г. Воронеж

Пасмурно, ветер юго-восточный 4.5 м/с.

• Днём пасмурно, +1°…+2°, ветер юго-восточный 5,4 м/с.

• Вечером пасмурно, 0°…+1°, ветер юго-восточный 5 м/с.

• Ночью пасмурно, -2°…-1°, ветер юго-восточный 4.6 м/с.

• Утром пасмурно, +2°…+2°, ветер юго-восточный 5,4 м/с.

  • $ 75,85
  • € 90,46

История газеты

31.08.2019 16:16
  • 339
  • 0
  • 0
О чём писала «Коммуна»

С лейкой и с блокнотом…

С лейкой и с блокнотом… Полный Георгиевский кавалер Михаил Стреков. Фото Михаила Вязового.


Михаил Петрович ВЯЗОВОЙ родился в 1947 году в селе Тумак Астраханской области. Окончил музыкальное отделение училища культуры в Чечено-Ингушской АССР и отделение журналистики Воронежского госуниверситета. Работал заведующим отделами фотоиллюстраций в газетах «Молодой коммунар», «Воронежский курьер», «Независимый курьер». В «Коммуне» - с 1986 года: фотокорреспондент, заведующий отделом фотоиллюстраций. Одновременно почти четверть века преподает на факультете журналистики ВГУ курс изобразительной журналистики. Участник и лауреат международных, всесоюзных и всероссийских фотоконкурсов. Автор фотоальбома «Воронеж и воронежцы» (2010).


Не бывает такого, чтобы эта песня многократно не прозвучала в День Победы с экранов ли телевизоров, с эстрад под открытым небом, со сцены театра или просто в кругу друзей. Слышал, как её играли (именно играли – в образах и лицах) молодые вокалисты столичного ансамбля «Республика». Ребята смогли донести и передать дух того времени, когда и была написана «Песня военных корреспондентов». Думаю, все вы много раз слышали её:

От Москвы до Бреста
Нет такого места,
Где бы не скитались мы в пыли.
С лейкой и с блокнотом,
А то и с пулеметом
Сквозь огонь и стужу мы прошли…

Написал стихи на музыку Матвея Блантера знаменитый советский поэт Константин Симонов, который в годы лихолетья военным корреспондентом «Правды» побывал на всех фронтах Великой Отечественной. С тех пор как-то само собой и утвердилась «Песня военных корреспондентов» неофициальным гимном журналистов и фоторепортеров.

Вот и мы, «коммуновцы», когда собираемся все вместе на День печати, обязательно вспомним и напоём:

Без глотка, товарищ,
Песню не заваришь,
Так давай по маленькой нальём.
Выпьем за писавших,
Выпьем за снимавших,
Выпьем за шагавших под огнем!

Нет, не утратили ни своей свежести, ни проникновенности, ни актуальности стихи из «Песни военных корреспондентов». Вот мне и подумалось, что строчка из Константина Симонова «С лейкой и с блокнотом» как нельзя лучше подойдет к очерку о фотожурналистах «Коммуны».

Это как бы предисловие. Ну а теперь – сам очерк.

Первым фоторепортёром газеты «Воронежская коммуна» (с 1928 года») являлся Константин Михнюк. Константин Васильевич родился в Воронеже в феврале 1898 года. Родительский дом располагался в районе современного Дома-музея А.Л.Дурова. Отец его работал ветеринарным врачом, умер рано. Мать была классной дамой в гимназии, пережила мужа ненадолго: в 1920 году Костя остался сиротой.

После реального училища с 1919-го по 1922 год он продолжил своё образование в художественном техникуме, находившемся вблизи Каменного моста, по адресу: улица Дзержинского, 26. Вместе с Костей Михнюком изобразительному искусству учился и будущий писатель, художник и журналист Владимир Кораблинов. В повести «Азорские острова» он пишет об этом так: «…В этот вечер позировал Костя Михнюк, двадцатилетний, розовый, голубоглазый Аполлон, в зеленой с желтым кантом фуражке реального училища. Впоследствии он войдет в историю воронежской печати двадцатых годов как первый фоторепортер, как автор знаменитого портрета И.С.Мичурина – в шляпе, с папироской в мундштучке, чуть прищурившийся от солнца, – портрета, обошедшего все журналы, газеты и школьные учебники. В девятнадцатом году Костя играл на скрипке, писал чувствительные, под Вертинского, стихи и всерьез собирался сделаться художником».

По нашим сведениям, в «Воронежскую коммуну» Константин пришёл в 1922 году. Вначале он вырезал на линолеуме клише, а потом, когда появилась цинкография, стал и цинкографом, и фоторепортёром. Его снимок «Мать и дитя», опубликованный 31 июня 1927 года, стал своеобразным гимном материнству советской эпохи. К.Михнюк был и первым автором фоторепортажей. Особенно запомнился его фоторепортаж из школы-коммуны для незрячих «У слепых детей».

Снимки вплоть до 1927 года встречаются на газетных полосах довольно редко. Всё больше – заставки, рисунки, карикатуры, сделанные в основном художницей Натальей Ивановной Бессарабовой. Так, 25 февраля 1925 года в газете появилась фоторепродукция картины Н. Бессарабовой «Сцена в октябре 1919 года…» До этого художники, наоборот, делали гравюры с фотографии, а уже потом изготовляли типографское клише. Наталья Ивановна Бессарабова училась в Воронежских художественно-технических мастерских у известных художников А.А.Бучкури и С.В.Сырейщикова.

Тогдашний редактор газеты «Воронежская коммуна» Михаил Иванович Лызлов проявлял большую заботу о кадрах рабочих и сельских корреспондентов. В его бытность в газете печатали конкретные призывы-задания внештатным авторам. Так, 30 апреля 1926 года на первой полосе напечатано: «Редакция «Воронежской коммуны» просит сельских и уездных корреспондентов присылать фотографии, иллюстрирующие общественно-политическую жизнь и быт деревни. В настоящее время наиболее интересны вопросы сева и восстановления хозяйства. Помещенные в газете фотографии будут оплачиваться».

Один штатный фотокорреспондент газеты Константин Михнюк, конечно, не мог охватить всю огромную Воронежскую область. Лызлов ввёл и специальную рубрику «Уголок рабкора». Чтобы привлечь к сотрудничеству фотолюбителей, решил провести общегородское собрание фотографов, организовал занятия с внештатными авторами в доме Рабпроса. С 5 февраля 1925 года газета печатается на ротационной машине, что позволило увеличить формат издания.

Летом 1926 года, когда журналисты «Воронежской коммуны» два Михаила – Лызлов и Казарцев – издали свой авантюрный детектив из эпохи Гражданской войны «Черный осьминог», то гравюры для обложек делал всё тот же художник и фотограф Константин Васильевич Михнюк.

До войны фотографий, как я уже говорил, в газетах было мало, в основном – портреты вождей, причём сугубо официальные. Авторство их определить трудно. А вот в одном номере газета «Неделя» (воскресное приложение к газете «Коммуна») от 17 февраля 1929 года поместила сразу шесть анонимных фотоснимков, в другом – под рубрикой «В Ботаническом саду» опубликовала фотоэтюд, подписанный Костантином Михнюком.

Восьмого марта 1929 года на пятой странице «Коммуна» напечатала вертикальный фотомонтаж из четырёх фигур рабочих. Надпись гласит: «На заводе Коминтерна эти люди признаны достойными для занесения на чёрную доску». А воскресное приложение к газете «Коммуна» – «Неделя» – 17 февраля поместила шесть фотографий без указания авторства. На последней странице – фотоэтюд «Зима в деревне». Фото некоего Л-ва. Или вот снимок из Таловского района и подпись: «Сотрудник редакции беседует с крестьянами в избе-читальне». Кто? Где? О чём беседовали? Неизвестно.

В 1924 году в Ленинграде в залах бывшей императорской Академии художеств состоялась обширная фотовыставка просветительского характера.__ Около трёх тысяч экспонатов распределялись по разделам: «Фоторепортаж и социальная хроника», «Художественные», «Научно-технические», «Специальные» – снимки, полученные из фотографических обществ Москвы, Киева, Воронежа, Твери. В том же году «Воронежская коммуна» предоставляет свои страницы для сквозного фоторепортажа «С фотоаппаратом по Воронежу». Сам факт размещения на разных страницах серии фотографий, объединённых одной темой, говорит о многом. Обычно газетные страницы в те годы были, что называется, слепы, то есть обходились без иллюстраций. Исключения составляли номера, посвященные съездам и конференциям. В этом случае газета публиковала портреты делегатов и руководителей страны. А здесь, в рядовом газетном номере, через все страницы проходит фоторепортаж. К сожалению, почти все, за редким исключением, снимки были анонимными, то есть без указания имени фотографа.

В июне того же 1924 года вышло Постановление ЦИК СССР « О порядке воспроизведения и распространения бюстов, барельефов, картин и т.п. с изображением Ленина». В нём говорилось: «В целях недопущения искажения облика вождя запретить размножение, продажу и выставление в публичных местах перечисленных видов изображений Ленина, кроме фотографических, но не исключая фотомонтажа, без соответствующего разрешения особых комиссий… Лица, виновные в нарушении настоящего постановления, подлежат привлечению к уголовной ответственности». «Краткая инструкция по охране государственных тайн в печати» 1930 года запрещала публиковать рисунки и фотографии, изображающие процесс раскулачивания, но разрешала печатать снимки с изображением бывшего дома кулака, в котором, например, открыта школа. И потому те далекие времена оставили нам мало фотографических свидетельств, поэтому с особым интересом вчитываемся в биографии известных людей. Вот, например, в мае 1925 года в Воронеж на гидросамолете прилетел журналист Виктор Борисович Шкловский. В редакции газеты «Воронежская коммуна» он познакомился с Андреем Платоновым, и по области они уже летали вместе. Они побывали в Рогачевке, Боброве, Богучаре. У богучарского краеведа Николая Дядина сохранилась фотография, на которой у гидросамолета стоят несколько человек. Один – начальник милиции Лавров, второй – в пиджаке и галстуке – Шкловский, третий – в темной гимнастерке и картузе – Платонов. Кто стоит внизу с фотоаппаратом – неизвестно.

