошло бы быстрее, если бы мы не застряли так долго у Воронежа». А английский военный историк генерал Фуллер отмечал: «…Началось сражение за Воронеж и, как мы увидели, для немцев оно было одним из самых роковых за время войны… Русские войска, сосредоточенные к северу от Воронежа, прибыли вовремя, чтобы спасти положение, возможно, они спасли всю русскую кампанию. Нет никаких сомнений, что дело обстояло именно так».

Остаётся только добавить, что благодаря продуманной и четкой организации работы Воронежского городского комитета обороны, массовому патриотизму наших земляков и существовавшей командно-административной системе наш город 212 дней и ночей успешно боролся с превосходящими силами противника, выстоял и победил.

Источник: газета «Коммуна» | №59 (27007) | Пятница, 7 августа 2020 года

https://communa.ru/politika/kak-srazhalsya-komitet-oborony-/
Поделиться
Класснуть