-9°
г. Воронеж

Пасмурно, ветер северный 3 м/с.

• Днём небольшой снег, -8°…-7°, ветер северный 3.6 м/с.

• Вечером небольшой снег, -9°…-7°, ветер северо-западный 3.2 м/с.

• Ночью небольшой снег, -9°…-8°, ветер северный 3.3 м/с.

• Утром небольшой снег, -10°…-8°, ветер северный 3.5 м/с.

  • $ 65,54
  • € 74,29
27.09.2018 16:23
  • 7932
  • 0
  • 0
Политика

Тревожный звонок

Похоже, старая политическая игра заканчивается, и мы на пороге новой, возвращающей политике её изначальный смысл.

Политический дневник

Главным событием внутриполитической жизни на минувшей неделе оставались результаты губернаторских выборов в четырёх регионах РФ, где дело дошло до вторых туров голосования.

Александра ГЛУХОВА,


доктор политических наук, профессор
Воронежского государственного университета

Как и следовало ожидать, кандидаты от партии власти, действующие губернаторы в Хабаровском крае и во Владимирской области, потерпели поражение, причем с разгромным счетом, от вполне технических кандидатов от ЛДПР. Это произошло после того, как неделей раньше были отменены выборы в Приморье, где кандидату-коммунисту Андрею Ищенко проиграл кандидат, поддержанный Президентом Владимиром Путиным, – Андрей Тарасенко. А в Хакассии подал в отставку действующий губернатор Виктор Зимин, проигравший в первом туре. Случившееся вряд ли можно обозначить каким-то пафосным определением, типа «электоральной революции», однако над смыслом и содержанием этого неприятного звонка в адрес власти со стороны граждан стоило бы хорошенько задуматься.

Политические наблюдатели давно уже бьют тревогу по поводу того, что выборы в России обрели своего рода дистиллированную форму: так было и в настоящей избирательной кампании, и в прошлогодней. Полноценная конкуренция кандидатов и программ фактически отсутствует. Все более-менее выразительные кандидаты были отстранены ещё на дальних подступах к выборам, причем делалось это не только волевым снятием с регистрации, но и всевозможными соблазнительными подачками вроде места в Совете Федерации и т.п.

В результате в бюллетенях оставались персонажи, не представлявшие для власти никакой угрозы, особенно на старте избирательной кампании. Таким образом, в течение последних нескольких лет в нашей стране сложилась такая электоральная система, которая была исключительно комфортной для властных структур всех уровней. Оппозиция была фактически обескровлена, лишена всякой спонсорской помощи, как по финансовым причинам (кризис заставляет предпринимателей и бизнесменов экономить деньги), так и в силу законодательных запретов и т.д. Да и сама оппозиция, прежде всего – системная, с удовольствием вступала в своеобразные договорные отношения с властью, тем более что последняя в течение последних пяти лет в семь с лишним раз увеличила ее государственное финансирование. С представителями оппозиции стали делиться местами в Совете Федерации, назначать омбудсменами, реже – губернаторами и т.д.

Из избирательных кампаний в последние годы исчезли острые вопросы, и, напротив, появилось множество табуированных тем, о которых запрещается говорить. В таких условиях выборы превратились в скучную и унылую техническую процедуру, создававшую у населения твердую уверенность в том, что оно ничего не решает.

Однако в толще общества тем временем копились многочисленные внутренние противоречия, связанные прежде всего с социально-экономическим неблагополучием. Снижающиеся доходы населения, угроза потери работы, высокие цены на продукты и товары первой необходимости, отсутствие надежных жизненных гарантий – все это факторы, способствовавшие аккумулированию недовольства и раздражения, причем как в адрес власти, так, нередко, и в отношении окружающих. Не случайно социологи в последних исследованиях регулярно отмечали рост нетерпимости, агрессии, связывая их, прежде всего, с тяжелыми условиями жизни людей. А растущее недовольство рано или поздно найдет для себя выход на поверхность. В данном случае выхлоп негативной энергии произошел в законных, институциональных формах, продемонстрировав полное отторжение кандидатов, предложенных властью. И это законное право избирателя, которого его никто не может лишить.