Однако вернемся к биографии Константина Михнюка. Он в 1927 году пытался создать в областном центре новое фотографическое общество (хотя в городе подобное существовало уже с 1904 года). По этому случаю в понедельник первого августа 1927 года провели организационное собрание. К сожалению, других сведений о дальнейшей работе общества найти не удалось.

В 1930 годы литературным сотрудником ОблРОСТА был писатель и журналист Николай Задонский. Однажды они вместе с фотокорреспондентом Константином Михнюком забрались на крышу магазина «Утюжок» и с этой высокой точки любовались панорамой города. А Михнюк сделал панорамный снимок проспекта Революции.

Со своей будущей женой, Валентиной Васильевной Эннатской, Константин Михнюк познакомился ещё в техникуме, а поженились они в 1924 году. В конце 20-х большая семья Эннатских из голодного Воронежа переезжает жить в Москву. Валентина поступила в столице в текстильный институт на факультет по рисунку тканей. В 1931 году уезжает из родного города, расставшись с «Коммуной», и Константин Михнюк.

В начале 1931 года над воронежской фотографией сгустились тучи – по так называемому «Делу краеведов» осудили четырёх фотографов: В. Веселовского, И.Иванова, А. Щукина, Г.Фомина. Переезд К. Михнюка в Москву, возможно, спас его от репрессий. В столице он устроился в «Крестьянскую газету», где работал фотокорреспондентом. В 1936 году оформлял на ВДНХ первую в стране сельскохозяйственную выставку. Для этого ему пришлось много поездить по стране. Побывал на Севере, в Коми АССР. В сорок втором его призвали в армию, и он стал фотокорреспондентом в прифронтовых газетах. Награждён медалями «За доблестный труд в Великой Отечественной войне», «За Победу над Германией». До пенсии Константин Васильевич трудился в Щелковском фотоателье Подмосковья, а в последние годы жизни был фотографом на общественных началах. После войны несколько раз приезжал в родной Воронеж, встречался со своими друзьями-литераторами Владимиром Александровичем Кораблиновым, Ольгой Капитоновной Кретовой. Кстати, портреты воронежской писательницы, помещенные в её книгах, в большинстве своём сделаны Константином Михнюком.

Снимки первого фоторепортёра «Коммуны» до сих пор хранятся в семейных альбомах воронежцев. Его фотоработы бережно хранят старейший библиотекарь-методист Воронежского педагогического университета Ольга Сергеевна Петровская, москвичка Ирина Суханова, родственники писательницы Ольги Кретовой…

Константин Васильевич Михнюк умер в посёлке Загорянский Щелковского района Московской области 25 августа 1979 года. После его смерти, а затем и смерти его жены, от него почти ничего не осталось для потомков. Дом, где он жил последние годы, был продан, кто-то взял себе в коллекцию фотоаппаратуру, а его дневниковые записи предала огню родня.

Имя первого фоторепортёра «Коммуны» скорее всего кануло бы в Лету, если бы не писатель и художник Владимир Кораблинов и воронежский краевед Вадим Булатов. Первый оставил о нем воспоминания, а второй по крупицам собрал сведения о нашем коллеге. В 2015 году на 12 странице благотворительной газеты «Город счастья» под рубрикой «Фотоальбом» опубликована заметка Вадима Булатова «К.В.Михнюк». Автор поместил 12 фотографий, автопортрет, который сохранил краевед Павел Попов, знаменитый снимок И.В.Мичурина, портрет кумира тех лет певца Александра Вертинского и сюжеты из жизни довоенного Воронежа.

Вадим Булатов – фотолаборант, затем фотограф НПО «Энергия», учился на заочном отделении журфака ВГУ, курсах фоторепортёров при Фотоцентре Союза журналистов Москвы, публиковался в воронежских изданиях. Учредитель газет «Виктория», «Город счастья», которые некоторое время выходили в Воронеже.

После К.В.Михнюка фотокорами в газете «Коммуна» работали Ханаан Исаакович Копелиович, Валерий Александрович Рудковский и Анатолий Михайлович Грабор. Валерий Рудковский памятен тем, что, кроме основной работы в газете, ещё вел занятия фотокружка. Кружковцы занимались в доме на проспекте Революции, где потом размещался диетический магазин. Первые профессиональные навыки получил здесь и будущий известный воронежский театральный фотограф Николай Сергеевич Варламов.

Из воспоминаний сына Анатолия Грабора – Германа – мы знаем, что его отец был сильным, ловким и смелым. В молодости работал в передвижном цирке шапито – акробатом, канатоходцем. С 1936-го по июль 1941 года – травильщиком в цинкографии типографии газеты «Коммуна» и одновременно фотокорреспондентом «Коммуны». В большом жилом доме издательства (на Театральной улице) они жили на третьем этаже. В квартире всегда находилась деревянная тренога с деревянным фотоаппаратом «Фотокор». Фотолаборатория размещалась в чулане. Печать тогда была контактная, так что больших помещений не требовалось. Маленькому Герману запомнилась темная занавеска на двери в импровизированную фотолабораторию и большой красный фонарь. Как только началась война, отца забрали в разведку, и вскоре он погиб в боях под Москвой. На обелиске братской могилы в селе Мошки среди большого списка павших бойцов есть и имя Анатолия Грабора, воронежского фотокорреспондента и заведующего цинкографией издательства газеты «Коммуна».

Ханаан Исаакович Копелиович в редакции газеты «Коммуна» трудился с 1928-го по август 1946 года. После освобождения Воронежской области от немцев он некоторое время работал фотокором в осторогожской газете «Новая жизнь», где в своё время в конце тридцатых годов публиковался и Давид Фрейдлис.

Семья Копелиовичей жила в центре Воронежа на улице Никитинской, дом 38а. Частым гостем у них был журналист, издатель и фотолюбитель Владимир Викентьевич Нейно – автор удивительных лирических и одновременно исторических фотографий. Его творческое наследие ещё ждёт своего исследователя.

Из архивной копии штата редакции газеты «Коммуна» на 5 октября 1942 года узнаём, что Ханаан Копелиович работал в редакции заведующим отделом иллюстрации с октября 1928 года с окладом 600 рублей. Сохранилась опись оборудования фотолаборатории редакции, где среди прочих перечисляются фотоаппараты типа «лейка» – четыре штуки, добавочные объективы – четыре, а также две машинки для магниевой вспышки. От себя добавлю, что магниевая вспышка даёт больше дыма, чем света.

В Москве в 1931 году создается государственная организация «Союзфото», которая занималась выпуском фотоиллюстраций для газет, журналов, книжных издательств и других потребителей информации. Перед войной издательство ОГИЗ выпустило набор почтовых открыток с видами Дома отдыха «Дивногорье». Указано авторство: И.Н.Попов-Воронежский.

В январе 1934 года в системе «Союзфото» образовано фотографическое издательство «Фотоиздат» как самостоятельное хозрасчётное предприятие. А 2 июля 1936 года Воронежский обком ВКП (б) издал постановление об организации Воронежского отделения «Союзфото». В областном центре оно выпускало агитационные открытки, виды города, фотографии памятников и других достопримечательностей. В основном на снимках не указывались их авторы, но были и исключения. Так, Х. Копелиович и С. Антюфеев сняли физкультурниц мединститута на демонстрации в Воронеже 7 ноября 1937 года. Они же вдвоем снимали другой физкультурный парад, четыре фотографии с которого «Коммуна» опубликовала 8 июля 1936 года. Под снимком здания обкома ВКП(б) и облисполкома стоит подпись московского фотожурналиста Георгия Липскерова. На других открытках видов Воронежа есть фамилии фотографов И.Цырлова, Д. Терпугова, Е. Даровского, Н. Новикова.

Воронежский фотограф Иван Цырлов – автор известного снимка «Довоенный «Утюжок». Эта коричневая, в цвете сепия, фотография одного из красивейших зданий довоенного Воронежа пользовалась особой популярностью среди горожан. В Российском Государственном архиве кинофотодокументов (РГАКФД) представлена информация по четырём снимкам фотографа Ивана Цырлова. Один из них – «Соревнование гранатомётчиков спортивного общества «Буревестник» в Воронеже в декабре 1938 г.», подписан так: фото И. Цырлов, фотограф Фотохроники ТАСС. До этого Цырлов работал в областном фототресте, который был ликвидирован в ноябре 1938 года (Постановление СНК СССР от 27.11.1938 года).

С тех далеких времен сохранилось мало фотодокументов. Один из них очень хорошего качества – групповой портрет сотрудников редакции газеты «Молодой коммунар», сделанный 12 июня 1934 года. Студийный снимок 26 журналистов, выполненный контактным способом с такого же негатива, сохранил для потомков лица наших предшественников. Любопытно, что в углу снимка как штамп написано: фото АТК. Что стоит за этой аббревиатурой, выяснить не удалось. Молодежная газета во все времена была кузницей кадров для областной партийной газеты «Коммуна». В семейном фотоальбоме воронежского журналиста Владимира Викентьевича Нейно есть фотография, сделанная за три дня до войны. Здесь же пояснение, написанное рукой Нейно: «Летом 1941-го мы с Ниной поехали на зачетную сессию в Воронежский пединститут. С нами была дочь Татя и бабушка Анна Климовна. Жили у Вани Гребенникова. В один из дней я зашел в редакцию «Молодого коммунара», где Гена Черемухин сфотографировал меня, Федю Гайдукова и Алешу Шапошника. Это было 19 июня 1941 года. Мы не знали, что до войны остались считанные часы». Впоследствии Алексей Шапошник стал редактором «Коммуны».

Но вернемся к коллизиям судьбы Копелиовича.

Во время войны Ханаан Копелиович вместе с пишущими журналистами В. Докукиным, С. Догадаевым, В.Пчелиным выезжал на фронт, на сооружение оборонительных рубежей, где они собирали материал для публикаций о фронтовых буднях воронежцев и их самоотверженной работе в прифронтовом тылу. Газета выходила в свет, несмотря на оккупацию, редакция находилась вначале в Анне, а затем в Борисоглебске. Кстати, далеко не все периодические издания имели право публиковать эксклюзивные материалы из Действующей армии. В сентябре 1942 года Главное политуправление Красной Армии выпустило «Положение о работе военных корреспондентов на фронте». В нём было чётко сказано: «Право иметь постоянных корреспондентов на фронте предоставляется Совинформбюро, ТАСС, Всесоюзному радиокомитету, редакциям газет: «Правда», «Известия», «Красная звезда», «Красный флот», «Сталинский сокол», «Комсомольская правда». Республиканским и областным газетам разрешается иметь своих корреспондентов на фронте только в том случае, если военные действия происходят на территории данной республики или области». Некоторые снимки Копелиовича в «Коммуне» в те годы подписаны так: «Фото военного корреспондента Х.Копелиовича».

В альбоме воронежского журналиста Владимира Нейно хранится фотография, на которой двое мужчин стоят по колено в воде. Интерес представляет подпись под ней: «Учитесь из ничего добывать мыльную пену, – говорит Хоня Копелиович – фотограф областной газеты «Коммуна». Летом 1942 года в Анне размещались Воронежский обком партии и редакция «Коммуны». Я выехал в Анну по делам и встретился с Хоней Копелиовичем. Нас сфотографировал Боб Иваницкий – фотокор «Комсомольской правды». Через год, в июле 1943 года, Борис Прокопьевич Иваницкий погибнет на Южном фронте. Самолёт, в котором летел журналист, был атакован немецкими истребителями.

У Ханаана Копелиовича был сын Борис, который работал на заводе Коминтерна, и дочь Таня, увлекавшаяся музыкой. Из записной книжки тогдашнего начальника областного Управления по печати и страстного фотолюбителя Владимира Викентьевича Нейно узнаём, что он «купил Б. Копелиовичу книжки и учебники для дочери. Приходила Тамара Копелиович, взяла учебники для внучки». Внучка Ольга хорошо рисовала. В доме Копелиович-Карповых была большая библиотека. Многие книги были с автографами писателей, например, Владимира Кораблинова «В заповедном лесу», Михаила Булавина «Боевой девятнадцатый год» и другие.

Летом 1946 года, накануне Дня воздушного флота, фотокорреспондент «Коммуны» Ханаан Копелиович готовил репортаж об авиаторах. Снимал на поле колхоза «Первое мая» и из кабины самолета. Это был его последний полет: два самолета столкнулись в воздухе. На центральной аллее Коминтерновского кладбища среди воинских захоронений стоит каменный памятник – восемь фамилий летчиков и девятая – фотожурналиста Копелиовича. Писатель Юрий Гончаров был на похоронах летчиков, разбившихся в небе над Воронежем. В гробу вместе с горелой землей лежало все, что осталось: остов фотокамеры ФЭД, ключ от фотолаборатории да задник ботинка. У Тамары КарповойКопелиович на память о муже остались лишь фотографии, удостоверение военного фотокорреспондента да медаль «За Победу над Германией». После этого трагического случая редактор газеты «Коммуна» Алексей Петрович Шапошник предложил Тамаре Карповой занять место мужа. Так Тамара Ивановна Копелиович (Карпова) заменила на боевом посту своего мужа и проработала на этом нелёгком поприще более двадцати лет, с 1946-го по 1968 год.

Родилась Тамара Карпова 16 января 1913 года. В газете «Молодой коммунар» 23 января 1968 года появилась публикация Светланы Власовой «Художник и летописец», своеобразный творческий портрет Тамары Ивановны. Из этого материала мы узнаем, что до редакции Тамара успела поработать инженером на железнодорожном транспорте, но ее всегда привлекала фотография. Снимали тогда простыми, но надежными дальномерными камерами. У Тамары были «ФЭД» и «Киев». У мужчин – трофейные «лейки». Пленка – толстая и горючая, так что хлопот с ней было много. Фотографии Копелиовича и Карповой есть в областном краеведческом музее, в Госархиве, фотоотделом которого долгое время заведовала жена фотокорреспондента «Коммуны» Михаила Кузьмича Евстратова Мария Гавриловна.

Тамара Ивановна оставила нам портреты многих воронежских фотографов. Так, на групповом снимке, снятом на стадионе «Динамо» в 1950 году, запечатлены: кинооператор Ростовской студии кинохроники Василий Дмитриевич Константинов, который вместе с братом Николаем в 1941 году изобрел лучшую отечественную кинокамеру «Конвас», названную так по начальным слогам фамилии и имени автора – Константинов Василий. Рядом – фотокор газеты «Коммуна» Михаил Евстратов, фотокор «Молодого коммунара» Александр Чернявский, собкор «Советского спорта» Александр Рагозин, лаборантфотокорреспондент «Коммуны» Семен Ефимович Назаров.

Военный фотокинооператор Назаров привез с войны много широкопленочных камер. В 50-е годы он работал руководителем-лаборантом фотокружка воронежского городского Дома пионеров. Его документальный фильм «Спасибо вам, люди» занял первое место на Московском фестивале любительских фильмов. Назаров был учителем и наставником юного тогда студента пединститута, а в будущем фотожурналиста Михаила Волкова.

На другом групповом снимке, сделанном в 1958 году на празднике песни, который проходил на стадионе, мы видим работницу типографии Анну Дмитриевну Сидельникову (Горину), фотокора ТАСС Антона Зенина, фотокоров «Коммуны» Петра Дмитриевича Калитина, Тамару Ивановну Копелиович и Семена Ефимовича Назарова (последний перед войной работал в отделении ТАСС в Воронеже), фотокора «Молодого коммунара» Анатолия Фёдоровича Галкина и водителя редакции газеты «Коммуна» Василия Сидоровича Нежельского.

Из рассказов Тамары Карповой знаем, что в то время в «Коммуне» был свой клуб журналистов, столовая (клуб и столовая располагались отдельно на Театральной улице), своя ложа в театре (!), лодочная станция, разумеется, автомашины и, не поверите, самолет. Она помнила и фамилию летчика-испытателя А.Н.Гусарова. 29 марта 1938 года в «Коммуне» была опубликована его фотография вместе с лейтенантом В.Л.Глебовым. Даже на праздники московских артистов доставляли в Воронеж и обратно на редакционном самолете. Тамара Карпова фотографировала Предсовмина Молотова, Маршалов Василевского, Буденного, космонавта Феоктистова, народного артиста СССР Леонида Утесова, пианиста Давида Ойстраха и, конечно, визиты иностранных делегаций. Воронежская область большая, в сельских районах машин было мало, так что в командировки чаще всего летали на самолёте или ездили на лошадях. Снимала она начало строительства Нововоронежской АЭС, обеспечивала снимками выездную редакцию на заводе СК имени Кирова. А в декабре 1959 года Тамара Карпова опубликовала в газете статью – рецензию на снимки читателей газеты «Точка зрения фотографа», в которой продемонстрировала хорошее владение словом.

Как-то подсчитал: с января по август 1948 года в «Коммуне» напечатано около 200 фотопубликаций. Больше всего опубликовано снимков Тамары Карповой, Серафима Антюфеева и Давида Фрейдлиса. Хотя, понятно, фотоизображений тогда было меньше, чем в наше, донельзя иллюстрированное время.

Темы публикаций фоторепортёра Серафима Антюфеева в тот период соответствовали текущему моменту: группа делегатов областного совещания передовиков сельского хозяйства; четыре портрета лучших людей Шишовской МТС; колхозные депутаты первой сессии Воронежской области; студенты Воронежского железнодорожного техникума за работой. Наиболее ответственные фотосъёмки, как то: конференции, совещания, снимали два фотокорреспондента – Серафим Антюфеев и Давид Фрейдлис. Выражаясь современным языком, работали в пуле.

В очередную годовщину освобождения Воронежа, 25 января, в 1948 году газета опубликовала две фотографии «Бои на улицах Воронежа» Н.Колли и один снимок В.Егорова. Известно, что Николай Григорьевич Колли фотографировал в Воронеже Осипа Мандельштама в годы его ссылки в Воронеже.

А вот с Давидом Фрейдлисом произошла трагедия – он задохнулся в фотолаборатории от дыма. Пленки тогда, в начале 50-х, были горючими. Давид сушил их над электропечкой и задремал.

Пленки задымились, и журналист погиб от едкого дыма. О Давиде Фрейдлисе сведений до обидного мало. В семейном альбоме Владимира Викентьевича Нейно есть фотография, на которой трое мужчин читают газету. На обороте снимка написано: «На память другу о совместной службе Володе Нейно от Давида Фрейдлиса. 19.01.1936 года. Я, курсант ОБС, зашел в редакцию газеты «Будь готов!». Встретился со Степаном Долгополовым и Юрием Коршем. Додя Фрейдлис сфотографировал нас».

Фотокорреспондент «Коммуны» Серафим Петрович Антюфеев родился в Воронеже в 1903 году. Окончил воронежскую мужскую гимназию на Малой Дворянской улице (ныне в этом здании 28-я школа). Перед войной работал на заводе «Сельмаш», но на фронт ушёл уже из «Коммуны», куда и вернулся после демобилизации в 1946 году. Он от Воронежа дошёл до Берлина, был фотокорреспондентом дивизионных газет. Жил вместе с женой Полиной Афанасьевной в самом центре Воронежа, на проспекте Революции, в доме, где раньше была аптека №15. Окно его кабинета выходило на соседний Дом народного творчества профсоюзов. Фотографий Серафима Антюфеева осталось мало. У преподавателя одного из воронежских вузов внучатой племянницы Серафима Антюфеева – Татьяны Геннадьевны Лихачёвой (кстати, родственницы народного художника РСФСР Михаила Лихачёва) – сохранились семейные снимки и всего лишь две фотографии Серафима Антюфеева, снятые в военное лихолетье. На одной из них весной 1943 года запечатлен младший лейтенант Антюфеев с автоматом ППШ и лошадью на фоне деревьев. На втором плане видна кладь с фотопринадлежностями, которые позволяли в полевых условиях печатать карточки для дивизионной газеты. После войны Серафим Петрович Антюфеев заболел и умер в 1957 году. Детей у них с женой не было.