Сейчас уже очевидно, что драйвером протеста стала та версия пенсионной реформы, которую отстаивали правительство, правящая партия «Единая Россия» и Президент Владимир Путин, внесший, правда, некоторые послабления в первоначальный вариант. Однако это не устроило и не успокоило людей, а лишь добавило негативных эмоций. Кроме того, исполнявшие обязанности губернаторов назначенцы Президента спровоцировали в своих регионах локальные «кадровые революции», чем нарушили сложившийся в региональных элитах баланс интересов. Это, в свою очередь, негативно повлияло на общественное мнение, вызвало недовольство и обиды на местах, которые стали накапливаться, как снежный ком. Дополнительным раздражающим фактором стали попытки спасти ситуацию «продавливанием» нужного кандидата, как это было в Приморском крае. Однако попытка оказалась настолько скандальной, что пошла, скорее, во вред, чем на пользу. Стало очевидным, что люди не хотят больше спектакля под названием «выборы», они против фальсификаций, против неблагодарной роли статистов, которая до недавнего времени была им отведена.

А дальше, как сказал бы бывший Президент СССР Михаил Горбачев, «процесс пошел»: копившееся недовольство вылилось на поверхность в массовых беспартийных, то есть обезличенных, формах. Анализ коммуникации в социальных сетях показывает, что люди выявили готовность голосовать за кого угодно, но только не за кандидата от «партии власти». Сетевая самоорганизация оказалась очень успешным мобилизационным механизмом, фактически предрешившим исход выборов в мятежных регионах.

При таких условиях проведение второго тура выборов оказалось для власти просто самоубийственным. Похоже, во властных структурах не были готовы к тому, что явка во втором туре выборов резко возрастает, особенно в городах, где электорат более образован и менее зависим от власти. В мажоритарных округах на последних выборах в законодательные собрания, городские советы прошло много молодых людей, как партийных, так и независимых кандидатов, фактически «ниоткуда», то есть совершенно незнакомых до сих пор широкой публике. В ряде мест эти молодые политики потеснили даже депутатов, заседавших по двадцать и более лет.

Сегодня политологи дискутируют на тему о том, возможны ли преобразования в политической системе России с учётом сибирских казусов. Можно ли рассматривать последние как проигрыш системы или это, скорее, проигрыш кураторов из кремлевской администрации, не справившихся с порученным им делом? Конечно, в Администрации Президента случившееся восприняли как провал своих кандидатов, как шоковый эффект. Выяснилось, что в определенных ситуациях система управления буксует, она ничего не может сделать против массовой мобилизации, упираясь в свои собственные ограничения.

Но серьезной опасности от вновь избранных губернаторов там вряд ли ожидают. Когда благополучие региона в значительной степени зависит от того, какие отношения губернатор выстроил с федеральными структурами, ему не остается ничего другого как встраиваться в вертикаль власти, демонстрировать лояльность и сговорчивость. Именно так повел себя победивший во втором туре в Приморье коммунист Ищенко, заранее присягнув на верность Владимиру Путину.

Вместе с тем избирательная система давно уже нуждается в серьезных преобразованиях. Одно из них – отмена муниципального фильтра, произвольно отсекающего неугодных кандидатов от участия в избирательном процессе, блокирующего полноценную (а не показную, формальную) ротацию политической элиты как необходимого условия её обновления в целях развития политической системы. Ещё одна давно созревшая новация – отмена запрета на создание блоков и коалиций, позволяющая консолидировать политические силы одной ориентации, делая их реальными, а не фиктивными участниками политического процесса.

Похоже, старая политическая игра заканчивается, и мы на пороге новой, возвращающей политике её изначальный смысл.

Источник: газета «Коммуна» | №75 (26822) | Пятница, 28 сентября 2018 года

Плюсануть
Поделиться
Класснуть