В послевоенные годы под фотографиями в «Коммуне» появляются новые фамилии: Иван Нарциссов, Иван Маркин, Александр Рагозин, Михаил Подвигин, Антон Зенин, Петр Калитин, Серафим Антюфеев, Иван Цырлов, Николай Варламов. Заведующая цинкографией типографии газеты «Коммуна» Анна Горина вспоминала: «В те годы редкий номер газеты обходился без большого (на три колонки) портрета отца всех народов Сталина. Бывало, сделаем клише и трясёмся: всё ли хорошо? Оттиски несем в редакцию, показываем главному редактору Алексею Петровичу Шапошнику. Тот сначала смотрел сам, а потом, чтобы подстраховаться, показывал ещё кому-нибудь из журналистов». Однажды (в начале 50-х) газета опубликовала фотографию кандидата в депутаты Маршала Василевского с клише, которое было зеркально перевёрнуто. Подумаешь, ордена не на той стороне груди, но переполох был большой. Тираж газеты пошёл под нож, журналистов и полиграфистов наказали.

Фотограф из Липецка Иван Нарциссов служил военным фотокорреспондентом в дивизионных, фронтовых и армейских газетах, прошёл всю войну от Ельни до Берлина, получил ранения и контузию. Политрук капитан Нарциссов Победу встретил вместе с поэтом и журналистом Михаилом Светловым в газете Девятого отдельного гвардейского танкового корпуса. После войны Иван Александрович работал в липецкой молодёжной газете, создавал фотолетопись мирной жизни. В 2011 году в Липецке издан фотоальбом «Война крупным планом. Фронтовые архивы Ивана Нарциссова».

В Воронежском технологическом институте долгое время вместе с Виктором Шумиловым работал фотограф Валентин Кривинец. Вдвоем в 70-е годы они часто устраивали в Воронеже фотовыставки, на которых экспонировались качественные снимки большого размера. В конце 70-х – начале 80-х в Воронеже активно работала фотосекция Союза журналистов. Кроме плановых творческих отчетов фотожурналистов, которые выставлялись в витринах домов на проспекте Революции и окнах здания Союза журналистов, секция организовывала выставки для воинских частей «Край, в котором ты служишь» и фотовыставки к памятным датам, например, к «40-летию Победы» и «400-летию Воронежа». В 60-е и 70-е годы в областном центре регулярно проходили выставки фотолюбителей «Край воронежский». Их организаторами совместно выступали областное Управление культуры и Воронежское отделение Союза журналистов СССР. В этой работе активно участвовали фотожурналисты газеты «Коммуна» и члены городского фотоклуба «Экспресс» Дворца культуры железнодорожников.

Однако вернемся к биографиям воронежских фотожурналистов. Александр Иванович Рагозин (1911-1996) работал собственным корреспондентом газеты «Советский спорт» по югу России с 1932-го по 1962 год. Он не только писал, но и много и интересно фотографировал. Жил с семьёй в доме на разрушенной окраине, где не было ни воды, ни света. Выручали друзья-»коммуновцы». В их редакционной фотолаборатории он и плёнки проявлял, и снимки печатал. Дружил с Хоней Копелиовичем. В местной печати Рагозин публиковался редко, однако это обстоятельство не мешало ему общаться с коллегами – Анатолием Галкиным, Михаилом Евстратовым, журналистами Александром Гридчиным, Леонидом Скорнецким и другими. С 1963 года корпункт «Советского спорта» в Воронеже закрыли, и А.Рагозин стал инструктором областного спорткомитета. В те годы он много публиковал в воронежских газетах и статьи, и фотографии. В 1996 году его не стало. Его дочь, Елена Александровна Рагозина, долгие годы работала журналистом, корректором в «Коммуне». Она называет имена коллег отца: фотографа железнодорожного техникума Павла Николаевича Сергета, фотографов Анатолия Галкина, Антона Зенина, Бориса Шебашова, Михаила Подвигина.

Анатолий Фёдорович Галкин был, пожалуй, самой яркой личностью послевоенной воронежской фотожурналистики. Фронтовик, перед войной окончивший курсы фотокорреспондентов при Фотохронике ТАСС, он и среди коллег, и среди железнодорожников чувствовал себя достаточно уверенно. Работал он фотографом Юго-Восточной железной дороги. Успевал делать и текущую техническую съёмку, и снимки для дорожной газеты «Вперёд», областной «Коммуны». Словом, никакой работы не чурался, наоборот, всегда помогал начинающим фотографам. По его инициативе при кружке ДК железнодорожников, которым руководил Пётр Мельников, выделилась группа любителей, ставшая вскоре основой фотоклуба «Экспресс».

Галкин был одним из первых среди воронежских фотографов участником фотографических выставок и конкурсов и печатался в центральной прессе. Так, в 1958 году в Москве на Всесоюзной выставке экспонировался его снимок «Для мирного атома». Другая его фотография «Во имя жизни» была представлена на международной выставке в Югославии.

В 1959 году на первом послевоенном вернисаже, который проходил в областном музее изобразительного искусства имени И.Н. Крамского, Анатолий Галкин был представлен уже несколькими снимками, за что был награждён дипломом и ценным призом. В 60-е годы в зале Борисоглебского краеведческого музея состоялась персональная выставка его работ. Автор рецензии «Мастерство» среди других фотографий выделил пейзаж «Небесные соседи», на котором уходящая ввысь высоковольтная опора с фигурой человека изображена на фоне облачного неба, по которому летит самолёт… Анатолий Фёдорович на открытии своей выставки в Борисоглебске встречался с фотолюбителями и поделился опытом работы в фотожурналистике. А он тогда насчитывал четверть века.

Николай Сергеевич Варламов (20.10.1916 – 17.02.1990) во время войны был фотографом особого отдела Юго-Западного фронта, снимал зверства фашистов и разрушенный Воронеж. В мирное время он как заядлый театрал свою жизнь посвятил театру. Вместе с женой Александрой Илларионовной они около 35 лет вели летопись культурной жизни нашего города. Их семейный архив хранит тысячи метров фотоплёнки, на которых запечатлены сцены из многих спектаклей театра драмы имени А.Кольцова, других театров и концертных организаций города. Уже в наше время в Доме актёра состоялась персональная выставка фоторабот Варламовых.

…Современный универмаг «Воронеж» на проспекте Революции занял территорию двух старинных усадеб. Кроме собственно владельцев здесь арендовали помещения фотограф и дагеротипист Иван Саломатин, корсетница Пелагея Скрипчман, булочник Август Бутце и книгопродавец Иван Саввич Никитин. В далёком 1860 году здесь побывал и встречался с И. С. Никитиным будущий писатель Н.С. Лесков. Здесь же размещалось и фотоателье М.Н. Селиверстова, в котором первые уроки светописи получил Николай Варламов. В бабушкиных альбомах читатели могут отыскать снимки, наклеенные на паспарту с маркой дореволюционного селиверстовского заведения. Еще в начале 1950-х годов здесь производились съемки: вход в павильон был со двора, по деревянной лестнице на второй этаж.

Нельзя не вспомнить и о воронежских фотокорах – участниках войны. Корреспондент фотохроники ТАСС Михаил Подвигин перед войной снимал с самолёта городские панорамы Сталинграда, а потом его героическую оборону, всю эпопею освобождения города-героя. За это ему в 1975 году присвоили звание почётного гражданина Волгограда. Михаил Иванович в штате «Коммуны» не работал, его сразу пригласили на Воронежское телевидение, где долгие годы он был кинооператором. И всё же несколько фотопубликаций на страницах нашей газеты читатели могли видеть в 50-е годы.

Другой корреспондент кинофотохроники ТАСС Антон Никифорович Зенин (21.06.1914 – 28.04.1998) прошёл всю войну от Сталинграда до Берлина, снимал на Центральном фронте, пленение фельдмаршала Паульса в Сталинграде. После войны работал в Ростовской студии кинохроники по Воронежской области. В настоящее время его фотовыставка хранится в музее завода «Рудгормаш», где одно время работал его сын Виктор. В музее Воронежской медицинской академии есть снимок победного 1945 года. Его автор Антон Зенин сфотографировал юную санитарку, которая держит за поводок лошадь. В Интернете на сайте «Фотографы – военный альбом» я наткнулся на снимок Антона Зенина «Оборона Сталинграда. Советские войска в бою». Пулеметный расчет на огневой позиции среди руин Сталинграда.

О Заслуженном тренере РСФСР серебряном призёре Кубка Европы 1969 года, основателе Воронежской школы по стендовой стрельбе, тренере сборной области по стендовой стрельбе, рекордсмене мира по нырянию под водой на время Борисе Николаевиче Шебашове (1912 – 1984) можно сказать, что он – выдающийся спортсмен и фотожурналист. В войну Б.Н.Шебашов был фотокорреспондентом Первого Белорусского, а затем Второго Украинского фронтов. Снимал Маршала К.Рокоссовского и других видных военачальников. В первые послевоенные годы ветераны войны Б.Н.Шебашов и В.Е.Шумилов бок о бок трудились фотокорреспондентами в редакции газеты Воронежского военного округа «Знамя Родины». Сегодня один из самых престижных Кубков в Российском соревновательном календаре носит имя Бориса Шебашова. Накануне 70летия Победы в Музее-диораме прошла выставка его ранее нигде не опубликованных фотографий из немецкого лагеря для военнопленных «Ламздорф».

Лагерь «Ламздорф» на границе Польши и Германии появился в августе 1941 года. За время войны через него прошло более 200 тысяч советских военнопленных. Из них около 120 тысяч человек погибло от невыносимых условий, было замучено во время пыток, задушено газом. Наши войска освободили лагерь 18 марта 1945 года, но живых людей в нем практически не осталось. Автором этих трагических фотографий и был Борис Николаевич Шебашов.

По-разному складывались судьбы военных фотокоров. В мирное время Борис Шебашов вернулся в большой спорт. А вот майор госбезопасности Александр Хабаров стал фотографом. Говорят, что когда он явился в военкомат становиться на учёт, то облвоенком предложил тому должность начальника службы режима одного крупного оборонного предприятия. На что офицер, грудь которого украшали многие ордена и медали, ответил: «Нет, довольно мне гоняться за шпионами и предателями. До войны я мечтал о фотоаппарате и хочу стать фотографом». Так майор Хабаров, который на фронте мог арестовать генерала, стал учеником фотографа так называемой бытовки. Портреты новоиспечённого фотографа, ставшего мастером первого класса, были замечены не только воронежцами. Уже в 1970 годы к ордену боевого Красного Знамени у него прибавился орден Трудового Красного Знамени. Кажется, это был единственный случай в истории России, когда фотографа Службы быта наградили орденом. Фотограф и музыкант Воронежского русского народного хора Владимир Сергеевич Лютиков вспоминал, что когда он учился в фотокомбинате, то курс композиции им читал Александр Петрович Хабаров, который в свою очередь учился у известного московского фотохудожника Моисея Наппельбаума. А ещё Хабаров играл на трубе в оркестре ресторана «Москва», что располагался на проспекте Революции Воронежа!

После войны в Воронежской области было много инвалидов. Некоторые из них, чтобы как-то выжить, стали фотографами. В архангельской районной газете «Заветы Ильича» фотокором работал Александр Чуйко – фронтовик без обеих ног. Он снимал для газеты более 10 лет и передвигался на самодельной деревянной тачке, отталкиваясь от земли деревянными ступами… Второй безногий фотограф этого же села ныне Аннинского района Владимир Иванович Подтынченко не только снимал односельчан для документов и делал художественные портреты, но и сочинял стихи, публиковал их в районной газете.

Летом 1950 года газета «Правда» в передовой статье «О качестве газетных иллюстраций» озаботилась состоянием фотожурналистики. Всю фотопродукцию тогда поделили на три вида: фотокартины, созданные в ателье или на природе; документальное изображение событий и явлений с обобщением материала (фоторепортаж); фотокорреспонденция (протокольная фиксация события).

Это было одно из первых в СССР проявление интереса к фотографии в СМИ как к самостоятельному роду журналистики.

В годы так называемой хрущёвской «оттепели» страну охватила первая волна фотографического бума. Промышленность наладила выпуск дешёвых фотоаппаратов, а фотокружки и фотоклубы открывались почти на каждом предприятии, в учебных заведениях. Повсюду проходили конкурсы на лучшую фотографию. В 1959 году такой фотоконкурс совместно с областным обществом охраны природы объявила и редакция газеты «Коммуна». Кроме снимков читатели присылали письма, в которых они высказывали желание получать квалифицированные консультации. По итогам конкурса в газете выступили фоторепортёр Тамара Карпова, на тот момент ещё фотолюбитель Анатолий Костин и журналист отдела культуры Юрий Поспеловский.

Среди пишущих журналистов из неплохо владеющих объективом следует назвать М.Г.Домогацких. Михаил Георгиевич окончил Воронежский университет и Высшую дипломатическую школу в Москве. Работал в «Коммуне», затем в «Правде» – корреспондентом в странах Юго-Восточной Азии. Он автор нескольких книг, член Союза писателей СССР. По его собственному признанию, когда он после длительной командировки возвращался «на базу» и через пару дней раскладывал на столе ворох только что отпечатанных фотографий, то они помогали ему не только писать, но и заставляли заново пережить полученные впечатления. Снимал он японской камерой Reviy, которая всегда была наготове и служила ему верой и правдой много лет. Теперь эта камера хранится в музее воронежского фотоклуба «Экспресс».

Специальным корреспондентом газеты «Коммуна» Владислав Аникеев отработал чуть больше года, с 1966 по 1967 год. В нашу редакцию он пришёл из «Молодого коммунара», где обратил на себя внимание и как пишущий, и как хорошо снимающий журналист. Жаль, что в «Коммуне» он долго не задержался, вскоре его направили собкором «Советской России» по Дальнему Востоку. После возвращения в Центральное Черноземье Владислав Васильевич обосновался в Туле, где занимал ряд заметных должностей.

Целая эпоха региональной фотожурналистики связана с именем Михаила Кузьмича Евстратова (1926-2006). Он родился в селе под Курском, а в Воронеже появился в 1951 году после службы в аэрофоторазведке Северного флота.

В сорок пятом Михаил стал курсантом военно-морского авиационно-технического училища. С сорок пятого по сорок седьмой кроме учёбы принимал участие в разведывательных вылетах. По окончании училища Евстратов – в составе группы спецназа по аэрофоторазведке Восьмого воздушного Балтийского флота. После – «Коммуна», по 1986 год работал он фотокорреспондентом, затем заведующим отделом иллюстраций областной газеты. На этом посту он сменил Николая Калитина.

Снимал Михаил Евстратов как самые значительные события жизни воронежского края, так и будни простых людей. В 1971 году его командировали фотокорреспондентом воронежской делегации на очередной съезд КПСС. Портреты снимал, как бы не глядя в видоискатель камеры, но так умело чередовал домашние заготовки с репортажной импровизацией, что результат был просто превосходным.

В 1975 году, когда вся страна отмечала 30-летие Победы, Михаил Евстратов разыскал героиню известного снимка Евгения Халдея «Регулировщица Маша» и сфотографировал Марию Шальневу с дочерью на фоне Воронежского оперного театра. Эти два снимка и стали гвоздём праздничного номера газеты на 9 Мая.

Двадцать второго июля 2006 года газета «Коммуна» опубликовала очерк Людмилы Сурковой «Фото М.Евстратова». Кстати, эта подпись 35 лет неизменно появлялась в областной газете. Из очерка мы узнаем, что Кузьмич, как его запросто называли коллеги, был не только фотомастером, но и шутником, и балагуром. Любил литературу, много читал, был бесподобным рассказчиком, мог бы написать целый сборник юмористических рассказов, но был, как и многие творческие люди, несколько ленив и не очень организован. Природный юмор не раз выручал его в затруднительных ситуациях. Однажды его остановил вахтёр режимного предприятия: мол, у фотокора просрочен пропуск. Кузьмич молча достал авторучку, продлил пропуск до конца года и поставил замысловатый автограф, после чего решительно направился через проходную. А вот ещё случай. Когда один большой начальник, выйдя на пенсию, заблудился в своём городе, Евстратов тут же съязвил: «Иначе и быть не могло – он же никогда не ходил пешком, его возили на машине». Иногда он, чуть открыв дверь кабинета, мог прямо с порога заявить: «Отдохните! А то перетрудитесь, выплачивай вам потом больничный…» Его отсутствие на работе замечали все и сразу. И все ждали, когда он вернётся из командировки, и нарушит тишину своим голосом.

Полистаешь «Коммуну» тех лет – и видишь, какие интересные сведения содержали выступления Михаила Евстратова на исторические темы. Под рубриками «Любопытная старина», «Страницы прошлого», «Это интересно» выходили публикации краеведческого характера. Используя уникальные архивные материалы, Евстратов сообщал читателям немало фактов и сведений давно минувших дней.

Кроме светописи у него была ещё одна слабость – кошки. Он их любил, кормил и холил.

Однажды когда Кузьмич был в хорошем настроении, он уступил моей просьбе и дал на время свою японскую камеру с объективом. Каково же было его удивление, когда, получая назад фотоаппарат, он вдруг обнаружил его сверкающе-чистым. Я же брал его в довольно неприглядном виде.

Михаил Евстратов умел дружить и часто общался с коллегами – художниками Масабихом Ахуновым, Григорием Гончаровым, Юрием Рачинским, журналистами Владимиром Евтушенко, Александром Пятуниным, Валентином Кожевниковым, Вадимом Мезенцевым, Федором Суриным, Олегом Шевченко, Борисом Подкопаевым. Умер он в мае 2006 года, не дожив до 80-летия всего сорок дней. Фотоархив М.Евстратова хранится в личном фонде Государственного архива Воронежской области.

В семидесятые годы прошлого века в Воронежской области продолжалась череда фотоконкурсов. Так, в совместном фотоконкурсе редакции газеты «Коммуна» и областной организации Союза журналистов СССР призерами тогда стали ветеран войны Александр Курачёв, фотохудожник Евгений Хмелевцев, фотожурналист Валентин Кожевников и фотолюбитель Виталий Суслов. Поощрительными дипломами были награждены фотолюбители Михаил Волков, Анатолий Рыжков, Валерий Андреев.

В августе 1975 года сразу несколько солидных организаций, в том числе облздравотдел, облсовпроф, областной комитет по телевидению и радиовещанию, редакции газет «Коммуна» и «Молодой коммунар», организовали фотоконкурс «Здоровье», в котором могли участвовать все желающие. Конкурс планировалось провести в два тура. А по итогам – наградить победителей премиями, лучшие фотоработы выставить для всеобщего обозрения в Доме санитарного просвещения ко Дню медицинского работника.

Под Новый, 1976 год «Коммуна» совместно с областным советом Всероссийского общества охраны природы объявила фотоконкурс на лучший снимок, посвящённый природе и фауне Воронежской области. Два этапа конкурса по замыслу организаторов должны были выявить самые лучшие фотоработы, авторы которых будут отмечены премиями, а фотографии могут попасть на ВДНХ СССР.

В последний день января 1979 года газета опубликовала заметку будущего журналиста, а тогда студента отделения журналистики ВГУ Николая Тарасенко «В объективе – событие». В ней он рассказывал об очередной отчётной выставке фотоклуба «Экспресс», который на ту пору уже 15 лет успешно работал в воронежском Дворце культуры железнодорожников. В тексте он называл фамилии авторов запоминающихся работ. Отрадно, что среди них есть и фоторепортёры-газетчики: Алексей Колосов, Михаил Вязовой, Николай Стребков, Сергей Волошин.

В конце 60-х годов прошлого века Николай Кондратьевич Крутских был одним из активных членов фотоклуба «Экспресс». Ветераны до сих пор вспоминают его жаркие споры с геологом и страстным любителем светописи Валерием Лозовым о том, что есть творческая фотография? В начале 70-х Николай Крутских уже фотокорреспондент газеты «Коммуна». К своему делу он относился основательно и очень серьёзно. Его работы были для того времени новаторскими, динамичными и выразительными. Они как бы ворвались на страницы газеты прямо из жизни. Запомнились его спортивные сюжеты, тонкие и полные наблюдений пейзажные зарисовки. К сожалению, в газете он проработал недолго – в 1973 году его сменил Владимир Трофимович Майоров. Интересно и то, что спустя сорок лет в дверь фотоклуба «Экспресс» вновь постучался уже пожилой человек – это был Н.К.Крутских. Так мастер вернулся в художественную светопись. Посетил он и редакцию газеты «Коммуна». Молодое поколение с уважением смотрело на ветерана, а мы, старики, искренне прижимали его к груди. На этот визит журналист Виктор Силин откликнулся портретным очерком «От доярки до шахини», в котором живописал жизненные коллизии Николая Крутских. Любовь к фотографии Николай Кондратьевич пронёс через всю жизнь. Что бы он ни снимал – пейзажи настроения, жанровые портреты или спортивные состязания – он, как и подобает Мастеру, делает это с любовью и чувством меры. В настоящее время маэстро Крутских довольно успешно осваивает технику цифровой фотографии.

Теперь о другом мэтре – о Владимире Трофимовиче Майорове. Он родился 7 июня 1932 года в глухом брянском селе Бежецы. Нужду и голод познал с детства, наверное, поэтому он так любил всех угощать. После трёхгодичной службы в армии – а служил он на территории Воронежской области – ему-то и приглянулись наши чернозёмные места. До «Коммуны», которой он отдал ровно четверть века, Владимир Майоров успел поработать в районных газетах Брянской области, несколько лет был фотокором многотиражной газеты. Воронежского облпотребсоюза, а с 1968 по 1973 год служил военным фотокорреспондентом Группы советских войск в Чехословакии. Рассказывают, что там за фотографии охотничьих сцен он получил благодарность Генсека Л.И. Брежнева. Мои неоднократные попытки выведать у Трофимыча подробности той встречи долго были безрезультатны, но некоторые детали он всё же рассказал. Как-то во время общего ужина Леонид Ильич Брежнев жестом пригласил фотографа сесть рядом и поинтересовался, чем он может отблагодарить журналиста за прекрасные снимки. «После секундного замешательства я неожиданно для себя самого выпалил: «Леонид Ильич, позвольте мне получить несколько снимков обратно, но с вашей личной печатью на каждом снимке». Так фотограф Владимир Майоров стал в Черноземье единственным обладателем оттиска личной печати Генерального секретаря ЦК КПСС.

Владимир Майоров легко сходился с людьми, причём чем выше по иерархии был человек, тем быстрее Трофимыч располагал его к себе. В редакции это поняли сразу и все ответственные фотосъёмки поручали только ему. Надо сказать, что журавлей в небе он не ловил, но фотосиницу держал в руках крепко. Происходившие события снимал не так много, как мы, но всё главное оказывалось у него на плёнке. Как члену КПСС Майорову поручали фотографировать воронежские делегации на партийных конференциях и съездах. Вечерами он проявлял в московской гостинице «Россия» плёнки, чтобы тут же отправить их ближайшим поездом в Воронеж. Их уже с нетерпением ждали коллеги, и вскоре московские снимки лежали на столе редактора «Коммуны» Владимира Евтушенко.

Бывало, по ночам в фотоотделе, мы срочно изготавливали для гостей подарочные фотоальбомы. Майоров принимал в этом деле самое активное участие. Он мог делать всё – руки у него были золотые. Ещё Трофимовичу удалось пробить в издательстве ЦК КПСС полный набор профессиональной фотоаппаратуры. После этого случая авторитет Владимира Майорова поднялся ещё выше. В 1986 году в зале Дома журналистов состоялась персональная выставка Владимира Майорова. Отзывы о ней были только похвальные.

А вот с его снимком «Сельский детектив» произошла целая история: генерал МВД, увидев на страницах «Коммуны» неряшливого тучного милиционера в донельзя помятой форме, разгневался и распорядился провести служебное расследование… В год 70-летия Советской армии в Доме печати на ул.Генерала Лизюкова, 2, состоялась вторая персональная выставка Владимира Майорова «Стоп-кадр: армейские будни». Эта экспозиция опровергла мнение о том, что тематические выставки ограничивают творческие возможности автора.

Кроме военной техники, жанровых сюжетных снимков армейской жизни, Майоров представил портретную фотогалерею полководцев и рядовых бойцов, серию памятников воинам, павшим в Великой Отечественной войне. А вот сцены охоты командного состава Группы советских войск в Чехословакии, в которой участвовал сам Леонид Брежнев, не выставил. Посчитал нескромным… Один снимок с той выставки и сейчас стоит перед моими глазами. На первый взгляд, обычная вешалка: висят шинели, полковничьи папахи, а в центре несколько возвышается генеральская. Фотография называется «Субординация».

Трофимыч в юности считался заядлым мотоциклистом, а в Воронеже он приобрёл «Волгу» ГАЗ-21 небесно-голубого цвета. Его машина, как и гараж, отличались блеском и чистотой, и мы, его коллеги, по-хорошему завидовали мастеру, который так достойно прожил нелёгкую жизнь. Владимир Трофимович увлекался охотой, любил компанию, умел дружить искренне и бескорыстно. Когда он ушёл на пенсию, третий этаж редакции на Лизюкова, 2, где располагалась фотолаборатория, как-то осиротел...

Трудные послевоенные годы дали отечественной фотожурналистике три яркие личности, причём так уж случилось, что все они из одного села и учились у одного учителя Тресвятской средней школы – Николая Васильевича Ларченко.

Троица – это Василий Песков, Анатолий Рябко и Анатолий Костин. Василия Пескова нынче знает весь читающий и снимающий мир. Выпускник филологического факультета ВГУ и Воронежского аэроклуба А. Рябко – легендарный фотолетописец отечественной военно-воздушной авиации, автор нескольких удивительных фотокниг. Фотохудожник Анатолий Рябко бросил якорь на Кубани. С воронежской журналистикой на всю жизнь связал себя лишь Анатолий Костин.

Анатолий Митрофанович Костин (1935-2009) прожил большую насыщенную жизнь. Детство провёл в селе Орлово Новоусманского района, затем жил в посёлке станции Тресвятская. Песков и Костин жили на соседних улицах села Орлово и учились в разных классах, но общались и дружили. Их сближению способствовали не только природа, соседство огородов, но и увлечение фотографией. Вначале из линз трофейного бинокля они смастерили проектор и вечерами показывали ребятне диафильмы. Затем в их руки попал фотоаппарат «Фотокорр». Началась долгая возня с пластинами, экспозицией, химикатами. Учиться было негде, и многое приходилось осваивать методом проб и ошибок.

После службы в армии Анатолий Костин заинтересовался радиотехникой и к фотографии несколько поостыл, до той поры пока в руки к нему не попалась книга лауреата Сталинской премии Юрия Екельчика «Изобразительное мастерство в фотографии». Книга далекого 1951 года долгое время была настольной книгой тех фотолюбителей, которые творчески относились к своему увлечению. В 1957 году возобновили выпуск журнала «Советское фото», на прилавках магазинов появились фотоальбомы, видовые открытки, иллюстрированные журналы. Друг и земляк Анатолия Костина Василий Песков стал символом отечественной и фотожурналистики, автором многих уникальных фотокниг, таких как «Шаги по росе», «Отечество», «Земля за океаном», «Путешествие с молодым месяцем», «В гостях и дома», и других. Песков сделал всё для «стирания граней» между фотографической и литературной журналистикой. И хотя публиковался Василий Песков в «Комсомольской правде», несколько раз его фамилия под снимками появлялась и на страницах «Коммуны». Ещё одно обстоятельство сближает известного журналиста с «коммуновцами», это то, что Василий Михайлович был частым гостем нашей редакции, много и интересно рассказывал о своих путешествиях по всему миру.

Анатолий же Костин тем временем добросовестно трудился: сначала наборщиком в типографии, а затем фотокорреспондентом. Успел поработать в «Молодом коммунаре», «Коммуне», газете железнодорожников «Вперед», редактировал и выпускал «Воронежский епархиальный вестник». Анатолий Митрофанович отличался аккуратностью, дисциплинированностью, коммуникабельностью и обязательностью, что первостепенно в нашей профессии. Многие его публикации выделялись четкостью и выразительностью композиционного видения. Особую страсть он питал к динамичным, диагональным композициям, причём почти всегда он обрезал свои снимки, оставляя небольшой белый кант – фирменный знак Мастера.

Одно время Анатолий Костин работал бильдредактором и ответственным секретарем, что также говорит о его недюжинных журналистских способностях. Он создал удивительные по силе проникновения портреты писателя Гавриила Троепольского, журналиста, своего земляка и друга Василия Пескова, писателя и редактора Евгения Дубровина, космонавтов Анатолия Филипченко, Андриана Николаева и Виталия Севастьянова, певицы Марии Мордасовой и многих простых людей. Персональные выставки Анатолия Костина состоялись в Союзе журналистов (1985) и в редакции газеты «Молодой коммунар» (2004). О фотокоре Костине была интересная публикация Эдуарда Ефремова в газете «Воронежская неделя».

Кроме увлечения фотографией, Костин собирал досье на знаменитых людей и искренне, как ребёнок, радовался, если ему удавалось что-то прояснить в биографиях великих. Ещё он любил природу и не любил пятницу. Обычно в этот день звонили из обкома и обязывали его быть на съёмках где-нибудь в сельской глубинке...

Выпускник первого набора отделения журналистики филологического факультета Воронежского университета Анатолий Митрофанович Костин был душой компании, любил пошутить и часто рассказывал забавные случаи из своей жизни. Умение посмеяться над собой – не такое уж редкое свойство моих коллег. Так, однажды Костин, заикаясь, рассказал о том, как они с внештатником Борисом Петровым посетили авторемзавод. Первым в кабинет директора зашёл Костин и, сильно заикаясь, стал интересоваться запчастями для редакционной «Нивы». Директор сначала ничего не понял, но когда на помощь фотокору пришёл контуженный и слегка разбитый параличом Петров, директор (игравший в КВН молодой человек) решил, что его разыгрывают. Он начал им подыгрывать и ловко изобразил заику… Костин от неожиданности опешил (по жизни он заикался), но через секунду выдал чётко, совершенно не заикаясь: «Завтра в обкоме партии вам, товарищ директор, объяснят, как надо принимать журналистов партийных изданий…».

Другая, не менее занятная ситуация произошла в тот год, когда у Костина появилось фоторужьё с прикладом и курком. Как настоящее! Всё бы ничего, да Анатолий Митрофанович решил отправиться с ним на съёмку Пленума обкома КПСС. Объектив 300 миллиметров не позволял снимать вблизи, поэтому фоторепортер забился в дальний угол и даже слегка спрятался за занавеску. Он успел сделать несколько кадров и… потерял сознание. Очнулся в соседней комнате лежащим на столе, карманы были вывернуты, фотоаппарат разобран. От волнения Костин стал заикаться ещё больше, так что прояснить он толком ничего не мог. Оказалось, что чекисты приняли его ружьё за гранатомёт. Выручило не редакционное удостоверение, а поручительство редактора «Коммуны» Владимира Евтушенко, который был членом бюро обкома партии и сидел в президиуме пленума.

Теперь поговорим о наших внештатных фотокорреспондентах: Александре Курачеве, Александре Бровашове, Викторе Шумилове, Владлене Вороненкове, Михаиле Волкове, Владимире Петросяне, Александре Петрове, Николае Окосьяне, Пётре Желамском, Юрии Оросе. Самый старший из них – Александр Курачёв, успел принять участие в боевых действиях на фронтах Великой Отечественной войны. Под стать ему и Николай Окосьян, который был моложе всего на несколько лет. Виктор Шумилов – вообще легенда патриотической темы региональной журналистики. Но в «Коммуне» он, к сожалению, печатался довольно редко. Владлена Вороненкова можно представлять как свободного художника. Несомненно, он был настоящим фотохудожником, не совсем оцененным современниками. Владимир Петросян и Пётр Желамский успели поработать в нашей газете на других должностях, но тем не менее свои обязанности они успешно совмещали с любимым увлечением, имя которому – светопись. Александр Петров кроме фотографии серьёзно увлекался радио и музыкой. Со временем эта страсть перетянула его на Воронежское телевидение, где он стал звукооператором.

Фотокорреспондент петропавловской районной газеты Александр Бровашов в этом списке занимает особое место. Такого самозабвенно влюблённого в природу журналиста в нашем окружении больше не было. Если можно так выразиться, он был Василием Песковым местного уровня. Не зря же он дружил с Василием Михайловичем, и тот неоднократно бывал в гостях на петропавловской Толучеевке. Художественно выверенные ландшафты, мир живой природы и профессиональные комментарии к снимкам Александра Бровашова довольно часто публиковались не только в «Коммуне» и «Воронежской неделе», но и в солидных московских журналах.

Михаил Кузьмич Волков оставил о себе добрую память. Честный и порядочный человек, он прожил нелёгкую жизнь. Много снимал, писал статьи и воспоминания о военном детстве, учил школьников и студентов, но до конца в журналистике он не реализовался.

Не сложилось.

Так бывает.

Тем не менее мы с благодарностью вспоминаем Михаила Волкова, который всегда радушно и гостеприимно привечал коллег. Он часто многих вспоминал: фотографа объединения «Работница» Александра Чернявского, военного летчика и фотографа Геннадия Копылова, фотолюбителя и корреспондента газеты Воронежского завода радиодеталей Владислава Мишина, а ещё Бориса Чебышева, Александра Серова, Александра Маслова, Михаила Трухачева, Александра Бурлова, Василия Силаева.

Ещё одно яркое имя в фотожурналистике – Виктор Малород, автор замечательных репортажей и портретов. Виктор Григорьевич родился 14 апреля 1951 года на Урале. После школы окончил Нововоронежский энергетический техникум по специальности «радиотехника». Работал на строительстве пятого энергоблока Нововоронежской АЭС. В это же время Виктор Малород стал публиковать фотографии в районных газетах Новой Усмани и Каширского. В 80-е годы работал фотокорреспондентом каширской районной газеты «Красные зори» и довольно регулярно публиковался в областной «Коммуне». Он участник нескольких фотографических выставок-конкурсов, награжден дипломом Воронежской организации Союза журналистов России. К 60-летию Великой Победы в Нововоронежском Дворце культуры состоялась его персональная фотовыставка, на которой экспонировались выразительные фотопортреты сельских тружеников и работников Нововоронежской АЭС.

Он из числа трудоголиков, которые каждодневно тянут нелегкий газетный воз. Николай Стребков – выпускник отделения журналистики филфака ВГУ – вошёл в воронежскую журналистику как-то тихо и скромно. Но талант не скроешь. Его фотопубликации, снимки__ и текст выгодно отличались от обычного потока прямолинейных и часто поверхностных иллюстраций. Он как никто может остановиться, оглядеться и сделать кадр, который войдёт в историю на многие лета. Долгие годы Николай Васильевич трудился в дорожной газете «Вперёд», затем в «Молодом коммунаре», но подлинного расцвета его фототворчество достигло в «Коммуне». Здесь он раскрылся как тонкий портретист, лирик-пейзажист и крепкий фоторепортёр, не пропускающий кульминацию события, а вскрывающий её внутренний, порой скрытый смысл.

Кроме служения тринадцатой музе на ниве журналистики у Николая Васильевича есть ещё одна, но пламенная страсть: много лет он руководил народным фотоклубом «Экспресс» Воронежского Дворца культуры железнодорожников. Этому объединению креативных фотографов от роду уже больше полувека. За плечами опытного Мастера не одна награда российского и международного уровня, но и сегодня, находясь на заслуженном отдыхе, Николай Васильевич пишет историю воронежской фотографии в лицах.

В юбилейном для фотографии 1989 году, когда мир отмечал 150-летие изобретения светописи, «Коммуна» посвятила этому несколько публикаций. Седьмого февраля газета объявила о фотоконкурсе, посвященном юбилею светописи. Двенадцатого октября напечатана зарисовка о калачеевском фотохудожнике Викторе Игошкине. Пятнадцатого ноября журналист Юрий Поспеловский поместил большой отчёт о фотовыставке в Доме актера. Авторами этой уникальной театральной фотогалереи являлась супружеская пара Варламовых – Николай Сергеевич и Александра Илларионовна. Этой же выставке посвятил свою публикацию «Профессия и призвание» сотрудник областной научной библиотеки имени И.С.Никитина Борис Фирсов.

В ноябре газета откликнулась и на международную выставку «Уорлд пресс фото», которая после Москвы и Ленинграда экспонировалась в воронежском Выставочном зале на улице Кирова. Так, впервые широкая публика российской провинции познакомилась с современными направлениями мировой журналистской фотографии.

В том же году в областном центре состоялся фотографический вернисаж известного литовского фотохудожника Заслуженного деятеля искусств Литвы, члена Международного союза фотохудожников FIAP Римантаса Дихавичюса. Наверное, впервые в стенах воронежского Выставочного зала можно было видеть не только пейзажи и жанровые сценки, но и портреты в стиле «ню».

Фотокорреспондент «Коммуны» Олег Рябченко работал в «лихие 1990-е» и запомнился одновременно мужественным и профессиональным поступком: он вместе с ещё одним воронежцем Алексеем Лазаревым в конце сентября 1993 года отправился в столицу, чтобы своими глазами увидеть и зафиксировать расстрел «Белого дома». Надо ли говорить, что их фотоматериалы прошли на ура во всех воронежских СМИ. Кстати, Алексей Лазарев через несколько лет получил из рук президента Бориса Ельцина премию «Золотое перо» и возможность работать в «Комсомольской правде». Олег же Рябченко предпочёл бизнес.

А вот Сергей Губанов пришёл в газету из службы быта. Однако снимать в фотоателье долго ему не пришлось, побороло желание фиксировать жизнь как она есть. И вот уже много лет Сергей Юрьевич успешно трудится фотокорреспондентом воронежских газет.

Несколько лет – в конце 90-х, начале 2000-х годов – Губанов трудился в редакции «Коммуны». Им были сделаны первые цифровые снимки, которые сегодня составляют основу цифрового фотоархива редакции. Его острый взгляд и журналистское чутьё были замечены и отмечены. Губанов – лауреат премии областной Думы и областной администрации в 1998 году, призер городского фотоконкурса в номинации «Новости года», «Событие», «Влюбленные», участник регионального конкурса «Фотограф. Новый век».

Ну а теперь пришла очередь рассказать мне и о себе.

И хотя родился я в Астраханской области, а двадцать лет прожил в Чечне, себя считаю воронежцем, где живу и тружусь с 1971 года. Начинал фотографом на заводе имени В.И.Ленина, затем – в строительном тресте № 5. В 1979 году окончил отделение журналистики филологического факультета Воронежского госуниверситета. Двадцать лет преподавал курс фотожурналистики и фоторекламы на факультете журналистики. Работал фотокорреспондентом воронежских газет «Молодой коммунар», «Воронежский курьер», «Независимый курьер». Первая же моя публикация в прессе появилась в газете «Комсомольское племя» (г. Грозный) в далёком уже 1967 году. В 70-е годы за ряд публикаций в журнале «Журналист» меня приняли в члены московского фотоклуба «Фотожурналист».

С 1971 года по настоящее время являюсь членом воронежского фотоклуба «Экспресс», последние годы – председатель правления этого творческого объединения. Заведую отделом иллюстраций областной газеты «Коммуна».

Являюсь автором более десяти публикаций по истории и проблемам изобразительной журналистики, участник и призер около 60 выставок-конкурсов художественной и документальной фотографии. Таких как Десятый международный конкурс «За социалистическое фотоискусство» «Пентакон – ORVO», Прага (1977), международный конкурс «Малый формат-75», Варшава; международный конкурс «Щит города Брно» (1975, 1981,1985); 63-й фотосалон в городе Клиши (Франция); международный фотоконкурс «Молодежь и социализм», Прага; Всесоюзная выставка, посвященная ХХVII съезду КПСС, Москва; Фотоюморина в Болгарии, София (1988); Межклубная выставка художественной фотографии «Даугавпилс-85». А также участник коллективных фотовыставок в Николаеве (1984), Перми (1986), Куйбышеве (1986), Днепропетровске (1986), Москве, (1972,1976,1977,1985, 1986,1995), Луцке (1986), Армавире (1980,1995), Североморске (1986,1987), Саратове (1987), Нарве (1987), Гродно (1982), Запорожье (1986), Гомеле (1985), Мурманске (1987), Воронеже (2007), Нововоронеже и других городах нашей страны.

Помнится, в 1986 году я организовал на третьем этаже тогдашнего Дома печати на улице Генерала Лизюкова,2, свою персональную выставку. Она как бы подводила итог моей десятилетней работе в молодёжной прессе. Газета «Коммуна» 31 мая откликнулась на своеобразный фотоотчёт заметкой художника газеты Анатолия Лося «Фоторепортёр Михаил Вязовой». Осенью того же года редактор «Коммуны» Владимир Яковлевич Евтушенко пригласил меня в «Коммуну». Затем были творчески насыщенные годы работы в главной газете региона. Наиболее выразительные снимки, созданные за эти годы, вошли в авторский фотоальбом «Воронеж и воронежцы», который вышел в свет в издательстве «ЭКОС» в 2010 году. В 2011 году по совокупности сделанного на ниве фотожурналистики и художественной светописи я стал лауреатом премии в номинации «Достояние культуры Воронежа».

Не могу не вспомнить хотя бы некоторые курьёзные случаи из моей газетной практики. Дело было в июне 1991 года. В Воронеж впервые прибыл первый президент России Борис Ельцин. В аэропорту его встречала свита руководителей и журналистов. Я, как обычно, взял камеру и новую вспышку. Вечер, через час стемнело, а самолет все не прилетает. И вот, наконец, лайнер с первым лицом государства выруливает к нам, встречающим. Все устремляются к президенту. А я от горя чуть не плачу: отечественная вспышка с моей японской камерой оказалась несовместимой. Что делать?! Принимаю единственно верное, хотя и рискованное решение: ловить чужие блицы. Ставлю выдержку на В, диафрагму от фонаря – 5,6 и ловлю момент, когда сработают вспышки коллег. Успел снять несколько кадров. Два из них оказались вполне приличными – резкими и хорошо освещенными сразу несколькими блицами. Наутро коллеги даже завидовали мне: как это я умудрился осветить президента с трех сторон?

Вторая история – вообще казус. Чечня, февраль 1994 года. Утром всех иностранных и российских журналистов запустили в президентский Дворец, отобрали средства связи и сказали: «Ждите, вечером вас пригласят на пресс-конференцию с Джохаром Дудаевым». Понятно, что все изнывали от вынужденного безделья. «Повезло» лишь мне. Среди охранников встретился чеченец, мой однокурсник по училищу культуры, который активно принялся угощать нас вином из президентского буфета. Понятно, что к вечеру я был уже «не тот». Пригласили в кабинет. Всех обыскали, кроме меня. По углам – автоматчики, у некоторых «воинов ислама» ещё и пулеметы и гранаты. Атмосфера напряженная, и снимать было неудобно – лучшие места заняли журналисты европейских СМИ. И тут меня прорвало: встал и, обращаясь к президенту, выпалил: «Дорогой Джохар, что-то вас из-за стола плохо видно. Будьте любезны, подложите что-нибудь под сиденье и наденьте на голову генеральскую фуражку. Вот, теперь совсем другое дело!» – бесцеремонно сказал я, щелкая затвором.

Встреча продолжалась недолго, каждый мог задать только один вопрос. Когда она закончилась, собкор «Комсомолки» Виктор Ткачук бухнул: «Ну, ты, Водяной, и даешь…я думал тебя арестуют».

Отрезвление пришло в гостинице «Кавказ». Стал готовиться к завтрашнему дню и решил перемотать пленку. Кручу головку обратной перемотки и – о, ужас! – она так легко вращается, как будто пленки в камере нет. Так оно и оказалось. Пленку я вытащил еще утром, а новую забыл вставить. Пришлось утром покупать все местные газеты и переснимать официальный портрет президента. После этого случая дал себе зарок: на съёмке – ни капли спиртного.

Однажды отправился в командировку на служебном автомобиле в будничной рабочей одежде. Приехали в Россошь. Коллеги пошли в райком партии, а я из-за своего непрезентабельного внешнего вида решил далеко от машины не отлучаться. Купил булочку, бутылку кефира и только расположился на скамейке, как кто-то легонько толкнул меня в бок: «Что, паря, бомжуешь?» Я чуть не подавился, а незнакомец продолжал: «Ничего, не тушуйся, я вначале тоже стеснялся своего незавидного положения…»

Другой случай также был связан с костюмом, слава богу, не моим. В мае в нашей редакции появилась молодая прехорошенькая особа. И нам вдвоём предстояло сделать репортаж с заседания областного партийно-хозяйственного актива. На вопрос Аллы: «Как одеваться?» я ответил: «Как в театр». И она явилась в большой голубой шляпе, розовой блузке с декольте, мини-юбке, а на ногах – туфли на высоченных каблуках. Понятно, что весь мужской состав в зале смотрел не на президиум, а на мою спутницу. Её робкие попытки спрятаться за мою спину успехом не увенчались. Так, сама того не ведая, она чуть не сорвала важное политическое мероприятие.

Ещё одна история случилась на Северном Кавказе. И угораздило же нас, троих воронежских журналистов, оказаться в «горячей точке». Горы – справа, значит, нам налево. Решили путь сократить и пройти через заросшее бурьяном поле, но что-то меня остановило. Уж больно заросшая оказалась тропинка, даже паутина на ней не порвана. Свернули в сторону к лесополосе. Через час вышли на российский блок-пост, где нас встретили очень настороженно. Обыскали, проверили документы.

– Почему наблюдатель на перекрёстке не сообщил о вас?

– Так мы через поле шли.

– Как через поле, оно же заминировано?!

Мы вмиг будто остолбенели…

Время неумолимо. В фотожурналистику приходят молодые и одаренные. И один из них – Константин Толоконников.

Впервые мы познакомились с ним заочно на городской выставке «Мир глазами молодых». После второго тура отбора разложили снимки призёров по номинациям и обнаружилось, что безусловным лидером состязания является Костя Толоконников. Он стал победителем сразу в четырёх номинациях. Особо хороши были снимки с высоты птичьего полёта. Такое ощущение, будто сам стоишь на горе и перед тобой необъятные дали… Толоконников, тогда студент пятого курса Воронежского технического университета, два года обучался творческой фотографии в молодёжной студии Андрея Паукова (Центр дополнительного образования «Созвездие»). Затем четыре года мы с Константином работали в фотоотделе «Коммуны». Не могу сказать, что я его учил, так, скорее, опекал и присматривался к нему, пытался понять, почему он снимает не так, как в своё время учили меня. Словом, парень вырос и хорошо, что перерос своих учителей. Дело не только в тех достижениях и фотографических высотах, которых, безусловно, достиг Константин. А их у него немало. Только за два года его творческое портфолио пополнилось сразу несколькими наградами российского и международного уровня. В 2008 году фотокорреспондент газеты «Коммуна» Константин Толоконников стал победителем регионального конкурса на соискание премии имени Василия Кубанёва в номинации «Творческая фотография», получил президентскую премию по поддержке талантливой молодёжи в рамках национального проекта «Образование».

На следующий год он стал дипломантом Четвёртого всероссийского фестиваля художественного творчества «Я вхожу в мир искусства», а на инновационном форуме «Селигер-2009» он стал номинантом российского форума «Прорыв». На форум победителей он представил серию фотографий «Город, в котором я живу».

В 2015 году Константин Толоконников – победитель фотоконкурса «Самая красивая страна». В номинации «Живая история» он выставил серию пейзажей «Времена года», за что и был награжден премией Русского географического общества.

Толоконников – мастер новой волны, нового поколения фотографов-художников, которые своё слово ещё не сказали. Хочется думать, что фотография для них – это не только работа, а способ выразить свои мысли, чувства, настроения. Так, как это было и у нас, представителей старшего поколения фотокорреспондентов газеты «Коммуна».

Михаил ВЯЗОВОЙ


Участники агитперелёта, 1925 год. Фото из архива «Коммуны».


Первый колхозный тракторист, начало 1930-х годов.Фото из архива «Коммуны».


На Октябрьской демонстрации (крайний справа – заместитель
редактора «Коммуны» В. Докукин). Фото из архива«Коммуны»


Фотокорреспондент «Коммуны» Ханаан Копелиович.
Фото из архива «Коммуны».


Писатель Николай Задонский. Фото Владимира Нейно.


Никита Хрущёв на воронежских полях. Фото Александра Раг озина .


Юрий Гагарин – на Брянщине. Фото Владимира Майорова


Фидель Кастро и Алексей Косыгин в Воронеже. Фото Николая Крутск их.


Писатель Гавриил Троепольский с Бимом.
Фото Анатолия Костина .


Космонавт Анатолий Филипченко.
Фото Анатолия Костина.


Атомная подводная лодка «Воронеж»,Североморск, 1996 год.
Фото Николая Стребк ова .


Мария Мордасова: концерт для одного солдата.
Фото Михаила Вяз ового.


Губернатор Воронежской области Алексей Гордеев
и журналист и писательВасилий Песков.
Фото Константина Толоконн икова .



Плюсануть
Поделиться
Класснуть